АРЛЕКИН

Арлекин (от итальянского Arlecchino, французский Arlequin, испанский Arlequin) — традиционный персонаж итальянской комедии дель арте, второй дзанни; самая популярная маска итальянского площадного театра. Представляет северный (или венецианский) квартет масок, наряду с Бригеллой (первым дзанни), Панталоне и Доктором.

Создан актером А. Ганасса во второй половине XVI века. Он, как и другой известный в роли второго Дзанни актёр Симоне да Болонья, имени Арлекин не знал.

Имя Арлекин происходит из старинных французских легенд, где фигурировал мрачный предводитель сонма дьяволов Эллекен (фр. Hellequin). В XIII веке его упоминает в «Игре о беседке» Адам де Аль, а в XIV веке – Данте в «Божественной комедии», где Аликино — один из бесов.

Аликино и бесы рядом с Вергилием и Данте, Джованни ди Паоло, XV в.

Разные труппы выступали в Италии, во Франции, Испании, Англии, распространяя типажи своих героев, сюжеты и виртуозную технику исполнения в другие страны, оказав влияние на творчество Гольдони, Гоцци, Лесажа, Мариво, Мольера, Бомарше.

В начале XVII века это имя берет себе в качестве псевдонима актёр Тристано Мартинелли, игравший при дворе второй жены Генриха IV, Марии Медичи. Именно от него пошла традиция называть этого персонажа Арлекин. Его также называли Труффальдино, Пасквино, Меццетино, Табарино (по именам актёров).

Тристано Мартинелли в роли Арлекина (XVII в.)

Арлекин занимал в труппе положение второго Дзанни — простака, неотесанного увальня, запутывавшего своими глупыми выходками интригу комедии. Носил костюм, покрытый многочисленными разноцветными заплатами, обозначавшими бедность и скупость его обладателя.

В середине XVII века во Франции актер Доменико Бъянколелли изменил характер и костюм Арлекина (поэтому во Франции Арлекина часто называли Домиником). В его исполнении Арлекин превратился в первого Дзанни — хитрого, остроумного, злоязычного интригана, активно участвующего в развитии действия.

Арлекин, рисунок Мителли (XVII в.)

Изменился и костюм Арлекина: он носит крестьянская рубаха и панталоны, заплаты на костюме приняли форму правильных треугольников красного, желтого и зеленого цвета, тесно прилегающих друг к другу. На голове у него шапочка, украшенная заячьим хвостиком (символ трусости). На поясе кошель. Обут в очень легкие туфли, которые позволяют ему свободно перемещаться и совершать акробатические трюки. На лице маска — черного цвета с огромной бородавкой на носу. Лоб и брови нарочито выделены, с черными взъерошенными волосами. Впалые щеки и круглые глаза указывают на его обжорство.

Рисунок к пьесе «Арлекин, галантный посланник» (1685)

В XVIII веке актер Т. Визентини внес в трактовку роли Арлекина патетический элемент, заставив зрителей парижских ярмарочных театров одновременно смеяться и плакать.

Актёр Т. Визентини с маской Арлекина, М. де Лятур (XVIII в.)

Дальнейшее развитие маски Арлекина происходило вне комедии дель арте. Во французских арлекинадах конца XVII – начала XIX века Арлекин превратился из слуги в изящного любовника, счастливого соперника Пьеро.

Арлекин, с гравюры XVIII в.

После Великой Французской революции у Арлекина появился свой жанр в европейском ярмарочном театре — Арлекинада. Представление с простым сюжетом, где Арлекин был главным героем и победителем, состояло из песен, танцев, буффонад, пантомим и шуточных драк.

Арлекин, статуэтка XVIII в.

В середине XIX века в судьбе Арлекина происходит новый поворот. Цирк выделился в самостоятельный вид зрелищ, и на манеже появились клоуны — Белый (хозяин, производное от белого Пьеро) и Рыжий или Август (слуга, прототипом которого был Арлекин).

И. Бродский «Шествие».

