АЛЯБЬЕВ, АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ

Александр Александрович Алябьев  — русский композитор, пианист, дирижёр.


Александр Александрович Алябьев родился 15 августа 1787 года в семействе дворян в Тобольске в семье вице-губернатора Александра Васильевича Алябьева.

В 1810 году опубликовал первые музыкальные сочинения. Учителем
Алябьева называют композитора И. Я. Миллера.

Александр Алябьев участвовал в Отечественной войне 1812 года и заграничных походах русской армии в 1813-1814 годов (в Ахтырском гусарском и Конно-егерском полках). При взятии Дрездена был ранен. Продолжил военную службу в Петербурге, где он сочинил, в 1815 году, одно из самых ранних своих произведений - гусарскую песню «Один ещё денёк».

В 1823 году Алябьев, в чине подполковника, вышел в отставку. Проживал в Москве и Петербурге. В это время сблизился с писателем Михаилом Загоскиным и композитором Алексеем Верстовским.

В начале 1825 года Алябьев был арестован по подозрению в убийстве помещика Т. М. Времева и, несмотря на недоказанность обвинения, приговорён к ссылке в Сибирь с лишением всех прав и дворянского звания. Основной причиной сурового приговора послужила, по-видимому, близость Алябьева к декабристским кругам. Николай I неоднократно отклонял ходатайства о смягчении участи Алябьева.

В 1828 году, после трехлетнего заключения в крепости, Алябьев был направлен в Тобольск. Здесь он организовал симфонический оркестр «казачьей музыки», руководил симфоническими и хоровыми концертами, выступал как дирижёр и пианист. К этому времени относятся широко известные романсы Алябьева, опубликованные в сборнике «Северный певец» (1828, 1831 гг.), и ряд оркестровых произведений.

В 1832-1833 годах Алябьев жил на Кавказе, в 1833-1834 годах - в Оренбурге, затем в Московской губернии.

Живо интересуясь музыкой народов России, композитор записал кавказские, башкирские, киргизские, туркменские, татарские народные песни, составил и опубликовал (совместно с украинским историком-фольклористом М. А. Максимовичем) сборник «Голоса украинских песен» (1832 г., издан 1834 г.).

Лишь в 1843 году Алябьев получил разрешение проживать в Москве под надзором полиции. Здесь он снова входит в театральную среду, пишет музыку к драматическим спектаклям. В 1847 году завязывается его дружба с А. С. Даргомыжским.

Наибольшую известность Алябьев приобрел как автор романсов, из которых всемирную славу завоевал «Соловей» (П. Виардо, М. Зембрих, А. Патти и другие певицы исполняли этот романс в сцене урока в опере «Севильский цирюльник» Россини).

Алябьеву принадлежат также оркестровые, камерно-инструментальные, фортепьянные и хоровые сочинения.

На сцене были поставлены его комическая опера «Лунная ночь, или Домовые» на либретто П. А. Муханова и П. Н. Арапова (1823 г., Большой театр, Петербург) и комический балет «Волшебный барабан, или Следствие Волшебной флейты» (1827 г., Большой театр, Москва). Оба произведения не удержались в репертуаре, хотя они содержат много красивой музыки, особенно в лирических эпизодах, а также в овеянных тонким юмором комических сценах. Сценарий балета, поставленного Ф. Бернаделли, не сохранился. На открытие Большого театра в 1825 году Алябьев совместно с А. Н. Верстовским и Ф. Е. Шольцем написал музыку к прологу
«Торжество муз» М. А. Дмитриева.

