АЙТЫС

Айтыс (от казахского айту — рассказывать) — состязание казахских народных певцов (акынов) а также одна из традиционных форм казахского устного музыкально-поэтического творчества, популярная и в настоящее время.


Акын, участвующий в состязании народных певцов, называется  айтыг.

Айтыс — своеобразный певческий диалог, участники которого стараются превзойти друг друга в исполнении песен. Во время айтыс каждый из акынов сочиняет песни экспромтом и сразу же исполняет их под аккомпанемент домбры или кобзы. «Способность без задержки, сразу же создать стихи на разные темы – это один из признаков одаренного, быстрого акына. По старым традициям казахских акынов, они не считали сильным акыном того, кто не мог быстро, без задержки, импровизировать стихи» (Е. Исмаилов).

По условиям айтыс каждый из участников поэтического состязания должен сымпровизировать песню в двадцать четыре четырехстишные строфы, причем первые шесть строф отводятся восхвалению руководителя праздника, три — восхвалению двух соседок импровизатора, шесть — восхвалению вещей и скота, три строфы — юмористические и пять восхваляют возлюбленную. Заключительная, двадцать четвертая строфа должна быть построена по типу анациклического стиха. Такие сложные айтыс требуют от исполнителей мастерства и знания национальных форм своего искусства.

Содержание айтыса составляет поэ­тический спор на определенную тему. Иногда это был спор о превосходстве одного рода над другим, когда на со­стязании присутствовали родовые ста­рейшины — правители, баи, бии. Иногда — о праве и положении женщины, если в состязании участвовала женщина-акын. Спорили в стихах также о силе любви, о способах ее выражения, со­стязались в знании загадок, стран, на­родов, в познаниях вообще. Нередко айтыс переходил на темы личных недо­статков и пороков самих состязавших­ся.

При этом обычно в выступлениях акынов разрабатывается единая тема.

Наиболее знаменитые состязания акынов остались в народной па­мяти в форме особого вида поэм, рас­сказывающих об этих айтысах с при­ведением подлинных песен, спетых состязавшимися. Согласно древней традиции, из соображений объектив­ности, а также потому, что скромность и достоинство победителя не давали ему возможности воспевать свою по­беду, такая поэма должна была скла­дываться побежденным акыном.

На увеселительных вечеринках ка­захской молодежи айтыс нередко пере­ходил в массовые состязания многих пар.

Айтыс включают в себе элементы драматического действия, искусства импровизации, речевую культуру.

В старину айтыс проводились в торжественной обстановке, красочных костюмах, представляли собой особый вид зрелища.

С 18 октября 2011 года Национальный банк Республики Казахстан выпустил в обращение памятные монеты «Айтыс» (состязание казахских народных певцов) серии «Обряды, национальные игры Казахстана». Серебряные монеты изготовлены из металла 925 пробы, масса каждой монеты 31,1 грамма, диаметр – 38,61 мм, тираж — 4 тысячи штук. Диаметр монет из сплава нейзильбер 31 мм, масса – 11,17 грамма, тираж – 50 тысяч штук. На реверсе монет изображен момент айтыса между девушкой и джигитом.

В наше время редко встречаются чисто импровизационные выступления акынов. Это обусловлено тем, что практически каждый из организуемых ныне айтысов посвящен определенной объявленной заранее тематике, в результате собственно на айтысе выступают более или менее «подготовленные» акыны.

При перепечатке данной статьи или ее цитировании ссылка на первоисточник обязательна: Копирайт © 2010 Вячеслав Карп — Зеркало сцены.

Жангуль Кожахметова.

Айтыс – искусство импровизации.