РОМАНС КОЛОМБИНЫ

Мой Арлекин чуть-чуть мудрец,
так мало говорит,
мой Арлекин чуть-чуть хитрец,
хотя простак на вид,
ах, Арлекину моему
успех и слава ни к чему,
одна любовь ему нужна,
и я его жена
Он разрешит любой вопрос,
хотя на вид простак,
на самом деле он не прост,
мой Арлекин — чудак.
Увы, он сложный человек,
но главная беда,
что слишком часто смотрит вверх
в последние года.
А в облаках летят, летят,
летят во все концы,
а в небесах свистят, свистят
безумные птенцы,
и белый свет, железный свист
я вижу из окна,
ах, Боже мой, как много птиц,
а жизнь всего одна.
Мой Арлекин чуть-чуть мудрец,
хотя простак на вид, -
нам скоро всем придет конец -
вот так он говорит,
мой Арлекин хитрец, простак,
привык к любым вещам,
он что-то ищет в небесах
и плачет по ночам.

Я Коломбина, я жена,
я езжу вслед за ним,
свеча в фургоне зажжена,
нам хорошо одним,
в вечернем небе высоко
птенцы, а я смотрю.
Но что-то в этом от того,
чего я не люблю.
Проходят дни, проходят дни
вдоль городов и сел,
мелькают новые огни
и музыка и сор,
и в этих селах, в городках
я коврик выношу,
и муж мой ходит на руках,
а я опять пляшу.
На всей земле, на всей земле
не так уж много мест,
вот Петроград шумит во мгле,
в который раз мы здесь.
Он Арлекина моего
в свою уводит мглу.
Но что-то в этом от того,
чего я не люблю.
Сожми виски, сожми виски,
сотри огонь с лица,
да, что-то в этом от тоски,
которой нет конца!
Мы в этом мире на столе
совсем чуть-чуть берем,
мы едем, едем по земле,
покуда не умрем.

В эпоху модерна Арлекин и Пьеро стали культовыми фигурами искусства декаданса. Их образам придавали мистическое значение: одному приписывали вселенскую печаль, другому — игры со смертью. Их внешность стала изысканно-элегантной.

Константин Сомов «Арлекин и Смерть»

Язвительный Арлекин и страдающий Пьеро вдохновили многих великих мастеров России, в том числе М. Петипа, М. Фокина (Карнавал, Петрушка), И. Стравинского, С. Прокофьева, В. Мейерхольда (Шарф Коломбины, Маскарад), Е. Вахтангова (Принцесса Турандот), А. Таирова (Ящик с игрушками, Покрывало Пьеретты, Принцесса Брамбилла), К. Голейзовского (Трагедия масок), Б. Фердинандова (Король-Арлекин), С. Радлова (Лекарь поневоле).

В XX веке в спектакле театра «Пикколо ди Милано» Арлекин, «Слуга двух господ» режиссер  Л. Стреллер использовал традиции театра масок (исполнитель роли Арлекина — Ферруччо Солери).

Близкие к Арлекину персонажи существовали в традиции народных театров и других стран, например, немецкий Гансвурст.

Арлекин — один из немногих персонажей комедии дель арте, ставших постоянными героями мировой драматургии, в том числе, у таких авторов, как Карло Гольдони и Пьера Карле де Мариво, а в русском театре, у Александра Блока. Широко известна сказка А. Толстого «Приключения Буратино», в которой Арлекин один из главных персонажей.

Р. Гамзов.



То ли вырвался шахматный зверь Арлекин…



То ли вырвался шахматный зверь Арлекин,
То ли бог со стола обронил апельсин -
Что же мечется там неразрывным пятном
Среди зыбких равнин?

Наступает рассвет золотым сапогом,
Бьется в жаркой падучей звезда за окном,
Колокольчик дверной производит «дин-дин»
Ни по ком, ни по ком…

Разгорелось светило, вставая из вод,
Зазеркалье прошиб неожиданный пот,
Не увидеть теперь в помутневшем стекле
И намека на вход…

Поперхнулись кукушкой часы на стене,
Неподвижное тело лежит на спине:
Говорун без костей, обегающий рот -
Костеней, костеней!

Вот, как крикнул бы: «Сахара!» — если б умел
Обеззубленый конь, отошедший от дел,
Закричало окно, распахнув невзначай
Свой последний предел,

Вот и море, волнистое, как попугай,
Разбивая лицо о колдобины свай
Заполняет проем, за которым ты пел
И течет через край…

Арлекин перерос канонические границы своей маски и своего времени и превратился в своеобразный феномен европейского театра.

Константин Сомов «Арлекин и Смерть»

Бродячие комедианты, Ф. Гойя

Исповедь Арлекина. Моисей Фейгин

Арлекин с подружкой. П. Пикассо


При перепечатке данной статьи или ее цитировании ссылка на первоисточник обязательна: Копирайт © 2010 Вячеслав Карп — Зеркало сцены.

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.