АЛЬБЕНИС, ИСААК

Исаак Альбенис (Isaac Albeniz) — испанский композитор и пианист сефардского происхождения, один из основоположников испанской национальной музыкальной школы.


Родился 29 мая 1860 года в Кампродон, Жерона, Испания.

Отец маленького Исаака мечтал сделать из него вундеркинда и загружал ребенка бесконечными упражнениями на фортепиано настолько, что у него не оставалось времени даже для обучения грамоте, не говоря уже о посещении школы. Дочь композитора пишет в своих воспоминаниях, что он был самоучкой, никогда не имел учителей и говорил, «что научился читать, видя своё имя, напечатанное большими буквами на афишах своих концертов. И тем не менее, — добавляет она, — мой отец великолепно читал и писал по-испански, английски, французски, итальянски и довольно хорошо по-немецки». Всё это пришло значительно позднее, а в детстве Альбенис налету схватывал обрывки знаний и увлекал публику своей игрой на фортепиано, приносившей его отцу немалые доходы.

В четыре года юный Исаак впервые публично выступил в Барселоне. В семь лет единственным препятствием для поступления Альбениса в Парижскую консерваторию стал его слишком юный возраст. Первым сочинением Альбениса был военный марш. Восьми лет он поступил в Мадридскую консерваторию, где занимался в классе фортепиано и зачитывался новыми в ту пору романами Жюля Верна. Они оказали неожиданное воздействие на ход ближайших событий его жизни. Ученик консерватории сел без билета в первый же поезд и отправился, как ему казалось, в мир романов Жюля Верна. Так началась его первая концертная поездка, изобиловавшая приключениями и закончившаяся благополучным возвращением в Мадрид. Однако он не задержался надолго в столице и уехал в Андалусию, где добрался до Кадиса, а там не устоял перед искушением и сел на пароход, направлявшийся в Южную Америку. Ему едва исполнилось двенадцать лет.

Год спустя Альбенис вернулся в Европу и направился в Лейпциг, чтобы продолжить занятия под руководством Ядассона и Рейнеке. В 1875 году он вернулся в Испанию, где им заинтересовался секретарь короля, меценат граф Морфи, оказавший ему материальную помощь для занятий в Брюссельской консерватории. В Брюсселе он отнюдь не являл примера усидчивости и прилежания. Однако природный талант взял своё, и ему удалось завоевать Grand prix Брюссельской консерватории. Международную известность ему принес концерт на открытии Эраровского зала в Париже.

15 августа 1880 года Альбенис посетил Листа в Будапеште. Об этом можно прочесть в одном из его писем: «Сегодня видел Листа. Он принял меня очень любезно. Я сыграл два своих этюда и одну из Венгерских рапсодий. Кажется, я ему очень понравился, особенно когда сымпровизировал танец на данную им мне венгерскую тему. Он расспрашивал меня подробно об Испании, о моих родителях, о моём отношении к религии и, наконец, о музыке вообще». Эта встреча произвела на юного Альбениса сильное впечатление — вероятно, она способствовала усилению интереса к фольклору.

Встреча с Листом имела ещё одно последствие, на которое намекают последние слова цитируемого письма: может быть заставила молодого человека подумать о вступлении в монастырь решение неожиданное и непонятное, если вспомнить о том, как проходили его юные годы, мало располагавшие к религиозным размышлениям. Альбенис начал играть на органе в бенедектинском монастыре в Саламанке, но настоятель оказался проницательным человеком и предложил неофиту испытать себя в «миру».

Он предпринял новую большую поездку по Южной Америке, которая явилась подлинным началом его артистической карьеры — к этому времени пианист обрёл виртуозную уверенность и подошёл к утверждению исполнительского стиля, ярко темпераментного, отмеченного чертами романтической импровизационности. Его репертуар к этому времени стал очень обширным, включая многие произведения классиков и романтиков.
В репертуар Альбениса входило тогда около пятидесяти собственных произведений, многие из них были уже изданы.

Альбенис возвращается в Барселону, где обучается у Фелипе Педреля. Занятия с ним не носили систематического характера, часто превращались в беседы, но они во многом помогли музыканту, сочинявшему ранее по велению инстинкта и не очень знакомого с элементарной теорией. Педрель сразу понял характер своего ученика и занял по отношению к нему позицию довольно странную для учёного теоретика, но очевидно оправданную в отношении Альбениса: он решил «не говорить с ним о правилах, аккордах, и других технических иероглифах, а воспитывать его вкус, занимаясь только руководством такой исключительной индивидуальности». Более того, он предложил бросить в огонь теоретические тетради, которые, по его словам, могли уничтожить природный гений ученика. Этот рискованный педагогический приём оказался, однако, оправданным по отношению к молодому Альбенису, через чьи пальцы прошло множество великих произведений фортепьянной литературы, великолепному импровизатору и знатоку испанского фольклора. Личность Педреля произвела на него глубокое впечатление, в беседах с ним Альбенису раскрылись широкие музыкально-исторические и творческие горизонты.

