АШ, ШОЛОМ

Шолом Аш (שלום אש) — еврейский писатель и драматург.


Шолом Аш родился 1 ноября 1880 года  в Польше в городе Кутно. Один из десяти детей Мошека Аша, держателя постоялого двора и торговца скотом, Шолом получил традиционное религиозное образование. В восемнадцать лет он  уходит из дома и начинает зарабатывать себе на жизнь частными уроками, поскольку в совершенстве владеет тремя языками — идишем, польским и ивритом.

Свою первую новеллу Шолом Аш написал в 1899 году на иврите и показал известному еврейскому писателю Ицхоку Лейбушу Перецу. Тот оценил её положительно, но посоветовал писать на современном разговорном языке — идише. Впервые напечатался Аш в 1900 году в еженедельнике «Юд» (новелла «Мойшеле» на идише).

Однако обратил на себя внимание Шолом Аш другим рассказом — «Кольский переулок», где дышащие здоровьем и жизненной активностью социальные низы противопоставляются бледнолицым обитателям «Синагогального переулка» с их аскетическими идеалами и рабским сознанием того, что «еврей в изгнании должен всему покоряться», что «праведный еврей должен проводить свои дни в молитве, посте и изучении святой Торы» и гнушаться тех радостей суетной жизни, которым предаются низы «Кольского переулка». «Кольский» и «Синагогальный» переулки надолго стали в еврейской публицистике и критике нарицательными именами, выражающими силу и жизненность социальных низов, бессилие и клерикальную реакционность местечковых верхов.

Поворотным пунктом в жизни Аша была его встреча с польско-еврейским писателем М. М. Шапиро, на дочери которого он впоследствии женился. Материальная поддержка, оказанная ему тестем, дала Ашу возможность заняться только литературной деятельностью.

Мировую известность писателю принесла повесть «Штетл» («Городок», 1905 г.), где прозвучали интонации, новые как для его собственного творчества, так и для еврейской литературы вообще — здесь мрачное и унылое изображение еврейской жизни уступило место осознанию ее тепла, сердечности и добродушия.

Его первая пьеса «Митн штром» («По течению», 1904 г.) осталась незамеченной.  Успех как драматургу ему принесла вторая пьеса — «Мошиахс цайтн» («Времена Мессии»), Затем последовали драматические произведения, которые были поставлены на русской, польской и немецкой сцене. Наиболее известным из этих произведений является драма «Гот фун некоме» («Бог мести», 1907 г.).

Есть предание, что, прочитав рукопись этой пьесы, классик еврейской литературы Ицхок-Лейбуш Перец заклинал автора: «Сожги это, Аш, сожги!». Вместе с тем, появление «Бога мести» восторженно встретили многие деятели культуры, среди них — К. С. Станиславский, драматург Юджин О’Нил и основатель и первый редактор газеты «Форвертс» на языке идиш Авраам (Эйб) Каган.  Спектакли по этой пьесе с успехом были поставлены Максом Рейнгартом в Берлине (на немецком языке) и в ряде театров России. Первым пьесой заинтересовался артист петербургского театра Николай Хадатов. В 1907 году общество драматических актеров Петербурга создало под его руководством так называемый «Современный театр». Там и была поставлена драма «Бог мести». Евгений Биневич в журнале «Советиш Геймланд» (статья «Шолом Аш на русской сцене», 1982 г.) цитировал Хадатова: «Репертуар состоял из новых пьес, среди которых нас интересовали те, что отражали социально-значительные идеи или благородную психологию героев … Самый большой успех имел «Бог мести». Эта драма демаскировала цинизм, мещанство, с помощью которых проворачиваются грязные делишки».

Содержание пьесы таково. Янкель Шепшович, хозяин дома терпимости, хотел сберечь невинность своей дочери. С этой целью он покупает Свиток — Тору, которая должна своей святостью сберечь от грехов чистую и невинную Ривкеле. Но Бог мести карает Янкеля за то, что он всю свою жизнь торговал телами еврейских девушек. Некий Шлема (сутенер) — совратил Ривкеле и свел ее с истинного пути. В результате Янкель пристраивает дочь в собственном доме терпимости.

По совету Максима Горького Шолом Аш передал пьесу «Бог мести» великой русской актрисе Комиссаржевской. В марте 1908 года Комиссаржевская поставила пьесу. Режиссером этого спектакля у Комиссаржевской был Арбатов.

