АДАМ ДЕ ЛА АЛЬ

Адам де ла Аль (или устар. де ла Галь; Adam de la Halle), по прозвищу — Аррасский горбун (le Bossu d’Arras) — французский поэт, драматург, композитор, трувер второй половины XIII века.

ад1208Родился около 1238 года в  Аррасе — умер около 1286 года в  Неаполе.

О биографии этого трувера, не только замечательного драматурга, но и выдающегося лирического поэта, сохранились лишь отрывочные сведения. Вопреки прозвищу, горбуном он не был — прозвище перешло по наследству, но зацепилось — один из современников шутил насчет «аррасца, что рифмует так горбато».

Он происходил из пикардийского города Арраса и был сыном зажиточного буржуа. Воспитывался в аббатстве Боксель, в Камбре. Образование получил в Цистерцианском аббатстве близ Камбрэ, возможно учился также в парижском университете.  Принадлежал к духовному званию, но отказался от принятия сана. Затем он вернулся в родной город и женился. Вскоре, однако, тяга к путешествиям, любознательность и жажда приключений взяли верх, и он, покинув семейный очаг, отправился в Париж. О пребывании де ла Аля в Париже нам мало что известно. Ясно лишь, что именно в это время он завоевывает широкую популярность как поэт и музыкант (особенно примечательны сочиненные им мотеты — хоровые песни без сопровождения инструментальной музыки).

Он вошел в свиту графа Робера д’Артуа, вместе с которым в 1282 году отправился к Карлу Анжуйскому, королю Сицилии, в Неаполь. После смерти Карла в 1285 году Адам де ла Аль посвятил ему поэму «Король Сицилии». Во время пребывания в Неаполе была создана «Игра о Робене и Марион» — наиболее крупное и значительное, произведение поэта-композитора. В 1286 или 1287 году Адам де ла Аль скончался там же, в Италии. Он прожил жизнь, полную страстного увлечения поэзией, музыкой, театром.

«Прощания». V.

Прощай, Любовь! Тебя милее

И радостней, и веселее

Одни лишь райские сады.

С тобой ученье шло живее,

Я бросил книги, не жалея –

И не увидел в том беды.

Те, кто в намереньях тверды,

Сберут всегда твои плоды,

Из-за тебя теперь в цене я,

И вознаграждены труды –

Я куртуазности лады

Постиг заботою твоею.

Как поэт и композитор Адам де ла Аль продолжил традиций своих соотечественников, аррасских труверов, но в то же время он превзошел их, создавая многоголосные вокальные произведения (например, рондо, баллады), а также положив начало музыкально-театральному жанру — театрализованной пастурели с музыкой.

Из его драматических произведений (единственные образцы во французской литературе до XV века) сохранились две небольшие комедии. Из поэтических произведений – 36 одноголосных песен (шансон), не менее 18 jeux partis (песни-диалоги куртуазного содержания), 16 рондó, 5 политекстовых мотетов. Произведения де ла Аля впервые собраны и изданы Эдмоном де Куссемакером в 1872 году.

В комедии «Игра в беседке» (или «Игру под листвой») написанной  около 1262 года в Аррасе. Она была разыграна там же в Аррасе в поэтическом и театральном кружке — пюи. Автобиографические мотивы сочетались с фольклорно-фантастическими; бытовые сцены содержали выпады против церковников и зажиточных горожан. Адам де ла Аль обладал богатым воображением. Его сатирические издевки то тонки, то, наоборот, грубоваты, но всегда метки и остроумны. «Игра в беседке» — произведение, пронизанное духом веселья, жизнерадостности, молодого задора и вместе с тем обладающее незаурядными познавательными качествами.

В драматургической ткани пьесы явственно различаются три линии: лирически-бытовая, сатирически-буффонная и фольклорно-фантастическая. Первая часть «Игры в беседке» рассказывала о решении юноши Адама уехать в Париж, чтобы обучиться наукам; тут была сцена с отцом, метром Анри, который, ссылаясь на болезнь, отказывал Адаму в деньгах для поездки в Париж. Затем следовало поэтическое воспоминание Адама о его любви к супруге, ныне уже угасшей. Незаметно к бытовому элементу примешивалась сатира. Появлялся лекарь, устанавливавший болезнь метра Анри — скупость. Той же болезнью, оказывается, страдали большинство богатых граждан Арраса, чьи имена перечислял лекарь. Неожиданно сатирический строй пьесы сменяется сказочным. Колокол возвещает приближение фей, приглашенных Адамом на прощальный ужин, ~- ведь временем действия пьесы была Иванова ночь. Однако сказочные феи удивительно напоминали городских кумушек-сплетниц. И сказка снова оборачивалась былью — на смену феям приходили забулдыги, а место действия переносилось в кабачок, где шла всеобщая попойка. Опьяневший монах оставлял в залог священные реликвии, которые он только что благочестиво рекламировал. Но и этот эпизод внезапно обрывался. По звуку колокола все направлялись на поклонение иконе девы Марии.