В мелодике многих произведений Альбениса слышится сильнейший андалусский акцент, композитор постоянно обращался к характерным формулам стиля фламенко. Отсюда и особая роль ритмического элемента в музыке Альбениса. Легко найти её фольклорные прототипы, в частности в ритмах и фактуре гитарных импровизаций.

Небезынтересно привести здесь строки одного из биографов Альбениса, посвящённые игре испанских гитаристов: «Существует стиль гитарного аккомпанемента, достигшего высокой степени совершенства в результате многовековой практики. Гитаристы, большинство которых является несравненными виртуозами, умеют прелюдировать в собственном смысле слова, так сказать создают своевременно и точно гармоническую базу, на которой выступает человеческий голос, пробуждают любопытство, привлекают внимание слушателя своими искусными вступлениями, поднимая настроение зала, вызывают своим искусством преждевременные аплодисменты перед самым выступлением солиста… в течение долгих минут находятся в центре напряжённого внимания, — слушают звучание одного инструмента…».
С 1894 года он жил в Париже. В 1897-1898 годах Исаак Альбенис занимался в «Схола канторум» (второй парижской консерватории) у крупнейших музыкантов Франции — Венсана д’Энди, Габриэля Форе. Знакомство с К. Дебюсси оказало влияние на его поздние сочинения. Дебюсси так оценил творчество Альбениса: «Никогда музыка не достигала такого многогранного, красочного восприятия; глаза закрываются как будто от созерцания слишком большого количества картин».

Поворотным моментом в творческом пути стало обращение Альбениса к испанскому фольклору — «золотым россыпям народного искусства», по словам композитора. «Не цитируя подлинно народных мелодий, композитор настолько познал их и сроднился с ними, что порой его музыку трудно отличить от народной» так характеризовал творчество И. Альбениса Клод Дебюсси. В последние годы жизни он возглавлял новое направление испанской музыки — так называемое ренасимьенто.

Основная область творчества Альбениса — фортепьянная музыка (всего около 300 произведений), в которой широко использованы элементы народной музыки в сочетании с новыми приёмами письма. Воссоздавая звучание народного инструмента (особенно гитары), Исаак Альбенис расширил выразительные возможности фортепьяно. В этих произведениях соединены традиции народных песенно-танцевальных жанров различных областей Испании (хота, сегидилья, сортсико, малагенья и др.) и музыкальной классики. Среди наиболее известных сочинений: «Испанская сюита» (1886 г.), циклы пьес «Испания» (1890 г.), «Два испанских танца», «Испанские напевы», «Иберия» (1905-1909 гг.), «Наварра» (завершена французским композитором Деода де Севераком), симфоническая сюита «Каталония» (1899 гг.).

У Исаака Альбениса не было произведений, специально написанных для гитары, однако очень многие из них транскрибированы для исполнения на гитаре и занимают одно из ведущих мест в гитарном репертуаре. Сам Альбенис высоко ценил испанскую гитару и во многих фортепьянных пьесах пытался передать присущие ей эффекты. Так, создавая фортепьянную пьесу «Гранада», он писал: «Я ищу сейчас золотые россыпи народного искусства, и это наполняет меня таким чувством, словно я касаюсь струн гитары».

Автор популярной лирической оперы «Пепита Хименес» (1896 г., Барселона, театр «Лисео»), а также опер «Волшебный опал» (1893 г., Лондон, театр «Лирик»), «Генри Клиффорд» (1895 г., Барселона, театр «Лисео), трилогии «Король Артур» («Мерлин», «Ланцелот», «Джиневра», 1897-1906 гг.), написал ряд музыкальных комедий, в том числе «Сан Антонио» (1894 г., Мадрид, театр «Аполо»), сарсуэл, в том числе «Каталонцы в милости», «Песня спасения», музыку к «Библейским легендам» А. Сильвестра (поставлена с участием Сары Бернар, Лондон, 1892 г.), несколько номеров к оперетте «Бедный Ионафан» (1893 г., Лондон), а также  ряд фортепьянных и симфонических произведений. На музыку Альбениса в 1940 году в Лондоне Дж. Крэндалл поставил балет «Испанская сатира».

Альбенис был одним из первых испанских композиторов нового времени, положивших в основу своего творчества народную испанскую музыку с ее характерными ритмами и интонациями. Вместе с тем в творчестве Альбенис сказалось известное влияние импрессионизма.
Умер 18 мая 1909 года в Камбо-ле-Бен, французские Пиренеи

Исаак Альбенис был самым старшим в прославленной «музыкальной» тройке испанского Возрождения (Ренасимьенто), охватившего все области искусства последних десятилетий XIX века. (В тройку музыкального Ренасимьенто, кроме Альбениса, заслужено вошли Энрике Гранадос и Мануэль де Фалья). «Испанским Рубинштейном» называли соотечественники и почитатели таланта Альбениса — композитора и пианиста-виртуоза, заложившего основы современной испанской профессиональной музыки. «Наш отец Альбенис указал нам путь, по которому мы должны идти», говорил младший современник И. Альбениса, композитор Хоакин Турина.

При перепечатке данной статьи или ее цитировании ссылка на первоисточник обязательна: Копирайт © 2010 Вячеслав Карп — Зеркало сцены.

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.