Известный театральный критик Н. Эфрос писал о Шоломе Аше: «Он стал знаменитым сразу, писал и пишет только на идиш. Раньше это ему определяло узкий круг читателей и почитателей. Кто осмелился перевести произведения Шолома Аша, сделал геройский шаг. Я не знаю, кому принадлежат эти переводы, но Комиссаржевская была в восторге от «Времен Мессии». А Шолом Аш сразу стал знаменитым».

Драматургом было написано свыше двадцати пьес, в основном на библейскую и историческую тематику. Немалым успехом пользовались его пьесы «Саббатай Цви» (1907 г.), «Дочь Иевфая» (1913 г.), «Мараны» (1922 г.).

В годы революции 1905 года писателя видели в рядах демонстрантов.

В 1908 году он отправился в Палестину, а оттуда спустя два года уехал в США, где создал ряд социальных романов: «Мотке-вор» (1917 г.), «Дядя Мозес» (1917 г.), «Мать», «Электрический стул», «Возвращение Хаима Ледерера» и ряд других. Аш воскрешал древние предания в романах «Во славу божию» (1920 г.), «Кастильская колдунья» (1921 г.), «Псалмопевец» (1937 г.). Большого успеха достиг Аш в романе «Кидуш ха-Шем» («Во славу Божию», 1919 г.), повествующем о муках евреев на Украине и в Польше в XVII веке при Богдане Хмельницком. Перекликается с ним по своему настроению мелодраматичный роман «Ди кишефмахерн фун Кастилие» («Кастильская колдунья», 1921 г.), рассказывающий о самоотверженной смерти молодой испанской еврейки во имя веры. Как и в других произведениях, Аш противопоставляет в нём повседневной еврейской жизни возвышенную атмосферу святого дня отдыха Субботы, а внешнему рабству — «внутреннюю свободу».

В 1920 году он становится  гражданином США. В 1925 году Аш с семьей поселился в Ницце (Франция), где он построил себе виллу. Здесь он написал роман-трилогию «Фарн мабл» («Перед потопом»).

Аш был глубоко привязан к еврейскому наследию, однако, начав как певец местечка, он связал мир литературы на идиш с главными течениями европейской и американской культуры и стал первым представителем этой литературы, не только завоевавшим всемирное признание, но и пользовавшимся широкой популярностью у нееврейского читателя.

В 1928 году он был избран почетным председателем идишистского ПЕН — клуба.

В 1930 году в мире пышно отмечалось его пятидесятилетие с торжествами в Варшаве и Вене. В это время он постоянно печатался в газете «Форвертс» («Вперед») на идиш, на первых страницах газеты «Нью-Йорк таймс» на английском языке.

В 1933 году он был выдвинут на соискание Нобелевской премии. Итогом его труда в годы, предшествующие Второй мировой войне было издание двадцать девять томов его произведений в Польше (издание 1929-1938 годов). В этом огромном по объему издании (с тиражом, однако всего в тысячу экземпляров) были отражены разнообразнейшие тематические направления творчества Аша в довоенный период.

В 1932 году Шолом Аш был награжден орденом Польской Республики — Polonia Restituta.

Писатель Михаил Осоргин на вечере в честь пятидесятилетия Аша сказал: «По внутреннему, идейному содержанию его произведения именно нам, русским, близки и понятны и делаются все ближе и понятнее по мере того, как новые судьбы русского народа начинают во многом повторять вековую судьбу народа еврейского, народа-мессии, ищущего и страждущего. И в особенности понятно оно той части русского народа, которая вынуждена жить по чужим странам в рассеянии, подобно еврейскому, в постоянной тоске по своему Сиону. Именно здесь мы поняли, что такое черта оседлости, ограничение в правах передвижения, как действуют на душу человека постоянная подозрительность и незаслуженное неуважение к его нации, виноватой лишь в том, что ей выпала судьба быть ферментом духовных, политических и социальных исканий нашего времени, что ее боятся духовные мещане Старого и Нового света, дрожащие за свое маленькое житейское благополучие».

Шолом Аш никогда не скрывал своей любви к тому языку, на котором он написал лучшие свои произведения. Он всегда говорил: «Идиш — самый прекрасный язык». И когда его спрашивали, почему он так считает, Аш, лукаво улыбаясь, отвечал: «Потому что на нём я понимаю каждое слово».

