АДДИСОН ДЖОЗЕФ

Джозеф Аддисон (Joseph Addison) —  публицист, драматург, политик и поэт, который стоял у истоков английского Просвещения.

ад6363Аддисон оспаривает у Ричарда Стила и Даниэля Дефо звание первого журналиста в истории Европы. Помимо журнальных статей и политических стихов, его перу принадлежит популярная в XVIII веке трагедия «Катон».

Родился 1 мая 1672 года в Эймсбери. Его отец Ланселот Аддисон - настоятель соборов в Личфильде и Ковентри. Когда в 1683 году его отец стал настоятелем собора в Личфилде, Джозеф поступил в местную школу латинской грамматики.

В 1686 году был принят в Чартерхаус-скул в Лондоне, где познакомился с Ричардом Стилом, который станет его соавтором на протяжении большей части жизни.

С 1687 по 1699 год учился в Оксфордском университете, сначала в Куинз-колледже, затем в Модлин-колледже. В 1691 году он стал бакалавром, в 1693 году магистром. В 1698 году Аддисон поступил в аспирантуру Модлин-колледжа. В Оксфорде сохранилась аллея Аддисона, по которой любил прогуливаться литератор.

Его стихотворное послание к королю Вильгельму (1695) обратило на него внимание лорда-хранителя печати и графа Галифакса - двух влиятельных представителей партии вигов.

При финансовой поддержке своих покровителей Аддисон предпринял в 1699—1704 годах. продолжительное путешествие по Европе. Во время пребывания в Италии Аддисон направлял на родину стихотворные послания и заметки в прозе. Опубликованному в 1697 году драйденовскому переводу «Георгик» Вергилия было предпослано вступительное слово Аддисона.

«Для счастья нужно что-то делать, что-то любить и во что-то верить». Дж. Аддисон.

По возвращении в Лондон (1704) Аддисон был принят в члены литературно-политического кружка вигов (Kit-Cat Club), в который помимо его покровителей входили видные драматурги Уильям Конгрив и Джон Ванбру. В августе до Лондона дошли новости о победе герцога Мальборо под Бленгеймом. Аддисон отозвался на известие восторженной одой, которая получила высокую оценку в кругах вигов и доставила автору лестное предложение занять в правительстве синекуру, ставшую вакантной после смерти Джона Локка.

Когда в мае 1705 года виги одержали победу на выборах, перед Аддисоном открылись новые перспективы. Он занял пост заместителя государственного секретаря и возобновил знакомство со Стилом. Последнему он не только помогал при написании пьесы «Нежный муж», но и обеспечил для него место издателя правительственной «Лондонской газеты».

Джозеф Аддисон. Портрет кисти Кнеллера. Около 1703-1712 гг.

Джозеф Аддисон. Портрет кисти Кнеллера. Около 1703-1712 гг.

В 1707 году на сцене была поставлена опера Аддисона «Розамунда» (Rosamond), не имевшая успеха.

В 1708 году он избрался в парламент, однако на исходе года отбыл в Ирландию в качестве секретаря ирландского наместника графа Уортона.

«Зачаточным умением каламбурить наделены, в сущности, все, только у обычных людей эти ростки остроумия сдерживаются логикой и здравым смыслом, а у человека талантливого они дают пышные всходы». Дж. Аддисон

Во время пребывания Аддисона в Ирландии его товарищ Стил стал трижды в неделю выпускать сатирико-нравоучительный журнал «Tatler» («Болтун»), призванный представлять лондонской публике наглядные примеры джентельменского поведения и хорошего вкуса. Аддисон время от времени пересылал Стилу для публикации собственные материалы, а после возвращения в Лондон зимой 1709 года взял на себя бремя сочинения всех публиковавшихся в «Татлере» статей.

Издание журнала продолжалось до конца 1710 года. После поражения вигов на выборах Аддисон распределял своё время между парламентской деятельностью и общением с завсегдатаями клуба «Кит-кэт», среди которых ему в этот период был особенно близок Джонатан Свифт (впоследствии он перешёл в стан тори). Успех «Татлера» вдохновил Стила и Аддисона на издание нового журнала в том же духе. На этот раз инициатива принадлежала Аддисону, который видел задачу издания в том, чтобы «вывести Просвещённость из чуланов и библиотек, школ и университетов и поселить её в клобах и ассамблеях, в кофейнях и за чайными столиками».