В истории русской театральной музыки Алябьев занимает видное место как наиболее значительный, наряду с Верстовским, автор опер-водевилей. Им написана музыка к опере-водевилю Н. И. Хмельницкого «Новая шалость, или Театральное сражение» (с Верстовским и Л. В. Маурером, 1822 г., Большой театр, Петербург), к комедии-водевилю М. Н. Загоскина «Деревенский философ» (1823 г., театр на Моховой, Москва; та же
музыка использовалась в комедии-водевиле «Путешествующая танцовщица-актриса, или Три сестры-невесты» П. Н. Арапова, 1824 г., Большой театр, Петербург), к операм-водевилям А. И. Писарева: «Учитель и ученик, или В чужом пиру похмелье» (с Верстовским и Шольцем, 1824 г., театр на Моховой, Москва), «Проситель» (те же композиторы и М. Ю. Виельгорский, 1824 г., там же), «Хлопотун, или Дело мастера боится» (с Верстовским, 1824 г., Малый театр), «Встреча дилижансов» (с Верстовским, 1825 г., Большой театр, Москва), «Забавы калифа, или Шутки на одни сутки» (с Верстовским и Шольцем, 1825 г., там же), «Три десятки, или Новое двухдневное приключение» (с Верстовским, 1825 г., там же). Для Большого театра Алябьев, находившийся ко времени написания «Забав калифа» в заключении, написал в 1827 году музыку к операм-водевилям Писарева «Две записки, или Без вины виноват», «Пастушка, старушка, волшебница, или Что нравится женщинам» (по Фавару) (в обоих случаях с Верстовским), к опере-водевилю А. А. Шаховского «Молодая мать и жених в 48 лет, или Домашний спектакль», комедии-водевилю Н. А. Шатилова (по Скрибу и Дюпену) «Нераздельные, или Новое средство платить долги» (вставные номера — Шольца) и опере-водевилю Н. И. Малышева (по Скрибу и Варнеру) «Лучший день в жизни, или Урок богатым женихам» (С Шольцем и Верстовским). В Петербурге был поставлен водевиль Р. М. Золотова (по Дартуа и Эжену) «Утро и вечер, или Ветер переменился» (1826 г.) с музыкой Алябьева.

Почти все эти пьесы шли в обеих столицах, а некоторые и в
провинции. Музыка Алябьева из прежних водевилей использовалась и в других пьесах, в том числе водевилях Д. Т. Ленского «Муж и жена» (1830 г.) и «Старый гусар, или Пажи Фридриха II» (1831 г.), шедших в Большом театре (Москва).

Применение наряду с куплетами более развитых вокальных форм и расширение приемов музыкальной характеристики приближают некоторые оперы-водевили Алябьева к комической опере (так, в принадлежащем Алябьеву Втором акте «Забав калифа» встречаются арии, хоры, балетный дивертисмент и развернутый финал). Увертюры Алябьева к этим пьесам написаны нередко на уровне оперных увертюр.

Алябьева написал также музыку к ряду драматических спектаклей Большого театра (Москва), в том числе «Виндзорские кумушки» Шекспира (1838 г.), «Русалка» Пушкина (1838 г.), «Безумная» по И. И. Козлову (1841 г.).

Нет сведений об исполнении его музыкально-драматической сцены «Кавказский пленник» по повести Пушкина (партитура относится предположительно к двадцатым годам, издана в 1859 г.).

Оперы Алябьева «Аммалат-Бек» по Бестужеву-Марлинскому, «Волшебная ночь» по комедии «Сон в летнюю ночь» Шекспира, «Рыбак и
русалка, или Злое зелье» (опера-балет) не были поставлены.

Умер Алябьев в Москве в 1851 году.

Алябьев развил декламационные элементы вокальной мелодии, повысил выразительное значение гармонии и фактуры, придал самостоятельное значение фортепианной партии. Характерные особенности музыкального языка Алябьева — частое применение органных пунктов и остинатных фигураций, обострение ладовых тяготений путём альтерации, красочное сопоставление одноименных тональностей (мажора и минора). Эти приёмы свидетельствуют о творческом освоении композитором новых тенденций музыкального романтизма.

Творчество Алябьева — одно из ярких явлений русской культуры пушкинской эпохи. Современник Глинки и Даргомыжского, Алябьев в лучших своих произведениях приближается к творческому методу этих композиторов-классиков, сочетая романтические тенденции с глубокой жизненной правдой образов.

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.