АДОРНО ТЕОДОР

Теодор Людвиг Визенгрунд Адорно (Theodor Ludwig Wiesengrund Adorno) — немецкий философ, представитель Франкфуртской школы, музыкальный критик, крупнейший представитель философии и социологии музыки середины XX века, внес крупный вклад в эстетику модернизма.

ад8400Родился 11 сентября 1903 года в Франкфурт-на-Майне (Германия) в зажиточной семье еврейского виноторговца, перешедшего в лютеранство ещё до рождения сына. Его мать, корсиканка Мария Кальвелли-Адорно делла Пьяна, была талантливой певицей, а её сестра Агата, жившая в семье, — прекрасной пианисткой.

Поэтому неудивительно, что заботами двух музыкально одарённых женщин в шесть лет Теодор уже играл на скрипке, несколько позже – на фортепьяно. В это же время он уже предпринимал попытки писать музыку.

Творческую деятельность Адорно начал уже в семнадцатилетнем возрасте с публикации своей первой критической статьи «Экспрессионизм и художественная правдивость» (1920 г.), в которой речь шла об экспрессионистской драме. Следом появляются полемические и критические статьи преимущественно о музыке. В них предметом рассмотрения Адорно становятся музыкальные направления, формирующие образ «музыкального ландшафта» двадцатых годов. При этом метод анализа Адорно феноменов передачи музыкального содержания характеризуется акцентированием не художественной выразительности, а когнитивного потенциала музыки, что свидетельствует о рациональном осмыслении музыкального материала.

В 1921 году Адорно с отличием закончил гимназию и приступил к изучению философии, музыковедения, психологии и социологии во Франкфуртском университете. Одновременно он берёт уроки композиции и уроки игры на фортепьяно в консерватории.

«Любые попытки добиться примирения между общим и частным всегда будут означать ликвидацию частного». Теодор Адорно.

В 1925 году, защитив диссертацию, Адорно при материальной поддержке родителей отправился на полтора года в Вену, где он продолжил изучать музыку, причём теперь его учителем композиции был сам Берг. В последующие годы, работая редактором в ряде музыкальных журналов, где активно пропагандирует музыку Шёнберга.

Впрочем, от музыкальной карьеры он отказался, получив после защиты докторской диссертации место преподавателя на философском факультете Франкфуртского университета.

Здесь он оказался вовлечен в интеллектуальную орбиту Франкфуртского института социальных исследований, вокруг которого стала складываться так называемая Франкфуртская школа. Философия Адорно строилась на исходном мотиве о необходимости подвергать критике любые теории общества по мере исторического изменения последнего. Ранние философские работы Адорно были посвящены критическому разбору философских систем Гуссерля (1924 г.) и Кьеркегора (1930 г.), которые критиковались им за пренебрежение факторами социальной реальности и приоритетную трактовку субъекта. В этот же период ярче всего сказались симпатии Адорно по отношению к марксизму, — марксизму неортодоксальному, разработанному Лукачем и Коршем, некоторые установки которого он будет разделять в течение всей жизни. Наиболее значимой для философии Адорно была марксистская концепция товарного фетишизма, интегрированная с идеей Лукача об «овеществлении».

В 1933 году в результате кампании нацистов, направленной на отстранение профессоров еврейского происхождения от преподавательской деятельности, Адорно был вынужден покинуть университет.

В 1934 году он уезжает в Оксфорд, а в 1938 году – в Нью-Йорк.

В США Адорно пригласил его приятель Хоркхаймер, возглавлявший там Институт социологических исследований. Хоркхаймер понимал, что образ мышления Адорно с явными элементами марксизма и фрейдизма вряд ли сможет стать популярным в консервативной Америке. К тому же, Адорно довольно плохо владел английским языком. Поэтому Хоркхаймер в письме к Адорно рекомендовал ему: «не говорить ничего, что можно было бы истолковать политически. Следует избегать употребления даже таких терминов, как «материалистический». Постарайтесь также выражаться как можно проще. Сложность выражения – это уже повод для подозрений».

Макс Хоркхаймер (слева), Теодор Адорно (справа) и Юрген Хабермас на заднем фоне справа. 1965 год, Гейдельберг.

