АРХИПЕНКО, АЛЕКСАНДР ПОРФИРЬЕВИЧ

Александр Порфирьевич Архипенко – российский, французский и американский художник и скульптор украинского происхождения.


Родился 30 мая 1887 года в Киеве, в семье инженера-изобретателя, сотрудника Киевского университета. Его дед был художником-иконописцем.

Увлечение искусством пришло к Александру Архипенко неожиданно — после падения с велосипеда. Неудачно прокатившись по одной из киевских улиц, тринадцатилетний Саша был вынужден несколько месяцев пролежать в постели. В это время он начал копировать работы Микеланджело.

Из записей скульптора известно, насколько важным было для него еще с детских лет наблюдение за работой сельских керамистов. Не случайно и то, что первые произведения Архипенко сделаны из жженой глины — шамота. «Очаровали юношу таинственные знаки с археологических находок, мощной силой дышали на него формы скифских баб. Их безликие лица, каменные фигуры, на которых оставили свой след долгие столетия, олицетворяли мощь. Наверное, от них пробудился особый дар — видеть сущность вещи, обобщать форму».

В 1902-1905 годах учился в Киевской художественной школе, откуда его исключили за участие в студенческих забастовках 1905 года.

В 1906 году переехал в Москву, где продолжил образование в частных студиях, сблизился с М. Ларионовым  и участвовал в ряде выставок.

В 1909 году Архипенко приезжает в Париж. С 1909 по 1914 год живёт в интернациональной колонии художников «Улье» (фр. La Ruche). Учится в парижской Школе искусств.  В Лувре вместе с А. Модильяни и А. Годье-Бжеско внимательно изучает древневосточную и средневековую скульптуру, что отразилось в его ранних подражаниях искусству Древнего Египта.

С 1910 года, когда Леже познакомил его с кубизмом, он апробирует приемы этого направления в объемных формах, став одним из видных представителей кубистической скульптуры («Задрапированная женщина», 1911 г.; «Идущая женщина», 1912 г.; Женщина с веером, 1914 г.). Фигуры формируются пересечениями мощных геометрических объемов, иногда дополненных полихромией. Выставляется в Салоне Независимых вместе с Экстер, Малевичем, Пикассо, Браком, Дереном. Художник открыл мастерскую на Монпарнасе, участвовал в выставках в Гааге и Берлине.

Архипенко активно экспериментировал со скульптоживописью, сочетая картинный фон и обрамление с крупным рельефом и полихромией. Он работал и приемом сборки конструкций в единую форму из различных материалов, используя в своих работах стекло, пластик, металл, дерево, целлулоид, папье-маше, клеенку, что было абсолютно новаторским для того времени, переняв этот метод у Пикассо («Медрано II», 1913 г.).

Его скульптуры, которые состояли из отверстий, вогнутостей и выпуклостей, демонстрировали новый способ мировосприятия. Именно природу скульптор считал своим учителем: «ошибаемся, когда думаем, что приближаемся к природе, если точно воспроизводим картофель или обнаженную натуру. Воссоздание ни к чему не приводит. Единственный способ, как уподобиться к природе, – это изобретать. Изобретать в течение всей жизни». Имя Архипенко стало символом новаций в парижской художественной жизни. Его считали своим учителем такие мастера как Манцу, Джакометти, Цадкин, Мур, Колдер, Кавалеридзе.

В 1912 году вступил в группу «Золотое сечение». Создал серию фигур «Цирк Медрано», построенных с помощью элементарных геометрических форм. В том же году, в Хагене (Германия) состоялась первая персональная выставка Архипенко. Ограничивая связи с кубизмом, находя в нем больше формального, нежели творческого, Архипенко основал в Париже собственную школу; совершил длительное путешествие с выставкой своих работ по Италии, Швеции, Германии, Чехии.

В 1914 году Аполлинер издал статью, в которой писал: «Прежде всего Архипенко ищет чистоту в форме. Он воспитан на лучших традициях. Чары его произведений во внутренней гармонии … В духовности его искусства чувствуются религиозные веяния, сформировавшие его темперамент, церковные и наивные произведения, без сомнения, очаровали его в детстве».

В годы Первой мировой войны Архипенко жил в пригороде Ниццы, работал в области «скульптоживописи», сочетая трехмерное и плоскостное («Эспаньола», 1916 г.; «Натюрморт с книгой и вазой на столе’», 1918 г.; «Две женщины», 1920 г.), исполнил фигуры со сквозными отверстиями, впервые в мировой скульптурной практике используя пространство «внутри» и «пустоту» как изобразительный элемент, равный материальному. Создал вытянутые вверх полуабстрактные металлические и каменные торсы, вазоподобные скульптуры: «Женщина, укладывающая волосы» (1915 г.), «Луч» (1918 г.), «Ваза-женщина» (1919 г.).

В 1921 году женившись на немке А. Бруно-Шмиц, Архипенко поселился в Берлине, открыл там художественную школу.

Состоявшаяся в том же году в нью-йоркском Музее современного искусства выставка работ Архипенко имела шумный успех. Появились монографии о художнике на многих европейских языках, в том числе на русском.

В 1923 году переезжает в США, а в 1929 получает американское гражданство.

