АРГО, АБРАМ МАРКОВИЧ

Абрам Маркович Арго (Гольденберг) - русский поэт, драматург, переводчик.


Родился 2 (14) февраля 1897 года в Елизаветграде в семье инженера.

Окончил Елизаветградскую гимназию.

Литературную деятельность начал в 1915 году в Одессе. Писал лирические и юмористичекие стихи в театральных журналах.

В литературе дебютировал книгой стихотворений «Старая Англия» (Харьков, 1919 г.).

С 1917 года работал совместно с поэтом Н. А. Адуевым. Ими написаны новые тексты к опереттам «Жирофле-Жирофля» Лекока (1922 г., Камерный театр), «Прекрасная Елена» (1924 г., Большой т-р) и «Орфей в аду» Оффенбаха (1925 г., Московский театр музыкальной комедии).

В двадцатые годы работал для театральных коллективов «Синяя блуза», «Смычка», Теревсат (Театр революционной сатиры).

А. является автором сатирических обозрений, поставленных в Московском театре сатиры: «Семь лет без взаимности» (совместно с Адуевым, 1925 г.), «Ой, не ходи. Грицю, на «Заговор императрицы» (совместно с Д. Г. Гутманом, В. Я. Типотом, 1925 г.).

Автор персонажа Петрушка.

Ему принадлежит либретто одной из первых советских оперетт — «Полярные страсти» (1931 г., совместно с Я. М. Галицким).

Писал также сатирические репризы, присказки к выступлениям цирковых артистов — В. Е. Лазаренко, братьев Танти, Бим-Бом, В. Л. Дурова, а также тексты песен, куплетов для Л. О. Утесова, Б. С. Борисова, В. Я. Хенкина.

Сотрудник журналов «Молодая гвардия», «На литературном посту

Переводил европейских классиков - Виктора Гюго, О. Барбье, Франсуа Вийона, А. Дюма, А. Мицкевича, Г. Надо, а также Теодора де Банвилля.

Проходит все навеки, навсегда.

Но тот солжет, кто скажет «без следа»!

Нет, кто-нибудь тот след отыщет,

Будь это прах, иль мусор, иль лопух

(Об этом Гамлет рассуждает вслух –

Акт пятый, сцена на кладбище).


Бессмертные, трехмерные слова.

Им тленья нет, их плоть всегда жива,

Как вечность, как первооснова!

Так верю я, что кроме бренных тел

Есть то, чему бессмертие удел:

Дух, —

Вера, —

Разум, —

Образ,-

Слово!

Арго.


 

Арго автор книг: «Сатирические очерки из истории русской литературы» (1939 г.), «Подлинники и переводы», (1957 г.) , «Из зарубежных поэтов» (1958 г.), «Звучит слово. Очерки и воспоминания» (1962 г.), «Своими глазами. Книга воспоминаний» (1965 г.), «За много лет. Стихи» (1969 г.).

Абрам Маркович Арго скончался в 1968 году.

При перепечатке данной статьи или ее цитировании ссылка на первоисточник обязательна: Копирайт © 2010 Вячеслав Карп — Зеркало сцены.

А.М. Арго
Фрагмент из книги «СВОИМИ ГЛАЗАМИ».

В 1918 году в Большой аудитории Политехнического музея был литературный вечер, на котором председателем был Валерий Брюсов, среди прочих выступал Сергей Есенин.
Курчаво-завитой, напомаженно-напудренный, широко расставив ноги и отставив корпус назад, размахивая руками, Есенин начал читать свой «Сорокоуст» — поэму, в первое четверостишие которой, как известно, входит непечатное выражение — в нынешних посмертных изданиях оно заменяется несколькими строчками многоточий.
В порядке устной поэзии, с эстрады подмостков оно было произнесено полным голосом и вызвало естественную реакцию аудитории:
— Долой хулигана!
— Возмутительно!
— Как вам не стыдно! И это поэзия!
— Позор! Позор!
Свист, шум, крик был такой, что о продолжении выступления речи быть не могло. Есенин стоял молча, голубыми своими глазами поглядывал на публику и улыбался полунасмешливо, полурастерянно. Он в сущности знал, на что идет: непристойными словами в начале поэмы он привлекал внимание публики настолько, что мог быть уверен: обывательская публика в ожидании хотя бы новой непристойности не упустит ни одной строки из дальнейшего, а в дальнейшем-то следовали превосходные, громадного темперамента строки. Но скандал был отчаянный, обыватель, не вдаваясь в подробности, негодовал, возмущался озорством поэта.
Но недаром кораблем сего общественного мероприятия правил мудрый кормчий Валерий Брюсов. Он проявил в данном случае не только ум и такт, но еще и великую честность поэта.
Вставши во весь рост — как сейчас помню его стройную фигуру в знаменитом черном сюртуке, увековеченном на портрете Врубеля, — Брюсов поднял руку, призывая к порядку бушевавшую аудиторию.
Авторитет Брюсова был велик — он был первым поэтом прежнего времени, который с первых же дней переворота признал новую власть и безоговорочно стал «работать с большевиками». Его не все любили, но уважали в равной мере все читатели, и старые, и новые.
Так стоял он с поднятой рукой, и когда собрание, наконец, успокоилось, произнес:
— Я, Валерий Брюсов, заявляю всем вам, что стихи Есенина, те, которые он сейчас прочтет, — лучшее из всего написанного на русском языке в стихотворной форме за последние двадцать лет.
И затем Есенину:
— Продолжайте!
Есенин закончил чтение, и аудитория не могла не оценить замечательное его стихотворение.

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.