В 1947 году Адорно совместно с Хоркхаймером написана одна из его важнейших работ «Диалектика просвещения», ставшая впоследствии своего рода программой неомарксизма и студенческого движения. В ней авторы бросили вызов вере в исторический прогресс, которая составляла незыблемый потенциал марксистской традиции. История общества интерпретирована в книге как универсальная история просвещения. Показано, что в ходе борьбы за выживание человек вынужден постоянно совершенствоваться в управлении миром в своих собственных субъективных целях. Эта постоянная ориентация на господство изменяет сущность человеческого мышления, делая его несостоятельным в осуществлении своей собственной саморефлексии, низводя разум до значения неизменного во всех ситуациях инструмента. Так процесс просвещения оборачивается последовательной рационализацией мира в субъективно-инструментальном смысле. В ходе ее человеческий разум опускается до слепой процедуры формального автоматизма, осуществляемой им исключительно в поле действия самого себя. Логическая и техническая «аппаратура подавления» внешней природы, созданная человеком с помощью науки и техники, через господство и разделение труда подавляет и природу самого человека. Он все меньше распоряжается созданной аппаратурой, которая все более обособляется от него. Книга пользовалась большой популярностью в кругу левой молодежи. В шестидесятых годах во время студенческой революции даже стали появляться ее нелегальные копии.

Опасность медленного дрейфа человеческого миропонимания в сторону укрепления пустого автоматизма сложившихся стереотипов, действований по правилам, узаконенным лишь силой привычки, еще острее была обозначена в следующей совместной работе Адорно и Хоркхаймера «Авторитарная личность» (1950 г.). Люди, считают авторы, сплющиваясь в ходе рационализации в «узловые пункты установившихся реакций и укрепившихся представлений», обнаруживают завуалированные склонности к авторитаризму. На основе проведенных в сороковые годы социологических исследований Адорно выявил весьма симптоматичное для антидемократической структуры сочетание таких личностных черт, как конвенциальность, покорность власти, деструктивность и цинизм. В «авторитарной личности» он усматривал проявление недуга позитивистской цивилизации, результат действия ее тоталитарных тенденций.

Вернувшись из эмиграции в Германию, Адорно вновь забросил эмпирические исследования и занялся исключительно теоретическими изысканиями. Поэтому многие, кто хорошо знал Адорно, упрекали его во враждебном отношении к практике.

Важнейшую часть теоретического наследия Адорно составляет философская критика культуры. «Если понимать под культурой инструмент выведения человечества из варварского состояния, то придётся признать, что культура оказалась неудачной. Культура не может восприниматься людьми, если они лишены возможности вести жизнь, достойную человека» — писал он.

Адорно пытается разобраться в противоречиях современной культуры, в частности, в её однообразии. Для этого он вводит понятие «культурная индустрия». При этом он подразумевает не процесс производства, а стандартизацию культуры и рационализацию способов распространения культуры. Первоначально Адорно говорил о «массовой культуре», но затем отказался от этого термина, чтобы избежать ощущения, будто речь идёт о культуре масс.

«Культурная индустрия», по мнению Адорно, кардинально отличается от массовой культуры. «Культурная индустрия придаёт привычному новое качество. Во всех своих отраслях она более или менее планомерно производит свою продукцию, рассчитанную исключительно на потребление массами, и она же определяет потребительские запросы масс. Все отдельные отрасли практически одинаковы по своей структуре. Все они прекрасно вписываются в систему. Это обусловлено сегодняшними техническими возможностями и высокой концентрацией экономики и бюрократии» писал он.

Критика Адорно направлена не против заинтересованности «культурной индустрии» в прибылях, не против низкопробности массовой культурной продукции и даже не против того, что культура становится товаром, а против того, что она стала исключительно товаром. «Продукция культурной индустрии – это не просто товар, это – исключительно товар, и ничего более».

В критике в адрес «культурной индустрии» можно распознать главный мотив всей философии Адорно: утрата индивидуального, победа всеобщего, победа системы. «В культурной индустрии индивидуум становится иллюзорным не только в силу стандартизации продукции. На терпимость индивидуальность может рассчитывать только до тех пор, пока она не ставит под вопрос свою идентичность с общим. От нормированных импровизаций в джазе до оригинального киногероя, у которого обязательно должен свисать локон на глаз, чтобы его любой мог узнать, — всё это псевдоиндивидуальность.»

По мнению Адорно, «культурная индустрия» выполняет совершенно определённую функцию: она должна направить гражданское общество по пути к авторитарному государству, и она призвана отвлекать внимание. «Категорический императив культурной индустрии, в отличие от кантовского, не имеет ничего общего со свободой».