Некоторые аспекты в изучении современного искусства акына-импровизатора

 Тема акынского наследия глубоко изучалась в казахстанской науке, в основном филологами. Среди этномузыковедов к выбранной проблематике за последние восемьдесят лет обращались такие ученые, как А.Затаевич, Б.Ерзакович, З.Кереева, А.Байгаскина, А.Темирбекова и др. У большинства исследователей изучаемый вопрос находился в контексте более масштабных проблем.
Для получения точной информации о состоянии современных айтысов акынов нами была разработана анкета, основанная на особенностях комплексов и системной методологии казахских, русских и украинских исследователей (К.Квитка, Е.Исмаилов, А.Чекановска, Ибраев и др.). Данная анкета была составлена в  2002 году в процессе написания дипломной работы под руководством моего замечательного  научного руководителя во время учебы в  консерватории – Бердыбай Айжан Рахманкуловны. И в настоящее время продолжается опрос акынов по составленной нами анкете.
В социологическом исследовании в форме анкетирования было задействовано двенадцать акынов-импровизаторов:   Абдикарим Манапов, Айтакын Булгаков, Мэлс Косымбаев, Абылхайыр Сыздыков, Аманжол Альтаев, Аскар Дюйсенбиев, Бекарыс Шойбеков, Ахан Абдуалиев, Даулеткерей Капулы, Максат Аханов, Рустем Кайыртайулы и Дидар Калиев. Мы очень благодарны всем акынам, откликнувшимся на нашу просьбу, и несмотря на свою творческую занятость они нашли время и ответили на вопросы анкеты.

В целом их можно разделить на три группы:
1) вопросы, касающиеся личностно-индивидуальной характеристики акынов;
2) вопросы, связанные с искусством музыкально-поэтической импровизации;
3) вопросы, охватывающие особенности музыкальной организации напевов айтысов.
Формальное деление на возрастные группы позволяет выделить условно два поколения импровизаторов: 1950-1960 и 1970-1980-х гг.р.
На вопросы анкеты отвечали акыны, родившиеся в следующих местностях: Южно-Казахстанская, Юго-Восточная, Восточно-Казахстанская, Центрально-Казахстанская области и один оралман из Монголии.
Отправной точкой творческой деятельности акынов-импровизаторов является сельская среда. В связи с этим можно провести параллель с творческой  деятельностью самодеятельного типа музыкантов, о которых писала Г.Абдрахман: «Фактически все самодеятельные авторы – выходцы из сельской местности, получившие начальное образование  в казахских сельских, реже – райцентровских школах  и продолживших его (среднее специальное и высшее образование) в городе» (1, 20). Художественное формирование акынов так или иначе связано с городскими условиями.
Практически все опрошенные –  люди с высшим образованием, которое они получили в соответствующих институтах и университетах. Некоторые из респондентов отметили, что получают и послевузовское образование (аспирантура, докторантура). К тому же практически все отметили, что интересуются казахской, русской или зарубежной художественной литературой, научными изданиями, газетами и журналами. Практически все опрошенные акыны выбрали своей специальностью «филологию», и большинство из них занимаются педагогической, научной или культурной деятельностью, тесно связанной с нею (педагог в школах, институтах, университетах, творческий работник в домах и отделах культуры и т.д.). И это все свидетельствует о высоком образовательном уровне сегодняшних акынов-импровизаторов.
Факт миграции акынов, а следовательно, и миграции их «музыкально-поэтического багажа» в иную местность в силу ряда жизненных причин для нас является существенным. Например, Мэлс Косымбаев – выходец Южно-Казахстанской области (Жетисай), в настоящее время проживает на Западе Казахстана (Орал), а Даулеткерей Капулы – оралман из Монголии (Баян-Ольгий, Баяннуур), проживает и работает в Астане, а иногда и в Алматы.
На сегодняшний день со стороны администрации различных уровней (районная, городская, областная, республиканская) оказывается спонсорская помощь большинству акынам айтысов, и этот факт радует нас, так как свидетельствует об особом отношении и к национальной культуре страны, и о повышении статуса акына-импровизатора.

Преобладающей формой популяризации современных айтысов являются средства массовой информации в различных их проявлениях (телевидение, радио, газеты, журналы и т.д.). Некоторые акыны отметили, что сами побежденные мастера айтыса способствуют популярности своих молодых победителей-соперников. Если обратиться к истории айтыса, то мы увидим, что в прошлом основными формами распространения (устными) были: 1) исполнение айтыса побежденным акыном; 2) исполнение другими акынами-импровизаторами, услышавшими данный айтыс лично или в устах другого акына. Никто из опрошенных современных акынов не популяризирует свои собственные айтысы, но при этом они сохранили в памяти айтысы других.