В двадцатые-тридцатые годы Архипенко создал ряд реалистических произведений («Повернутый торс», «Диана», «Шагающая», «Желание», «Меланхолия»), а также академически традиционные скульптурные портреты Т. Г. Шевченко, И. Я. Франко, деятелей американской культуры.

В 1924 году Александр Архипенко изобрел специфический вид искусства под названием «архипентура»: аппарат с мотором приводил в движение объект, состоявший из живописных элементов. Таким образом, скульптор стремился отобразить ту сферу реальной жизни, которая не могла быть передана статической живописью. «Архипентура, — писал он в одноименной статье-манифесте, — есть конкретное соединение живописи с временем и пространством». Изобретение А. П. Архипенко является прообразом современных подвижных бигбордов, оно предвосхитило кинетическое искусство второй половины XX века.

В 1924-1927 годах он экспериментировал и со «звуковой скульптурой».

Продолжая считать себя российским художником, Архипенко представил свои работы на Первую русскую художественную выставку (Берлин, галерея Ван Димена, 1922 г.); выставлялся в Бруклине (Выставка русской живописи и скульптуры, 1923 г.), в Филадельфии (Выставка современного русского искусства, 1933 г.) В 1927 году подарил бронзу «Грация, или Величие красоты» Государственному музею нового западного искусства в Москве для русского раздела выставки «Современное французское искусство»

Работы Архипенко экспонировались на выставках Ассоциации независимых украинских мастеров искусства (АНУМ). Созданному во Львове в начале тридцатых годов Львовскому Национальному украинскому музею Архипенко подарил в 1934 году бронзовый отлив скульптуры «Ма — Раздумье». «Ма Раздумье» была лучшей из трех композиций Архипенко две других — «Ма — Щедрая сила» и «Ма Видение» («ма» — ласкательное сокращение от слова «мама»), Скульптурному триптиху Архипенко предпослал лирическое посвящение: «каждой матери; каждому, кто любит и страдает из-за любви; каждому творцу в искусстве и науке; каждому, задыхающемуся от проблем; каждому, кто ощущает и знает вечность и бесконечность».

В 1934 году художник оформляет павильон Украины на выставке в Чикаго.

В сороковых годах экспериментировал с полупрозрачными, освещаемыми изнутри формами-объектами.

В США творчество Архипенко пользовалось неизменным интересом — за сорок лет у него состоялось более ста пятидесяти персональных выставок.

Художник преподавал в своих студиях в Вудстоке (1924-928, 1940-е гг.), Лос-Анджелесе (1935 г.), Чикаго (конец 1930-х г.), в Вашингтонском университете в Сиэтле (1935-1936, 1952 гг.), Нью-Баухаузе (1937 г.), в Институте рисунка в Чикаго (1946 г.), университете Канзас-Сити (1950 г.); ездил с лекциями по городам США.

Александр Порфирьевич Архипенко скончался 25 февраля 1964 года в Нью-Йорке на пороге собственной мастерской.

После смерти художника ретроспективная выставка его произведений была показана во многих городах США.

Архипенко считается родоначальником кубизма в скульптуре, основанного на геометрическом упрощении и динамических контрастах форм. Он одним из первых использовал экспрессивные возможности «нулевой», сквозной формы и «негативного пространства».

«Пустоты на моих скульптурах имеют творческие корни, и психологическая значимость этих пустот также побуждает к творческому акту. Пустоты воспринимаются как символ отсутствия формы и становятся основой для рождения ассоциаций и возникновения ощущения относительности», — писал Архипенко. О том, как он пришел к открытию своего творческого метода, скульптор вспоминал так: «Где-то в 1911-м или 1912 году я глубоко осознал роль пустого пространства, но если быть откровенным, то нужно сказать, что эта идея не давала мне покоя давно. Я был еще ребенком, когда мои родители купили две вазы для цветов. У меня ни с того ни с сего появилось желание придвинуть их ближе одна к другой, и что же я увидел? Нематериальную прозрачную третью вазу, образованную пространством между двумя настоящими. Так возникла моя теория пустого пространства, символизирующего несуществующий предмет. Конечно, только через много лет и после многочисленных опытов во всех их разновидностях я по-настоящему осознал ее и был просто-таки в восторге. После этого открытия неожиданно стал видеть повсюду пустое пространство, напоминавшее мне разные предметы. Я начал использовать эти предметы в своей пластике. Выпуклое заменял вогнутым, полное — порожним, создавал символы фигур и предметов, которых не было рядом».


Произведения Архи́пенко представлены во многих крупных музеях Европы, США, Израиля. Двенадцать его рисунков находятся в Эрмитаже.

Французский поэт-авангардист Блез Сандрар, сравнив Архипенко с первооткрывателем Колумбом, посвятил ему стихи:

Скульптура Архипенко
Первое яйцеподобное яйцо
Оно держится в упругом равновесии
Словно неподвижная юла
На острие
Скорости
Оно выходит
Их красочных волн
Из цветных зон
И вращается в глубинах Голое
Новейшее
И тотальное

 

При перепечатке данной статьи или ее цитировании ссылка на первоисточник обязательна: Копирайт © 2010 Вячеслав Карп — Зеркало сцены.

ГАЛЕРЕЯ РАБОТ А. АРХИПЕНКО
Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.