Этот модный журнал, выходивший шесть раз в неделю под названием «Spectator» («Наблюдатель», «Зритель») с марта 1711 по декабрь 1712 года, представлял читателям не только политические новости, литературные новинки, обзоры последних веяний в мире моды, но и серьёзные критические разборы. Издатели стремились не столько потакать вкусам публики, сколько возвышать их уровень. Пожалуй, наибольшим успехом в «Зрителе» пользовались очерки, посвященные сэру Роджеру де Коверли и его друзьям. Перед читателями «Наблюдателя» проходили галереи модных чудаков, сопровождаемые забавными карикатурами. Особенным успехом пользовались еженедельные эссе Аддисона о мильтоновском «Потерянном рае» — произведении, в то время почти забытом. Аддисон сочинил для «Зрителя» 274 очерка, которые подписывал одной из четырех букв C.L.I.O., составлявших имя музы истории.

Ежедневно по Лондону расходилось до 3000 экземпляров «Наблюдателя», что по тем временам было рекордом, а после закрытия журнала его 555 номеров были переизданы в семи книжках. В 1714 году Аддисон при содействии двух помощников сочинил и издал ещё 80 номеров «Наблюдателя». На протяжении всего XVIII века издание Аддисона и Стила оставалось образцом общественно-публицистического журнала — ему подражали во Франции, России и других уголках Европы.

«Книги — это имущество, завещаемое умом человечеству, предназначенное для передачи из поколения в поколение, на пользу тем, которые со временем родятся». Дж. Аддисон

В апреле 1713 году королевский театр Друри-Лейн поставил трагедию Аддисона «Катон». Эта трагедия положила начало развитию драматургии просветительского классицизма. Трагедия «Катон» отвечает требованиям поэтики классицизма: в ней использован античный сюжет, прославлены гражданские доблести героя, готового покончить с жизнью, когда его идеалы отвергнуты обществом.

Актер Джон Кембл в роли Катона.

Актер Джон Кембл в роли Катона.

Аддисон, следуя источникам, показал твердость нравственных принципов и непреклонность Катона Утического, но вместе с тем его позиция отличается сложностью. Известно, что образ Катона привлек внимание Бена Джонсона, который в трагедии «Заговор Катилины» показал жестокость Катона, убедившего сенаторов вынести смертный приговор главарям заговора - и в этом сказалась оценка «Порохового заговора» 1605 года. Позднее в драме «Цезарь и Помпей» Джордж Чапмен выразил скептическое отношение к самоубийству Катона. Чапмен оправдал Юлия Цезаря от обвинений в тирании, показал, что ни Катону, ни другим своим врагам Цезарь не угрожал, что народ римский приветствовал победителя и даже Брут примирился с Цезарем. Двойственное отношение к самоубийству Катона проявил и Монтень: если в первой книге «Опытов» он восхвалял благородное деяние Катона, то в поздних очерках изменил оценку, утверждая, что больше стойкости и доблести в поведении Регула, который перенес мучения в плену, чем в самоубийстве Катона.

Трагедия «Катон» была восторженно принята всеми зрителями независимо от их партийной ориентации: ее приветствовали и потерпевшие поражение на выборах виги и лидеры победившей партии тори. Сохранились и критические оценки трагедии, упреки в риторичности и даже двусмысленности. Между тем возможно иное объяснение актуальности трагедии в момент, когда она шла в театре. Это был период, когда закончилась война между Францией и Англией в борьбе за «испанское наследство», и политики по-разному относились к Утрехтскому миру. Различное отношение вызывала и колониальная политика английского правительства и положение в Шотландии.

Существенная особенность драматического конфликта Аддисона в преобладании любовной темы, именно любовь определяет во многом поведение персонажей, — и в этом серьезное отличие трагедии от исторической драматургии Шекспира и других елизаветинских драматургов: в произведениях исторического жанра в основе развития действия всегда лежат политические и социальные конфликты, поэтому «Катон» в строгом смысле слова не является исторической трагедией, это нравственно-политическая драма в духе классицизма. С самого начала в диалоге сыновей Катона — Марка и Порция — возникает тема любовной страсти, если Порций призывает Марка в борьбе против тирана, то для Марка главный смысл жизни — любовь Лючии, дочери сенатора, хотя он принимает участие в войне и гибнет в сражении.