Вторая группа вопросов затрагивает общие проблемы современного искусства акынов-импровизаторов.
Интересно, что для многих современных акынов причиной их выступлений на айтысах стало влияние родителей (А.Манапов, М.Косымбаев, Д.Капулы, Р.Кайыртайулы), другие выступают на айтысах в связи с тем, что данный жанр импонировал им с детства. Некоторые современные акыны, как и акыны-импровизаторы прошлого, выбрали данную «профессию» в связи с тем, что однажды во сне им «пришел» некий  человек (чаще в облике старца), который и благословил их (А.Альтаев, А.Абдуалиев). По словам Айтакына Булгакова, известный акын старшего поколения Абкен Сарыбаев дал ему бата (благословение) и с тех пор акын по воле судьбы стал выступать на музыкально-поэтических импровизациях.

По степени распространенности в той или иной местности видов айтыса, по словам акынов, преобладающими являются кайым-айтысы и айтысы XIX века, менее распространены –  более поздние и, как отмечают респонденты, другие виды айтысов.

На вопрос, относительно того, творчество какого акына импонирует им, ответили:

1)    акына своего региона;

2)    акына-наставника;

3)    акына-соперника;

4)    акына-современника.

Таким образом, им нравится поэтическое искусство тех акынов, с которыми они были в каком-либо коммуникативном контакте, а следовательно, акына своего времени.

Кроме айтыса в репертуаре акынов есть и другие жанры: арнау, стихи, песни, толгау, реже куттыктау, жыр, кисса, жыр-кюй, ќн-кюй и т.д. Вместе с тем, акыны сами сочиняют стихи, арнау, песни, реже той бастар, кисса, терме. Этот факт достаточно важен, так как репрезентирует основной круг жанров, в которых творят акыны-импровизаторы. И все же главным среди них остается айтыс, который был и будет основным жанром импровизационного творчества акына. Как известно, именно на айтысах происходит «отбор» акынов, оценка их поэтического таланта и дальнейшая известность среди народа.

Возраст акынов, когда они впервые выступали на айтысе, составляет приблизительно 11-12 лет (Бекарыс, Ахан, Рустем), 16-18 лет (Даулеткерей, Аманжол, Аскар, Мэлс) и 26-28 лет  (Айтакын, Абдикарим). Некоторые из них впервые выступили в качестве акына-импровизатора именно на школьном айтысе. Это свидетельствует о том, что необходимо со школьных лет приучать детей умению слушать и участвовать в процессе музыкально-поэтической импровизации.

Опрошенные нами импровизаторы отметили, что выступают на айтысах  различных масштабов, но чаще на республиканских айтысах, хотя иногда на областных, городских, аульных, а также на различных празднествах и тоях.

Известный факт: акын – представитель своего рода. Однако это на сегодняшний день значительно изменилось в силу многих обстоятельств, связанных с современным состоянием айтыса акынов. Так, уже в 1943 году на айтысе, который состоялся в городе Караганде, акыны выступали как представители своей области: «В целях поддержания воли к победе и повышения активного трудового настроя шахтеров в годы войны проводится айтыс в Караганде, на котором акыны выступали с большим вдохновением. Теперь они представляли не свой род, а защищали честь своих областей и районов. Это направление было созвучно и идеологии партии» (2, 173). В наше время акыны, в первую очередь, представляют интересы народа или защищают представляемый регион, а уже после – себя. Это положение было подтверждено и результатами проведенного нами анкетирования современных акынов, по результатам которого никто из респондентов не отметил, что защищает интересы своего рода. Если раньше выступавшие акыны обязательно должны были представлять разные роды, то в настоящее время могут вступать в состязание акыны из одного города (области), следовательно, представляя только свои интересы.
Многие современные  акыны опираются в своей импровизационной деятельности на следующие виды айтысов: туре айтыс, суре айтыс, кайым айтыс.

