АЙЗМАН ДАВИД ЯКОВЛЕВИЧ

 

 
Давид Яковлевич Айзман – русско-еврейский писатель и драматург.


Родился 14 (26) марта 1869 года, в Николаеве, Херсонской губернии в еврейской семье. Один из братьев — еврейский писатель Моисей Айзман.

Его отец, торговец по роду занятия, был любителем и знатоком книг. В доме часто говорили о Бокле, Бюхнере, цитировали Писарева. После смерти отца Айзман в двенадцатилетнем возрасте был вынужден самостоятельно зарабатывать себе на жизнь: давал уроки, рисовал портреты с натуры, выполнял чертежные работы.

Пробуждению интереса Д. Айзмана к литературе и искусству способствовал его старший брат, который владел в городе книжной лавкой с читальней при ней и одно время редактировал местную либеральную газету «Южанин» где и появились первые заметки Давида Айзмана (он был тогда учеником шестого класса).

Окончив в 1886 году Николаевское реальное училище, он поступает в Одесскую рисовальную школу. В 1889 году под псевдонимом Кулик в «Одесском вестнике» печатаются его фельетоны «По родным болотам» и «Очерки провинциальной жизни».

В 1896 году, удостоенный за успехи в рисовании бронзовой медали, Айзман отправился в Париж, чтобы продолжить занятия живописью в Школе изящных искусств (Ecole des Beaux-Arts). Все усиливавшаяся тяга к литературному творчеству изменила его планы. Вместе с женой, практикующим врачом, в 1898 году он поселился в глухой французской деревушке в Шампани. Законченный здесь первый очерк «Немножечко в сторону» был напечатан в майской книжке «Русского богатства» за 1901 год. Первый сборник рассказов Айзмана «Черные дни» вышел в издании «Русского богатства» в 1904 году.

По возвращении в Россию, не имея постоянного «права на жительство», скитался, а для пребывания в Петербурге использовал фиктивный патент приказчика.

Осенью 1904 года он послал из Одессы Горькому рассказ «Ледоход». «Я счастлив у Вас поучиться! — писал Айзман.- Ваши замечания так метки, так тонки, что это прямо радость — выслушать их». Одобренный Горьким «Ледоход» вошел в пятый сборник «Знания» (1905 г.). Позже в знаниевском сборнике была напечатана и повесть Д. Айзмана «Кровавый разлив» (1908 г.).

Еврейские погромы на юге России заставили Айзмана в конце 1905 года вновь уехать за границу — во Францию и Италию, где он оставался, исключая непродолжительную поездку по литературным делам в 1908 году в Петербург, до сентября 1909 года.

В рассказах начала девятисотых годов Айзмана выступил как бытописатель социально обездоленных слоев еврейской эмиграции, угнетенной еврейской бедноты, к которой относился с нескрываемым сочувствием. Мужество стариков родителей, благословляющих детей на трудный жертвенный путь («Ледоход»), горестная судьба бедняка еврея, с болью в сердце осознающего несправедливости жизни («Гнев»), душевные метания старого еврея, сошедшего с ума от зверств погромов и мечтающего уничтожить страшное «сердце бытия» как источник мук, обид, кровавых преступлений («Сердце бытия») — таковы темы некоторых остросоциальных рассказов Айзмана этого времени. Оставаясь в целом верным реалистическим традициям (хотя и не без примеси натуралистических тенденций в воспроизведении ужасов окружающей действительности), тяготея к углубленному психологическому конфликту, Айзман вместе с тем не чуждался возвышенных лирико-патетических интонаций, всемерно подчеркивал авторское субъективное начало.

С 1906 года творчество Айзмана отмечено влиянием символизма («Утро ангела», 1906 г.; «Кровавый разлив», 1908 г.; пьеса-сказка «Светлый бог», 1914 г.). Он все чаще прибегает к резким, неожиданным «перебивкам» сюжетных построений, к пространным авторским отступлениям публицистического плана, выдержанным в однотонном абстрактно-символическом духе.

Пьеса «Терновый куст» написана Д. Айзманом в Париже в 1906 году и в ноябре с большим успехом  была прочитана русской колонии в Париже. Действие трагедии протекает летом 1905 года в маленьком еврейском местечке на юге России. В центре ее — судьба бедной семьи лудильщика Самсона, дети которого включаются в революционную борьбу и один за другим погибают. Присущий драматургической стилистике «Тернового куста» общий романтический тон выражался в красочной, экспрессивно приподнятой речи героев, в библейских возвышенных образах, поэтической символике. И самый символ тернового куста, который горит, но не сгорает, ибо в нем живет «возмущенный дух угнетенного народа», воспринимался как символ романтический, отвечавший героическому характеру трагедии.

Рукопись «Тернового куста» автор отослал Горькому на Капри. Горький известил И. П. Ладыжникова: «Айзман написал превосходную пьесу из быта евреев-революционеров. Работа — яркая, движения — сколько угодно, четвертый акт — вооруженное восстание, так что в смысле сценичности — поскольку я понимаю — все в порядке! Характеры чудесные, вообще, это большая вещь, с высоким подъемом. Я написал ему, чтоб он послал Вам рукопись. Вы убедитесь сами, какая это вещь». В январе 1907 книга вышла с посвящением Максиму Горькому.

М. Горький позаботился, чтобы революционная пьеса стала широко известна за границей. Он просил И. П. Ладыжникова принять участие в переговорах Д. Айзмана с режиссером Максом Рейнгардтом о возможности постановки «Тернового куста» в Германии (постановка не осуществилась). В феврале 1907 года Горький рекомендовал «Терновый куст» сотруднице парижского журнала «La Revue» Вере Старковой. В рецензии на пьесу Старкова цитировала строки из полученного ею письма Горького: «Кровь в ней течет ручьями, но радостно, как цветы цветут, и все люди герои». В России пьеса была запрещена цензурой. В 1906 году была  поставлена в Париже). А летом 1907 года «Терновый куст» был поставлен в Териоках (Финляндия). В роли Когана выступил В. Гардин.

Айзманом также написаны пьесы: «Светлый бог» (1908 г.), «Жены» (1908 г, Александрийский театр), «Семейные дела» (1910 г.), «Правда небесная» (1912 г.), «Пастухи» («Искатели», 1915 г.), «Латинский квартал» (1916 г.), «Летний роман» (1916 г.), «Консул Гранат» (1918 г., Большой Дмитровский театр, Москва). В последние годы жизни писатель работал над комедиями «Юкка» и «Алые вишни». Известны также две одноактные юморески Айзмана: «Дают уроки» (1913 г.) и «Чудо жена» (1917 г.).

Айзман по ряду признаков был близок к группе писателей (самым ярким её представителем является С. Юшкевич), которая разрабатывала условный «русско-еврейский» стиль, стремясь оттенить строй еврейской речи. Он мастерски воспроизводил русскую речь полуобразованного, ещё не вполне освоившегося в русской языковой среде еврея. Как мастер диалога, передающего языковые особенности «русско-еврейского наречия», Айзман предвосхитил стилистические достижения И. Бабеля. Лучшие произведения Айзмана отличаются напряженностью действия и острым сюжетом.

Критики называли Айзмана «специалистом по еврейскому вопросу» и «еврейским Чеховым».

Умер Давид Айзман в Детском Селе (ныне г. Пушкин) 26 сентября 1922 года.

При перепечатке данной статьи или ее цитировании ссылка на первоисточник обязательна: Копирайт © 2010 Вячеслав Карп — Зеркало сцены.

Литература по теме:

Айзман Д..      Терновый куст.

Шахлиевич А.      Как пройти в Латинский квартал?

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.