АН-СКИЙ, СЕМЕН АКИМОВИЧ

Семён Акимович Ан-ский (Шлойме-Занвл Раппопорт) - российский еврейский этнограф, писатель, публицист.


Родился в 1863 году в местечке Чашники Витебской губернии в ортодоксальной семье. Окончил хедер. Лишь в шестнадцать лет Ан-ский выучил русский язык и обучился русской грамоте.

В 1881 году он поселился в местечке Лиозно, где пробивался уроками, но, уличенный местным раввином в вольнодумстве (его застали за чтением «Грехов молодости» Лилиенблюма), под угрозой отлучения переехал в Двинск, где стал работать в переплетной мастерской.

К этому времени относится первый литературный опыт Ан-ского, рассказ на идиш «История одного семейства». Лишь после долгих мытарств рассказ появился в 1883 году за подписью «Псевдоним» в русском переводе.       Увлекшись народничеством, 1883 году он решил было заняться обучением крестьянских детей, но его, как еврея, выслали из деревни. Тогда для Ан-ского начались годы скитания по угольным и соляным шахтам Екатеринославской губернии. Свои наблюдения и впечатления он описал в «Очерках народной литературы» (1894 г.) и в книге «Народ и книга».

По совету Глеба Успенского переехал с юга России в Петербург, где стал сотрудничать в народнических журналах.

Преследуемый за революционные убеждения Ан-ский вынужден в 1892 году покинуть Россию, и некоторое время живет в Германии и Швейцарии. Поселившись в Женеве после 1900 года, Ан-ский совместно с Х. Житловским и В. Черновым основал Аграрно-социалистическую лигу, ставшую позднее составной частью партии российских эсеров. За границей Ан-ский сотрудничал в подпольной революционной печати на русском языке и идиш.

В 1894 году поселился в Париже, чтобы ознакомиться с жизнью тамошних рабочих. Первые два года Ан-ский работал на фабрике и в переплетных мастерских. В 1894 году он был приглашен известным революционером-народником П. Лавровым в качестве секретаря. Эти обязанности Ан-ский выполнял до кончины Лаврова в 1900 году.

Годы пребывания в Париже имели решающее значение для его дальнейшей литературной деятельности. Под влиянием знакомства с еврейскими выходцами из России Ан-ский вернулся к еврейским темам — он написал рассказ «Мендель Турок», затем свою лучшую в художественном отношении повесть «В еврейской семье», два больших очерка «Первая ласточка» и «Разрушители ограды» (под общим заглавием «Пионеры»). В те же годы им написаны на идиш гимн Бунда «Ди швуэ» («Клятва») который стал «марсельезой еврейских рабочих» и ряд других стихотворений, оригинальных и переводных (преимущественно из Некрасова и Никитина), а также одноактная пьеса «Vater un Sühn» и поэма «Aschmedai».

По возвращении в 1905 году в Россию  принял активное участие в работе Еврейского историко-этнографического общества, был соучредителем Еврейского литературного общества в Петербурге (1908 г.), сотрудничал в журналах «Еврейский мир», «Еврейская старина», сборнике «Пережитое».

В произведениях 1903–1908 годов обращается к еврейским образам и проблематике.

Ан-ский плодотворно занимался этнографией восточноевропейских евреев. В 1912 году совместно с Ю. М. Энгелем участвовал в экспедиции по сбору еврейских фольклорных материалов на Украине в местечках Подолии и Волыни.

В сентябре 1913 года Ан-скому приходится прервать свое участие в этнографической экспедиции для того, чтобы освещать «процесс Бейлиса» на страницах столичной и провинциальной прессы. Впрочем, еще прежде, статьей «Ритуальные наветы в еврейском народном творчестве», написанной в декабре 1911 года на «дело Бейлиса» откликнулся в печати Ан-ский-фольклорист. Построенная на материале народных легенд и сказок, взятых из литературных источников средневековья и нового времени, статья заканчивается публицистическим обобщением, обращенным к широкому читателю одного из самых солидных русских журналов: «Это — фольклор смятения и ужаса, раскрывающий перед нами душевное состояние целого народа, затравленного, потрясенного, и беспомощного. Если для раскрытия наветов, для торжества правды и справедливости народное воображение должно прибегать к сверхъестественной помощи, то это свидетельствует, что народ изверился в обычном, земном правосудии».

Записанные Ан-ским народные легенды, песни и хасидские предания, а также его рассказы из жизни еврейской бедноты, внесли в литературу на идиш живую фольклорную струю, обнаружив глубокое понимание духовных ценностей простого народа. Результаты экспедиции были внушительными. Известно, что наряду с произведениями традиционного народного искусства здесь было немало предметов быта, ныне совершенно забытых. Это был ценнейший комплексный материал.

Экспедиция Ан-ского, о результатах которой сообщалось в печати, и Еврейский музей на Пятой линии Васильевского острова в Петербурге, экспонировавший уже в 1914 году найденные экспедицией вещи, несомненно, способствовали развитию интереса к еврейскому народному творчеству.

