АРХЕТИП

Архетип (от древнегреческого ἀρχή - архэ, начало, принцип и τύπος - тип, отпечаток, форма, образец) — совокупность врожденных и универсальных форм человеческого воображения.

Впервые термин «архетип» встречается у Филона Александрийского, который понимал его, как прообраз, идею, нечто противоположное материи.

В аналитической психологии архетип —  универсальные изначальные врожденные психические структуры, составляющие содержание коллективного бессознательного, распознаваемые в нашем опыте и являемые, как правило, в образах и мотивах сновидений.

Согласно Юнгу архетипы представляют собой структурные элементы человеческой психики, которые скрыты в коллективном бессознательном, общем для всего человечества. Они наследуются подобно тому, как наследуется строение тела. «Человеческое тело представляет собой целый музей органов, каждый из которых имеет за плечами длительную историю эволюции, — нечто подобное следует ожидать и от устроения разума» (К. Юнг).

Архетипы задают общую структуру личности и последовательность образов, всплывающих в сознании при пробуждении творческой активности, поэтому духовная жизнь несет на себе архетипический отпечаток. «Безмерно древнее психическое начало образует основу нашего разума точно так же, как и строение нашего тела восходит к общей анатомической структуре млекопитающих» (К. Юнг).

Таким образом, архетип является тенденцией к образованию представлений такого мотива — представлений, которые могут значительно колебаться в деталях, не теряя при этом своей базовой схемы. К примеру, существует множество представлений о враждебном существе, но сам по себе мотив всегда остается неизменным. Непредставимые сами, архетипы свидетельствуют о себе в сознании лишь посредством некоторых проявлений, а именно в качестве архетипических образов и идей. Это коллективные универсальные модели или мотивы, возникающие из коллективного бессознательного и являющиеся основным содержанием религий, мифологий, легенд и сказок. У отдельного человека архетипы появляются в сновидениях, грезах, видениях.

«Архетип в себе … есть некий непредставимый наглядно фактор, некая диспозиция, которая в какой-то момент развития человеческого духа приходит в действие, начиная выстраивать материал сознания в определенные фигуры. Меня уже часто спрашивали, откуда берется архетип: приобретается ли он или нет. Ответить на этот вопрос прямо нельзя. По определению, архетипы суть некие факторы и мотивы, упорядочивающие и выстраивающие психические элементы в известные образы (зовущиеся архетипическими), но делается это так, что распознать их можно лишь по производимому ими эффекту. Они наличествуют предсознательно и предположительно образуют структурные доминанты психического вообще. Их можно сравнить с незримо, потенциально присутствующей в маточном растворе кристаллической решеткой. В качестве априорных обусловленностей архетипы представляют собой особый, психологический случай известного биологам «стереотипа поведения», наделяющего все живые существа их особыми специфическими свойствами. В ходе развития проявления подобного биологического основания могут видоизменяться, и то же самое может происходить с проявлениями архетипа. С эмпирической точки зрения, однако, архетип никогда не возникал в рамках органической жизни. Он появился вместе с жизнью. Архетип, где бы он ни появлялся, обладает неодолимой, принуждающей силой, идущей от бессознательного, и там, где действие архетипа осознается, его отличительной чертой является нуминозность» (К. Юнг).

Понятие архетипа тесно связано с понятием инстинкта. Инстинкт представляет собой врожденную, свойственную определенному виду, отдельной популяции структуру поведения. Инстинкты являются динамической программой, определяющей поведение животного или человека на биологическом уровне. Архетип имеет такое же отношение к психическому, как инстинкт к телесному. Архетип — регулятор психической жизни. Подобно тому, как инстинкты постулируются путем наблюдения за единообразием в биологическом поведении любой особи данного вида, архетипы вырисовываются в результате наблюдения за единообразием психических явлений. Разумеется, инстинкты и архетипы тесно связаны между собой, и эта связь в общем виде может рассматриваться как взаимодействие разума и тела.

Архетип древнее, нежели культура, так что он не передается традицией, миграцией или речью.

Литературная критика воспользовалась понятием «архетип» с целью выделения из поэтического творчества системы мифов, возникших в глубинах коллективного постижения мира. «Критика изучает следы реккурентных образов, проявлений человеческого опыта и человеческого творчества (вина, грех, смерть, жажда власти и т. д.)» (П. Пави).

Архетип — априорная форма психики и возникает спонтанным образом повсеместно. Архетип есть психическое выражение структуры мозга, вечная готовность к актуализации тех или иных психических форм. Субъективное переживание тесно связано с архетипами и осуществляется через выраженные символическим образом определенные универсальные мифологические мотивы или архетипические образы. Последние являются основными компонентами любых религий, мифологий, легенд и сказок всех времен и народов. Архетипические образы присутствуют во снах и видениях, в ряде экстатических переживаний, а также при некоторых психических расстройствах.

Типологическое исследование драматургических персонажей выявило, что целый ряд образов имеют свое начало в мифах и отражают всеобщие комплексы и типы поведения. «В этом смысле можно говорить о Фаусте, Федре или Эдипе как о персонажах-архетипах. Эти характеры интересны тем, что позволяют выйти далеко за узкие рамки их частных ситуаций в различных драматургиях и подняться до всеобщей архетипической модели» (П. Пави).

Встреча с архетипическим образом всегда сопровождается сильным эмоциональным переживанием, сообщающим индивиду чувство надличностной энергии, некоей силы, явно превосходящей индивидуальное эго. Показательными в данном случае являются сопереживания человека в храме или на митинге.

Архетипы узнаваемы во внешних поведенческих проявлениях, в особенности связанных с основными и универсальными жизненными ситуациями — рождением, браком, материнством, смертью, важной утратой или неожиданным обретением чего-либо.

Понятие архетипа в юнгианской интерпретации активно вошло в научный аппарат культурологии, эстетики, искусствознания, литературоведения, театроведения, режиссуры. Современная герменевтика искусства стремится вычитать во многих произведениях искусства и новейших арт-практик глубинные архетипы коллективного бессознательного, рассматривая результаты креативной деятельности в качестве своеобразных символов и криптограмм этих архетипов.

При перепечатке данной книги или ее цитировании ссылка на первоисточник обязательна: Копирайт © 2011 Вячеслав Карп — Зеркало сцены.

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.