«Игра в беседке» — весенняя пьеса на местном материале, поданная в шуточно-сатирическом (отчасти в фантастическом) плане. Жанровый разнобой «Игры в беседке» говорит о самом зачаточном состоянии драматургии. Этот смешанный жанр носит название «pois piles» — «толченый горох», — что по смыслу означает «всего понемножку». В этой пьесе всего лишь однажды звучит мелодия.

Зато в другой наиболее известной комедии де ла Аля «Игре о Робене и Марион», написанной для придворного спектакля в Неаполе, музыка занимает очень много места: стихотворные диалоги чередуются с простыми короткими песенками (по-видимому, частью бытового происхождения). Нечто подобное можно наблюдать и в средневековых стихотворных романах (как «Роман Розы» и другие), где поэтический текст перемежается песенными фрагментами. В «Игре о Робене и Марион» это происходит на сцене.

В этой пьесе сильно сказывается влияние провансальской и итальянской лирики. Сценки наивных разговоров влюбленных — пастуха Робена и пастушки Марион, их пляски и игры показаны в пьесе так живо, что нет сомнения — автор должен был видеть и любить сельских забавников и городских гистрионов. Он вносит «Игру…» и элемент социальной критики: идиллическую пастораль на мгновение сменяет сцена похищении .Марион злым рыцарем Обером. Однако это лишь на мгновение (рыцарь поддается на просьбы девушки и отпускает ее), а потом — снова пляска, традиционные игры крестьян в «короля и королеву», смех, пение и соленый народный юмор.

Краткое содержание пьесы. Пастушка Марьон поёт о своей любви к Робену. Мимо проезжает рыцарь, потерявший на охоте сокола. Ему симпатична простота Марьон, и он предлагает ей уехать с ним. Но Марьон остаётся верна своему Робену, и рыцарь едет дальше. Появляется Робен. Они садятся завтракать, и Робен развлекает Марьон танцами. Марьон хочет, чтобы с ними танцевали и другие юноши и девушки деревни. Робен идёт в деревню и зовёт друзей на праздник. В это время через луг вновь проезжает рыцарь. Он вновь предлагает Марьон стать его подругой. За Марьон вступается Робен, но рыцарь без труда валит его на землю, жестоко избивает и насильно увозит Марьон с собой. Пришедшие из деревни друзья утешают Робена. Однако слёзы невинной Марьон растрогали рыцаря, и он отпускает её к Робену. День заканчивается играми и танцами. В отличие от других современных ей представлений это не драматизация какого-то текста, а монтаж, проделанный на основе традиции пастурелей вообще. В пастурели рыцарь обычно заявляет о себе в первом стихе, с помощью фразы типа «Однажды ехал я верхом…»; затем он встречает пастушку, которая в этот момент нередко поет. В игре Адам сперва выводит на сцену Марион: она распевает текст со множеством типических элементов, сразу задающий тон; затем появляется рыцарь, поющий свою вводную формулу. Ситуация развивается в диалоге; рыцарь уезжает, распевая. Появляется Робен: следует песенный, затем разговорный диалог с Марион. Это весьма свободное чередование продолжается вплоть до последнего, 780-го стиха.

Быт народа, его здоровый взгляд на мир, когда прелесть поцелуя воспевается рядом со сладостью еды, приготовленной для свадебного пира, а речь, близкая к народному говору, звучит в поэтических строфах — псе это придает особое обаяние этой древнейшей пьеске европейского театра. 28 песен, перенесенные в «Игру…» из сельского быта, показывают, как близко было произведение французского трувера из Арраса к народным игрищам.