С начала студенческой революции 1968 года многие студенты видели в Адорно, который выступал с резкой критикой общества, единомышленника и даже соратника, что способствовало его необычайной популярности в студенческой среде. Но это оказалось заблуждением. Адорно в силу своего происхождения, своей ментальности, своих убеждений и своего поведения считал себя принадлежащим к элите. Он нравился себе в роли сноба. (В двадцатые годы и в начале тридцатых годов он вращался в кругах крупных промышленников, а тот факт, что эти круги поддерживали фашизм, он просто игнорировал). Адорно действительно критиковал войну во Вьетнаме и недостатки в политике и в обществе Германии, но мысль, что от вербальной критики можно перейти к действиям, никогда ему не приходила в голову, более того – она повергала его в ужас. В 1968 году Адорно вызвал полицию, увидев, что группа студентов собиралась устроить дискуссию в опечатанной аудитории. Этого студенты ему не простили. Как говорилось в одной листовке: «Профессор Адорно всегда готов засвидетельствовать склонность западногерманского общества к бесчеловечности. Однако он отказывается высказать своё мнение, столкнувшись с конкретным проявлением бесчеловечности. Он предпочитает молча страдать от противоречий, которые он перед этим констатировал».

В следующем семестре читать лекции Адорно не смог: студенты устроили ему обструкцию, открыто демонстрируя своё презрение к нему. Ему пришлось прекратить свою преподавательскую деятельно. Летом 1969 года он уехал в Швейцарию. 6 августа 1969 года в Виспе (Швейцария) Теодор Людвиг Визенгрунд Адорно скончался от инфаркта.

«Счастье может заключаться только в индивидуализации, в полном уходе из общества». Теодор Адорно.

Отдельно следует отметить вклад Адорно в развитие музыкальной теории. Среди его наследия мы находим многочисленные музыкально-критические работы. Среди них «Философия новой музыки» (1949 г.), «Опыт о Вагнере» (1952 г.), «Призмы. Критика культуры и общество» (1955 г.), «Диссонансы. Музыка в управляемом мире» (1956 г.), «Введение в социологию музыки» (1962). Ключевое значение в этих работах получила критика «массового» коммерческого искусства, искажающего, по Адорно, сознание людей до уровня, на котором критическое мышление оказалось под угрозой искоренения. Стандартизация и псевдоиндивидуализация опровергали притязания массовой культуры угодить индивидуальным вкусам. Критическому сознанию и счастью отдельной личности, по Адорно, могло бы способствовать только «аутентичное» искусство, под которым у него подразумевалось искусство стиля «модерн». Искусство, которое сознательно разоблачает собственные притязания на целостность и самодостаточность, по его мнению, более способно к продуктивному отрицанию общественной реальности, нежели то, которое продолжает держаться своей претенциозности. Адорно разработал философско-эстетическую концепцию «новой музыки», отстаивая позиции эстетического модернизма и протестуя против призывов вернуться к классической или реалистической альтернативам искусства.

Кроме того, в сороковые годы он написал общую культурно-критическую часть для книги Г. Эйслера «Сочинение музыки для фильма», консультировал Т. Манна по вопросам философии и истории музыки при создании им романа «Доктор Фаустус».

Адорно не только теоретик музыки – он автор музыкальных сочинений, написанных в близкой экспрессионизму манере. Основной исполнитель и публикатор произведений Адорно для фортепиано — Мария Луиза Лопес Вито.

«Писать стихи после Освенцима — это варварство». Теодор Адорно.

Столетие со дня рождения Адорно, одного из основателей Франкфуртской школы в философии, Франкфурт отметил тем, что соорудил ему памятник на площади перед университетом, которая носит имя Адорно. Памятник в виде рабочего кабинета со стеклянными стенами обошёлся городу в двести двадцать тысяч евро. А спроектировал его проживающий в Кёльне русский художник Вадим Захаров. В стеклянном кубе высотой в два с половиной метра стоят письменный стол и стул. На столе — манускрипт главного произведения Адорно, его «Негативной диалектики», метроном и нотный лист.

Это должно напоминать о том, что Адорно был не только философом, но и музыкантом. Чёрно-белый лабиринт снаружи стеклянного куба испещрён цитатами из трудов философа. Сам Захаров охарактеризовал своё произведение как «монумент творческому мышлению», как моментальный образ, когда мыслитель исчезает, а остаётся только мысль.

При перепечатке данной статьи или ее цитировании ссылка на первоисточник обязательна: Копирайт © 2010 Вячеслав Карп — Зеркало сцены.

Теодор Адорно в БИБЛИОТЕКЕ «ЗЕРКАЛО СЦЕНЫ»

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.