К сожалению, в наше время редко встречаются чисто импровизационные выступления акынов. Это обусловлено некоторыми причинами. Практически каждый из организуемых ныне айтысов посвящен определенной тематике (последняя объявляется заранее), в результате собственно на айтысе выступают более или менее «подготовленные» акыны. Например, большинство анкетируемых нами акынов отмечали, что перед выступлением читают различные заметки по данной тематике, литературу по творчеству акынов-импровизаторов XIX–XX веков, поэзию жырау, научные исследования по творчеству акынов-импровизаторов. И только один из анкетируемых акынов ответил, что приходит без подготовки (необходимо отметить: его выступления практически всегда хорошо воспринимаются публикой). Другой же акын написал, что его подготовка к айтысу – это «творческая тайна».

Профессор Е.Исмаилов пишет:  «Способность без задержки, сразу же создать стихи на разные темы – это один из признаков одаренного, быстрого акына. По старым традициям казахских акынов, они не считали сильным акыном того, кто не мог быстро, без задержки, импровизировать стихи» (4, 104). Интересные сведения по поводу акынской импровизации приводит Е.Исмаилов в результате анкетного опроса (1946 г.). На вопрос: «При каких обстоятельствах акын может импровизировать?» – отвечали следующие знаменитые в народе акыны: Нартай Бекежанов, Салдим Керимбеков, Калка Жапсарбаев, Шашубай  Кошкарбаев, Каип Айнабеков, Кали Нурпеисов, Нурхан Ахметбеков, Иса Байзаков и др. В результате исследователь приходит к следующим выводам:

1)    для импровизации необходима соответствующая обстановка;

2)    главным, решающим фактором в развитии акынской импровизации является айтыс;

3)    импровизация – один из основных творческих начал акына (3, 30-37).

Практически все акыны, ответившие на наши вопросы, отметили, что искусство импровизации в айтысе во многом зависит, в первую очередь, от наличия творческого вдохновения, во-вторых, от настроя слушательской аудитории, а один акын отметил, что от выбранной мелодии.
Таким образом, акыны начала XX века и акыны конца XX – начала XXI веков выдвигают практически одни и те же условия, необходимые для музыкально-поэтической импровизации.

Третий круг вопросов затрагивает проблемы, касающиеся музыкальной организации айтысов.

Начнем с определения термина, обозначающего собственно напев казахского айтыса. Практически все акыны, ответившие на вопросы анкеты, называют напевы айтысов – макам, за исключением одного респондента – акына М.Косымбаева, который наряду с макамом называет и сарын, а А.Абдуалиев считает сарын собирательным названием акынских напевов Жетысуйского региона. В настоящее время термин «сарын» применяется акынами как: напев; напев баксы; напев, применяющийся в жанрах «куттыктау»» и «арнау». Автор же данной статьи склоняется к термину «сарын», как обозначению напева казахского айтыса, имеющего корни в древнетюркском языке и в большей степени «подходящий» в обозначении напева именно айтысов. Данное положение основывается на различных материалах из научной литературы, этномузыковедческих  исследованиях, личной беседе с некоторыми акынами современности и этномузыковедами. Термин же  «макам» есть обозначение, относительно казахской лексики, больше характеризующий напев эпических произведений, и «перекочевал» он в акынскую «терминологию» под воздействием эпических, а может быть, и синкретизма жанров и даже типов носителей импровизационного   искусства.

