АРИСТОКСЕН

Аристоксен (Аристоксен Тарентский — Ἀριστόξενος ὀ Ταραντίνος; Аристоксен «Музыкант») — древнегреческий философ и теоретик музыки.


Родился около 360 года до н. э. в Таренте.

Учился у своего отца Спинатра, а затем — у Лампра Эритрейского, пифагорейца Ксенофила. В Афинах учился у Аристотеля. Однако, как считает Суда, он приобрел столь «большую ученость, слушая Аристотеля», что был обижен, когда Аристотель сделал своим преемником не его, а Феофраста.

Аристоксен был также известен как педагог — преподавал в Афинах.

Писал о музыке и философии, оставил также книги по истории и педагогике — в общей сложности около четырехсот пятидесяти книг.

Из них в различных источниках упоминаются: «Элементы гармоники» (сохранилась во фрагментах), «О началах», «О мелопее» (не менее четырех книг), «О ладах», «О восприятии музыки», «О музыке» (не менее четырех книг), «Элементы ритмики» (сохранилась во фрагментах), «О первом времени», «Об инструментах», «О флейтах и инструментах», «Об изготовлении флейт», «О флейтистах», «О хороводах», «О трагиках», «О танце в трагедии», «Праксидамант», «О Пифагоре и его учениках», «О пифагорейской жизни», «Пифагорейские изречения», «Жизнь Пифагора», «Жизнь Архита», «Жизнь Сократа», «Жизнь Телеста», «Гражданские законы» (не менее восьми книг.), «Законы воспитания» (не менее  десяти книг), «Об арифметике», «Застольные беседы», «Исторические заметки», «Разнообразные воспоминания», «Разрозненные заметки», «Сравнения».

Из всего этого многообразия сохранился лишь его труд «Гармоника» (в трех книгах), фрагменты из «Ритмики». Некоторые положения его учения дошли до нас в изложении Плутарха.

Книга Аристоксена «Элементы гармоники» (компиляция из разных работ Аристоксена с лакунами, без окончания) — первая дошедшая до нас работа по теории музыки. В ней рассматриваются роды мелоса (диатоника, хроматика, энармоника), интервалы (слитные в речи и дискретные в пении), звуки, системы (интервальные структуры в пределах кварты, квинты, октавы, вплоть до двухоктавной Полной системы), лады, метаболы (перемены по роду, системе, ладу), мелопея (музыкальная композиция). «Музыкальная» арифметика Аристоксена впоследствии подверглась резкой критике последователей пифагорейской науки.

Аристоксен (в противоположность пифагорейцам) сознательно отказался от математического истолкования интервалов, полагая их очевидными для музыканта и ни в каком дополнительном обосновании не нуждающимися.

Точность, глубина, естественнонаучный эмпиризм и методичность исследования в работах Аристоксена по теории музыки сближают его с Аристотелем. Однако Аристоксен заметно отходит от Аристотеля по фактическому содержанию своих учений. Так, его этика – это в первую очередь нормативная пифагорейская этика, то есть строгая этика долга. (Так, например счастье, по Аристоксену —  результат частью природной одаренности, частью божественного дара, в то время как Аристотель учит о зависимости счастья от волевого добродетельного усилия человека).

В своих работах он также широко рассматривал проблемы танцевального и театрального искусства.

Танцы, по Аристоксену, разделяются, во-первых, на сценические и лирические, и, во-вторых, танцы первого рода делятся на трагические, комические и сатирические, а танцы второго рода – на пиррические военные, исполняемые вооруженными юношами, танцы обнаженных мальчиков в гимнасиях и танцы, служащие аккомпанементом к музыке, а не наоборот, которые назывались «подтанцовывание» под музыку. Между двумя родами танцев имеется параллелизм.

Военный танец подобен сатирическому.

Танец обнаженных мальчиков близок к трагическому танцу, который называется также просто emmelia, или «созвучие», «гармония», «мелодичность». Греки, очевидно, хотели показать этим термином, обозначая им вид пляски, особо музыкальный и естественный характер телодвижений при такой пляске. О характере серьезного и торжественного танца обнаженных мальчиков в одном из фрагментов Аристоксена говорится следующее. «Танцы обнаженных мальчиков подобны тому, что древние называли anapalё … Все мальчики танцуют его обнаженными, совершая некоторые ритмические движения и фигуры (schemata), [исполняемые] руками поочередно, таким образом, что появляются некие образы и очертания всей палестры и панкратия, и ритмично передвигая ноги. Виды такого танца – осхофорический [от названия процессии, в которой юноши, одетые в женское платье, несли виноградные ветви с висящими на них гроздьями] и вакхический, почему и весь этот танец восходит к Дионису».

И в этой трагической пляске, и в танцах обнаженных мальчиков стремились передать важные, величественные и торжественные чувства.    Наконец, комический танец в сценическом роде танца подобен танцу-аккомпанементу («подтанцовыванию») в лирическом роде. Этот «комический» танец назывался иначе также еще и «кордакс» – слово, имеющее значение сотрясение, изгибание. «Кордакс», который возникал, очевидно, столь же непроизвольно при соответствующей музыке, как и сходное с ним «подтанцовывание» в лирическом роде, считался неприличным, распущенным и постыдным танцем.

Что касается характера музыки, соответствующей тому или иному роду танца, то, по Аристоксену, для трагедии необходима, по причине ее торжественности, так называемая «гилародия». Это слово также необходимо пояснить, так как в прямом переводе оно значит «пение веселых песен», что может вызвать недоумение, поскольку речь идет о трагедии. Поэтому «гилародию» никак нельзя понимать в смысле обычного бурного веселья, но в смысле просветляющей и умиротворяющей радости, на что указывает и само этимологическое значение слова.

Музыкальным ладом, соответствующим трагедии, была, по Аристоксену, некая «патетическая» разновидность миксолидийского лада. Он сообщал, что первой изобрела миксолидийский лад Сапфо, от которой и научились все трагические поэты. Взяв миксолидийский лад, имеющий патетический характер, они соединили его с дорийским, выражающим величие и достоинство, и в результате смешения получилась «трагедия», то есть трагическое пение. Далее, продолжает Аристоксен, комедии соответствует «магодия», вид пения, который сам Аристоксен производит от слова «маг» за волшебные и медицинские свойства этого пения.

Аристоксен скончался около 300 года до н. э.

Аристоксен оказал огромное влияние на развитие дальнейшей античной науки о музыке. Прямыми аристоксениками были Аристид Квинтилиан, Клеонид, Гауденций и Бакхий. Не избежали его влияния даже пифагорейцы, в том числе Никомах и Боэций. Птолемей (не будучи чистым аристоксеником или пифагорейцем) естественно интегрировал части учения Аристоксена в свою гармонику.

В Средние века и в эпоху Возрождения упоминания Аристоксена редки (преимущественно по Боэцию), возможно, из-за невладения многими учёными того времени греческим языком. Активный интерес к нему возродился в Италии начиная с конца XV века (Джорджо Валла, Франкино Гафури). Первый латинский перевод (Антонио Гогавы) был опубликован в 1562 году, что дало толчок к введению гармоники Аристоксена в широкий научный обиход.

В честь Аристоксена назван кратер на Меркурии.

При перепечатке данной статьи или ее цитировании ссылка на первоисточник обязательна: Копирайт © 2010 Вячеслав Карп — Зеркало сцены.

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.