Семпроний предает Катона после того, как тот отказался выдать за него дочь, и надеется, что в благодарность за измену Юлий Цезарь отдаст ему Марсию. В нескольких сценах развивается конфликт между любовью и человечностью — Порций, зная, что Лючия предпочла его Марку, все же отказывается от любви, чтобы спасти брата от страданий, и конфликт разрешен только смертью Марка.

Катон готовит самоубийство, как оно описано в источниках, прежде всего у Плутарха. Он призывает друзей не оплакивать смерть Марка, погибшего в битве, не оплакивать личные потери:

Слезы нужны Риму:

Владычица мира, центр империи,

Кормилица героев, восторг богов,

Рим, усмиривший гордых тиранов земли,

Освободивший народы, Рим более не существует.
О свобода! О доблесть! О моя страна!

…Прощайте, друзья (Акт IV, сц. 3).

Плутарх сообщает, что незадолго до самоубийства Катон читал диалог Платона «О бессмертии души» — и в трагедии об этом упомянуто. При этом Аддисон создает предсмертный монолог, где идея вечности этических ценностей дополнена сомнением при мысли о будущем. Он не знает, что его ждет после смерти, будет ли его душа свободна от разрушения материи и сохранит ли его бессмертную славу, если погибнут миры. И в момент смерти, когда он узнает о счастье своих детей, о вознагражденной любви, он произносит реплику — «возможно, я поспешил» — его сомнения в предсмертном монологе и последняя реплика и создают двойственность в оценке самоубийства Катона Утического. Жизнь побеждает, побеждают мир и любовь, политическое поражение не означает гибели жизненных ценностей — не потому ли Аддисон ввел тему сомнения в финальных сценах трагедии?

Аддисон утвердил в трагедии гражданскую тематику; используя сюжет из римской истории, он ввел в пьесу ситуации и сентенции, имевшие злободневный политический характер. Сюжет «Катона» послужил основой для создания пьес на эту тему другими драматургами («Катон Утический» Дешана – 1715 г., «Умирающий Катон» Готшеда – 1732 г.).

Постановка наделала много шума и не сходила с английских подмостков до конца столетия.

«Трудно себе представить, что сталось бы с человеком, живи он в государстве, населенном литературными героями». Дж. Аддисон

Смерть королевы Анны в 1714 году создала предпосылки для возвращения Аддисона к государственной деятельности. До приезда из Ганновера будущего Георга I Аддисон исполнял обязанности секретаря при регентах, а в 1717 году был назначен государственным секретарём. В том же году он женился на Шарлотте, графине Уорвик, за которой ухаживал почти двенадцать лет и водворился в её роскошной кенсингтонской резиденции Холланд-хаус.

В связи с новыми обязанностями литературная деятельность Аддисона пошла на спад, а его отношения с соратниками по издательской деятельности стали портиться. Комедия «Барабанщик» была поставлена в Друри-Лейн на условиях анонимности автора. Комедия «Барабанщик», явилась одним из первых образцов просветительской нравоучительной комедии XVIII века.

В первой половине 1716 года Аддисон публиковал свои эссе на политические темы. Со Стилом он рассорился из-за билля о правах пэрства, меж тем как язвительный сатирик Поуп вывел его в самом неприглядном виде в своём стихотворном «Послании доктору Арбутноту».

Умер Джозеф Аддисон17 июня 1719 года у себя в Холланд-Хаусе в Лондоне в возрасте 47 лет. Похоронили его в Вестминстерском аббатстве подле могилы лорда Галифакса.

«По кладбищам, могильным плитам и эпитафиям можно судить о нации, ее невежестве или благородстве». Дж. Аддисон

Похвалы доктора Джонсона, которых удостоились эссе Аддисона, посмертно возвели его в число самых авторитетных и, по оценке Британской энциклопедии, влиятельных мастеров англоязычной прозы. Историки английской литературы отмечают его заслуги в подготовке английского реалистического романа XVIII века.

На развитие английской литературы и театра оказали большое воздействие эстетические взгляды Аддисона. Художественный вкус в узком смысле слова онтрактует с учетом как природных задатков, так и воспитания. Он вводит термин «сила воображения» и в связи с этим понятием рассматривает категории прекрасного и величественного. Категория прекрасного трактуется Аддисоном в духе античных традиций. За его основу принимается симметричность, пропорциональность, согласованность и др. Красота искусства заключается, по его мнению, в важности содержания, естественности развития действия и характеров, искренности передаваемых переживаний.

 

Джозеф Аддисон в библиотеке «Зеркало сцены».

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.