АППЕРЦЕПЦИЯ

Апперцепция (от латинского ad — к и perceptio — восприятие)  - термин описательной психологии, родовое название для всех психических актов, благодаря которым, при активном участии внимания и при воздействии ранее сложившихся комплексов психических элементов, мы ясно и отчетливо воспринимаем данное психическое содержание.


Апперцепция может не только обеспечить избирательность восприятия, но и привести к иллюзии. Такая иллюзия описана Пушкиным в стихотворении «Вурдалак».

Трусоват был Ваня бедный:

Раз он позднею порой

Весь в поту, от страха бледный,

Чрез кладбище шел домой.

Бедный Ваня еле дышит;

Спотыкаясь, чуть бредет

По могилам; вдруг он слышит —

Кто-то кость, ворча, грызет.

Ваня стал — шагнуть не может.

Боже! думает бедняк,

Это верно кости гложет

Красногубый вурдалак.

Горе! малый я не сильный:

Съест упырь меня совсем

Если сам земли могильной

Я с молитвою не съем.

Что же? вместо вурдалака

(Вы представьте Вани злость) —

В темноте пред ним собака

На могиле гложет кость.

В психологии нового времени термин «Апперцепция» прошел несколько этапов развития. Впервые в новую психологию понятие «апперцепция» ввел Лейбниц, противопоставивший «апперцепцию» простой «перцепции». В то время как перцепция есть внутреннее состояние души, представляющей внешний мир, — «апперцепция» есть «сознание или рефлексия этого внутреннего состояния». Лейбниц подчеркнул активный характер апперцепции. В актах апперцепции представления не просто даются нам, но мы овладеваем ими, как нашим достоянием. Т. к. деятельностью отчетливого представления необходимо предполагается субъект, то, по Лейбницу, акты апперцепции обусловлены самосознанием.

Дальнейшее развитие понятие «апперцепция» получило у Канта. По Канту, «апперцепция» есть высшая и в каждом субъекте тождественная форма самосознания, благодаря которой все многообразие наглядных представлений относится к представлению того субъекта, в котором это многообразие находится. В апперцепции Кант подчеркивает синтетический характер ее актов. По Канту, апперцепция есть высшее условие единства всех понятий рассудка; единством апперцепции обусловлена возможность априорных синтетических суждений в науке и в философии.

В то время как Лейбниц и Кант выдвинули на первый план гносеологическую функцию апперцепции, кантианец Гербарт перенес центр тяжести в психологическое содержание этого понятия. По Гербарту, апперцепция есть акт ассимиляции вновь вступающих в поле сознания представлений, посредством воздействия на них со стороны сложных комплексов, образовавшихся в прошлом психическом опыте. Возможность апперцепций обусловлена, по Гербарту, механизмом сознания. Представления, исчезающие из сознания, не погибают бесследно, но, подвергшись торможению, продолжают существовать в качестве «стремления к представлению». Посредством ассоциаций или посредством самопроизвольного движения представления, ушедшие из кругозора сознания, могут вновь в него возвратиться. Процесс апперцепции состоит в том, что ушедшие из поля сознания массы представлений не остаются пассивными, но, посредством особого рода притяжения, стремятся присоединить к своему составу вновь появляющиеся представления.      Психолог Вильгельм Вундт развил теорию апперцепции. Его учение об апперцепции есть синтез всей предыдущей истории этого понятия, начиная с Лейбница. Под апперцепцией Вундт разумеет всякий отдельный процесс, посредством которого мы ясно воспринимаем какое-нибудь психическое содержание. Характерный признак апперцепции состоит, по Вундту, в напряжении внимания; восприятие, не сопровождаемое состоянием внимания, Вундт называет перцепцией. Вундт различает два вида апперцепции: пассивную, при которой новое содержание схватывается вниманием мгновенно и без предварительной эмоциональной установки, и активную, при которой восприятие содержания предваряется чувством ожидания, а внимание направляется на новое содержание еще до его появления.

Фихте назвал апперцепцию иначе — продуктивной силой воображения (от немецкого produktive Einbildungskraft).

В современной психологии понятие «апперцепция» выражает тот несомненный факт, что разные люди (и даже один человек в разное время) могут по-разному воспринимать один и тот же предмет и, наоборот, разные предметы воспринимать как один и тот же. Это объясняется тем, что восприятие предмета есть не простое копирование, а построение образа, осуществляемое под влиянием имеющихся у личности сенсомоторных и категориальных схем, запаса знаний и т.д. В этой связи различают устойчивую апперцепцию (обусловленную мировоззрением и общей направленностью личности) и временную апперцепцию (определяемую настроением, ситуационным отношением к воспринимаемому и т.д.), тесно переплетающиеся в конкретном акте восприятия. Разновидностями идеи апперцепции являются понятия гештальта, установки, выражающие различные аспекты активности личности.

В эстетике понятие апперцепции широко применяется при изучении эстетического восприятия. Особенное значение понятие апперцепции получило в тех эстетических теориях, которые стремятся из устанавливаемых психологией законов и условий эстетического восприятия вывести нормативные предписания, регулирующие художественный процесс. Дело в том, что изучение апперцепции выдвинуло такие вопросы, как вопрос об объеме воспринимающего сознания, т. е. о количественном пределе эстетических впечатлений, могущих быть воспринятыми в одном представлении; вопрос о прерывистом или непрерывном характере эстетического восприятия при перенесении внимания с одного психического содержания на другое; вопрос о градации моментов напряжения и ослабления в процессе эстетического восприятия и т. д. В зависимости от ответов на все эти вопросы нормативные теории эстетики пытались указывать свойства эстетического объекта, которые должны быть налицо — чтобы объект во всем содержании своих элементов и с исчерпывающей полнотой мог быть воспринят в эстетическом впечатлении. Особенные надежды возлагались на теорию апперцепции при обсуждении таких вопросов, как проблема синтеза искусств. При этом исходили из мысли, что возможность синтеза искусств зависит не только от возможности объединения двух или нескольких искусств в лице одного художника, но также и от обусловленной законами психики возможности восприятия синтетических продуктов искусства. На этом основании многие эстетики (в том числе Лев Толстой) отрицали всякую возможность синтеза искусств, полагая, что даже если бы могли быть созданы совершенные произведения синтетического искусства, они, в силу ограниченности объема апперципирующего сознания, не могли бы быть полностью усвоены.        Несмотря на то, что к изучению апперцепции давно уже стали применять экспериментальные методы исследования, акты апперцепции до настоящего времени не изучены еще в такой мере, чтобы на них можно было строить какие бы то ни было нормативные выводы в эстетике. К тому же формы апперцепции, ее объем, состав, условия осуществления не суть постоянные, неподвижные психические величины; они изменяются вместе с изменением психики общественного человека.

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.