Фольклорный материал послужил также основой его знаменитой пьесы «Диббук», первоначально написанной по-русски и озаглавленной «Меж двух миров». Пьеса основана на собранных в ходе этнографической экспедиции хасидских преданиях о диббуках, духах умерших, а также включает массу другого фольклорного материала. Однако фантастический сюжет «Диббука» не является пересказом народной легенды. Он навеян конкретными жизненными впечатлениями писателя, перевоплощенными в духе фольклорного мироощущения. Во время посещения местечка Ярмольницы в Подолии участники экспедиции, в поисках чернил, оказались в доме состоятельного еврея. Здесь Ан-ский подсмотрел тривиальную жизненную ситуацию: глава семьи, вопреки желанию дочери, влюбленной в бедного боготворившего ее ученика религиозной школы, решил выдать ее замуж за сына богатого соседа. Горе семнадцатилетней девушки было столь красноречивым, что запомнилось Ан-скому. Это был сюжет для бытовой мелодрамы, не более. Однако, вернувшись в Петербург и разбирая материалы экспедиции, писатель наткнулся на хасидские легенды о духах умерших – диббуках. Так возникли очертания будущей пьесы.

Сюжет пьесы следующий: бедный ешиботник, изучающий тайные премудрости каббалы, влюблен в дочь богача Лею. Узнав, что отец решил выдать ее за другого, состоятельного жениха, он умирает с горя. Его дух (диббук) вселяется в Лею. Для того чтобы изгнать диббука, цадик проводит обряд изгнания духа. Дух изгнан, но Лея умирает. Названная Максимом Горьким «сильной драмой из еврейской жизни», пьеса являет зрителю прекрасное сочетание мистики и эротики, любовной истории и тщательно воссозданной панорамы местечковой жизни.

Уже первые чтения ее в кругу друзей стали событием в еврейской литературной жизни. Пьеса была написана на русском или на идише. Обе языковые версии существовали одновременно. Летом – осенью 1916 года ее русский вариант читали Василий Качалов и Константин Станиславский.

«Диббук» был впервые поставлен на идиш в авторском переводе Виленской труппой в 1920 году. На иврит пьеса была переведена с идиш Х. Н. Бяликом (1918 г.) и опубликована в журнале «Ха-Ткуфа». Постановку осуществил Е. Б. Вахтангов в 1922 году в еврейской студии «Габима».

Впоследствии, при переезде из России в Вильно, Ан-ский потерял версии пьесы на русском и идиш и был вынужден перевести текст Бялика на идиш, с некоторыми изменениями. Именно этим новым текстом на идиш пользовалась Виленская труппа в своей постановке. Позже на сцене появились немецкая, английская, польская, украинская, шведская, болгарская и французская версии. Итальянский композитор Л. Рокка написал оперу «Диббук», Л. Берстайн – балет,  а музыкальные обработки пьесы, сделанные Р. Симони и Д. Темкиным, были показаны в Нью-Йорке. Кинематографисты дважды экранизировали «Диббук»: в Польше (1938 г.) и в Израиле (1968 г.).

В 1915-1916 годах – Ан-ский уполномоченный Еврейского комитета помощи жертвам войны в Галиции. В 1917 году он был избран во Всероссийское Учредительное собрание депутатом от социалистов-революционеров. После его роспуска эмигрировал.

Переехав в Варшаву, Ан-ский основал в 1919 году еврейское этнографическое общество. В том же году он основал в Вильне архив Еврейского этнографического общества и Еврейский музей.

Умер Семён Акимович Ан-ский 8 ноября 1920 года в Варшаве.

Собрание сочинений Ан-ского на идиш в пятнадцати томах вышло в свет посмертно в 1920–1925 годах. Оно включает стихи, пьесы, повести, мемуары, фольклорные записи и три тома, посвященных бедствиям, которые принесла Первая мировая война еврейским общинам Галиции, Буковины и Польши. Что же касается богатейших (около пяти тысяч документов) архивов этнографических экспедиций, они были разобщены, и сейчас находятся в различных хранилищах России, Украины, США, Германии, Израиля и в частных собраниях.

В годы второй мировой войны часть архива Ан-ского, хранившаяся в фондах Виленского еврейского историко-этнографического общества, была вывезена специальным подразделением штаба А. Розенберга во Франкфурт-на-Майне, где скапливались по замыслу нацистов наиболее значительные интеллектуальные ценности европейского еврейства. Среди вывезенных из Вильнюса бумаг была и рукопись «Диббука». Усилиями работавших на разборке документов во Франкфурте евреев ее удалось спасти от уничтожения, постигшего в конце войны часть этого собрания. После победы над фашистской Германией, в составе других сохранившихся материалов, авторский оригинал «Диббука» был вывезен в Нью-Йорк.

Сегодня научное наследие Ан-ского — один из основных источников знаний о жизни евреев в Российской империи.

«Семен Акимыч Ан-ский совмещал в себе еврейского фольклориста с Глебом Успенским и Чеховым. В нем одном помещалась тысяча местечковых раввинов – по числу преподанных им советов, утешений, рассказанных в виде притч, анекдотов и т.д. В жизни Семену Акимычу нужен был только ночлег и крепкий чай … Русско-еврейский фольклор … в неторопливых, чудесных рассказах лился густой медовой струей. Семен Акимыч, еще не старик, дедовски состарился от избытка еврейства и народничества: губернаторы, погромы, человеческие несчастья, встречи, лукавейшие узоры общественной деятельности в невероятной обстановке минских и могилевских сатрапий, начертанные как бы искусной гравировальной иглой. Все сохранил, все запомнил Семен Акимыч — Глеб Успенский из талмуд-торы. За скромным чайным столом, с мягкими библейскими движениями, склонив голову на бок, он сидел, как библейский апостол Петр на вечери» —  писал о нем Осип Мандельштам.

При перепечатке данной статьи или ее цитировании ссылка на первоисточник обязательна: Копирайт © 2010 Вячеслав Карп — Зеркало сцены.

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.