«Игра о Робене и Марион» ( Jeu de Robin et Marion)  - первая пьеса, где драматическое действие гармонично соединялось с музыкой, возможно, первая нерелигиозная пьеса европейского театра. В творчестве Адама де ла Аля сочеталось народнопоэтическое начало с сатирическим. В его произведениях были зачатки будущего театра Возрождения.  Сатирическое начало народных зрелищ драматургии Адама де ла Аля нашло свое продолжение в фарсах, героями которых были то  ярмарочный зазывала, то врач-шарлатан,то циничный поводырь  слепца. Однако жанр фарса достиг своего расцвета лишь в XV веке.

Эта пьеса также является отдаленным прототипом комической оперы. Будущее, даже далекое будущее показало, что комедийный спектакль с большим участием музыки, близкой бытовым традициям, — подлинно французский жанр: это подтверждается предысторией комической оперы в XVIII веке и рождением оперетты в XIX веке.

Рондо

Я с красотками прощаюсь:

Уезжаю

В край чужой, по ним тоскуя.

Как скорблю я расставаясь,

И вздыхаю!

Я с красотками прощаюсь –

Уезжаю.

Принцем лишь для них, признаюсь

Быть мечтаю.

И, кляня судьбу такую,

Я с красотками прощаюсь,

Уезжаю

В край чужой, по ним тоскуя.

Сохранился также ряд поэтических произведений Адама де ла Аля среди которых особое место занимают «Прощания». Они написаны в развитие традиции, заложенной Жеаном Боделем, но де ла Аль производит типичную для средневековья перестановку с ног на голову. «Прощания» Боделя и его младшего современника Бода Фастуля – «последнее прости» людей, отправляющихся в лепрозорий, т.е. фактически на тот свет, и это прежде всего благодарности остающимся. Адам пишет свой текст перед отъездом — то ли в Дуэ, то ли в Париж, то ли в Неаполь; то ли скрываясь от налоговой, то ли для учебы, то ли с графским двором (и то, и другое, и третье имело место). Никакого трагизма, наоборот — радость сказать всем этим людям, что он о них думает, — с сохранением отчасти стилистики, но главное строфической формы памятных современникам прежних «Прощаний». Практически все упоминающиеся персонажи — аррасские багатеи той поры, известные, в частности, и по судебным постановлениям: неуплата налогов, нецелевое расходование казенных средств, мошенничество с недвижимостью.

Сир Пьер Пусен, прекрасный сир!

Мне свет пустынен стал и сир

Коль вас покинуть надлежит.

Пускай Господь вам дарит мир,

А мне найдется ль эликсир –

Ведь сердце помнит и болит?

Аррас упадком знаменит,

Но ваш приезд ему сулит

И славу, и роскошный пир,

Верней, чем здешний скудный быт.

Никто заботой не забыт,

Коли хозяин щедр и щир.

Адам де ла Аль был выдающимся музыкантом; В своих многоголосных вокальных сочинениях он обращается тем же формам баллады, рондо, виреле, что и в одноголосных песнях, но создает трехголосные композиции. Ко времени их возникновения (с конца 1260-х годов) многоголосие во Франции достигло значительного развития и формы его были сложны, если не изысканны, ритмические соотношения голосов поражали своей замысловатостью, господствовала линеарность, общий стиль граничил с готикой.

У Адама де ла Аля трехголосный склад прост и неприхотлив, преобладает движение типа «нота против ноты», текст произносится всеми голосами вместе (хотя один из них может быть более подвижен, чем другие), встречаются параллельные квинты и кварты, а целое может завершаться, например, тем же построением, с которого начиналось произведение, — как это бывало в одноголосном складе. Мелодии произведений Адама де ла Аля ценны как образцы французской бытовой песенно-танцевальной музыки.

Прощания. VI.

Подруга милая! Не скрою –

Тебя покину я с тоскою,

Другие — что? Всего больней

Тебя оставить за спиною.

Пусть сердце будет здесь, с тобою,

А я пойду стезей своей –

Искусным стать хочу скорей,

Для вящей гордости твоей –

Прославлена ты будешь мною.

Чтобы хлеба собрать верней,

Бывает пар и для полей –

И сев не каждою весною.

 

При перепечатке данной статьи или ее цитировании ссылка на первоисточник обязательна: Копирайт © 2010 Вячеслав Карп — Зеркало сцены.

 

АДАМ ДЕ ЛА АЛЬ в библиотеке «Зеркало сцены»

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.