Функция напева в айтысе достаточно велика, несмотря на то что айтыс – это прежде всего жанр, в котором слово имеет главенствующее значение. В рамках данной статьи невозможно охватить весь круг вопросов, касающихся этой проблемы, и потому мы остановимся лишь на тех функциях, которые были отмечены современными акынами в процессе анкетирования:
1) напев в айтысе способствует художественной выразительности поэтического слова и лучшему донесению его смысла;
2) благоприятно воздействует на слушателей.
В зависимости от принадлежности напевов мы условно подразделяем их на «личные» (или собственные) и «заимствованные» (или услышанные ими от других). «Личные» напевы сочинены самими акынами (например, два напева Аманжола Альтаева; напев Мэлса).  «Заимствованные» же напевы – это те, которые акыны могли услышать из различных источников:
1) напев жыра или терме (часто с такими напевами выступают Абылхайыр Сыздыков, Аскар Дюйсенбиев);
2) напев другого акына-импровизатора (Бекарыс Шойбеков, Ахан Абдуалиев, Даулеткерей Капулы, Рустем Кайыртаев). При этом данный напев они могли «услышать» или «перенять» из различных источников»: собственно от акына-сочинителя» или другого акына (наставника, друга и т.д.), а также и с помощью СМИ;
3) напев народной песни, чаще всего кара-˜леѓ (Айтакын Булгаков).
При этом причинами «миграции» сарына могут быть:
1) сарын нравится акыну;
2) сарын легко и просто подходит под поэтическую импровизацию (то есть сарын выступает в качестве некой формы поэтической импровизации);
3) сарын нравится слушателям.
Необходимо отметить, что большинство акынов применяют сарыны айтысов и в других жанрах. Следовательно, можно сказать, что происходит некий «взаимообмен» напевом между различными музыкально-поэтическими жанрами, входящими в репертуар самих акынов. Причем этот «обмен напевами» может происходить как из айтыса в другой жанр, так и наоборот. Следовательно, напев может выполнять «наджанровую роль».
Иногда в айтысах акынов применяется несколько напевов (чаще два), причинами этого, как отметили сами акыны, является стремление:
1) глубже воздействовать на своего соперника;
2) вызвать одобрение слушателей, повлиять на их настроение;
3) перейти на другой размер стиха (одиннадцатисложник сменяется семи-восьмисложником, и наоборот);
4) глубокой передачи смысла слов.
Общеизвестно, что сарыны айтысов имеют свою определенную структуру. К сожалению, в рамках данной статьи невозможно полностью раскрыть особенности музыкальной организации айтысов, поэтому мы остановимся лишь на том, что отметили некоторые акыны в анкете относительно данной проблематики:
1) необходимым элементом сарына являются зачин и музыкальное завершение;
2) зачин выполняет следующие функции:
а) подготовка слушателей к вниманию;
б) вызов акынского вдохновения.
Важной составной частью музыкально-поэтической импровизации акынов  является инструментальное сопровождение. Все из опрошенных акынов сопровождают выступление игрой на домбре, которую, как писала Г.Абдрахман, можно обозначить как «этнический  тембро-идеал» (термин Ф.Бозе) (1,28).
Функции домбры в поэтической импровизации акына:
1) создает художественные условия для выразительности напева;
2) выполняет роль «помощника», который позволяет акыну думать во время состязания.
Необходимо также отметить, что инструментальное сопровождение часто соответствует тому традиционному стилю, с которым акын тесно связан. Так,  например, западноказахстанский акын чаще всего сопровождает себе на инструменте (согласно традиционной терминологии кюев) в стиле токпе, его исполнение напоминает сопровождение эпических произведений; представитель же аркинской школы – в стиле шертпе, напоминая интонации аркинских песен и кюев.
И в заключение статьи приведем некоторые соображения по поводу проблемы дальнейшего развития искусства айтыса, которые были поддержаны и современными акынами:
1) необходимо начинать обучение искусству импровизации со школьного возраста;
2) необходимо регулярно 1-2 раза в год в центрах (Алматы, Астана) проводить семинары с участием акынов айтысов и известных ученых, исследующих данную область;
3) в высших учебных заведениях необходимо открыть специальность «Акын айтыса».

Литература:
1.Абдрахман Г. Современное самодеятельное  песнетворчество в казахской музыкальной культуре. – Алматы: Фонд Сорос-Казахстан, 2002. – 176 с.
2.Жармухаммедџлы М.Айтыс ˜лендерiнiѓ арѕы тегi мен дамуы. – Алматы: Мураттас, 2001. – 203 б.
3.Исмаилов Е. Акыны. –  Алма-Ата: Каз. гос издат. Худ. лит., 1957. – 25 – 100 с.
4. Магауин М. Кутеш акын //Магауин М. Кобыз и копье. – Алма-Ата: Жазушы, 1970. – С. 102-106.

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.