Однако Шолом Аш стремился вырваться из узких рамок национальной тематики, вписать еврейскую историю и культуру в общий поток европейской истории и культуры. Это стремление нашло отражение в большой трилогии, посвященной зарождению христианства и основанной на библейских мотивах — «Человек из Назарета» (1939 г.), о жизни Христа; «Апостол» (1943 г.) о христианском апостоле Павле; «Мария» (1949 г.), о матери Иисуса Христа. Аш полагал, что христианство — еврейское явление, порожденное трагическими событиями на стыке эпох.

Роман «Человек из Назарета» первая из книг этой серии посвящена жизни рабби Йешуа бен Иосифа, известного также как Иисус. Главный герой произведения, пан Вядомский, профессор истории, антисемит, в довоенной Варшаве нанял еврейского помощника, чтобы он помог ему в переводе древних рукописей на иврите. Вскоре Вядомский признается помощнику о том, что у него была еще одна жизнь в прошлом, в которой он был римским командиром Романом Корнилием, правой рукой Понтия Пилата, прокуратора Иерусалима. Такой литературный прием дает Ашу возможность описать жизнь древнего Израиля. Вядомский, он же Корнилий, рассказывает о жизни в Иерусалиме во время Второго Храма и о появлении раввина из Галилеи. Он представляет своему помощнику текст пожелтевшей рукописи, которая, как утверждает Вядомский, была написана Иудой Искариотом. Затем Аш возвращается к еврейскому помощнику Вядомского, который ассоциируется по прошлой жизни как ученик раввина и свидетель жизни Иисуса последних дней. Подробно описывает Аш древний Иерусалим, изнывающий под римским гнетом. Аш знакомит нас с деяниями Иисуса, основанными на еврейской религии. Христос заявляет, выступая в маленькой синагоге, что он пришел «не нарушить Закон пророков, но исполнить его».

Но попытка автора книги вернуть Йешуа бен Иосифа еврейскому народу вызвала гнев не только ортодоксальных религиозных кругов, но и шквал критики со стороны националистически настроенной правой  еврейской интеллигенции. Главный редактор газеты «Форвертс» Авраам Кахан отверг любые попытки печатать это произведение в газете, обвиняя Аша в искажении еврейской традиции. Более того, газетой была начата компания травли Шолома Аша. В еврейской прессе даже появились утверждения, что Иисус «может представлять приманку для еврейских детей в поклонении чужим богам». Такие аргументы вызвали ярость Аша: «Я — еврейский писатель, который всю жизнь пытается понять еврейский дух», заявил он в «Нью-Йорк геральд трибюн».  Отход от еврейских религиозных канонов стоил писателю потери части еврейской аудитории. Раввины осудили Аша за вероотступничество. Их гнев, безусловно, углубился и тем обстоятельством, что книга стала бестселлером, занимая верхние строки в списке наиболее популярных книг.

В 1938 году Аш возвращается из Европы в США и поселяется в городе Стэмфорде. Там он начал работать над жизнью апостола Павла и написанием рассказов о страшном положении евреев в оккупированной нацистами Европе. В 1946 году вышла его книга на идиш «Дер бренендикер дорн» («Пылающий куст»), изданная в Нью-Йорке. В этой книге собраны леденящие душу рассказы, основанные на реальных фактах о гибели польского еврейства и преступлениях нацистов в годы войны.

В 1943 году он опубликовал книгу «Апостол». Согласно христианским историческим источникам апостол Павел, еврей по имени Шаул. Он родился в первом году до христианского летоисчисления и был обезглавлен в Риме в 67 или 68 году. Иисуса он никогда не видел, но у него было его видение и этого видения было достаточно, чтобы он не только перешел в новую веру, но и создал новое религиозное течение наперекор всем опасностям и трудностям. Книга Аша  начинается с 30 года новой эры, когда Иисус был распят на кресте и выдержана в традициях христианских писаний. Как и книгу «Человек из Назарета» ее сразу же подвергли остракизму еврейские религиозные и  правые националистические круги. Однако это отнюдь не снизило ее популярность в широких читательских кругах. После публикации книги были даже предложения присудить Ашу Нобелевскую премию по литературе, но Нобелевская комиссия эти предложения не поддержала. Зато успех книг «Человек из Назарета» и «Апостол» обеспечил Ашу финансовую независимость, которую он до этого никогда не знал раньше. Ведь эти его книги на английском языке имели миллионные тиражи. Впрочем «Мария», которая вышла в 1949 году, оказалась коммерчески наименее успешной  частью трилогии. Переводчик предыдущих книг Аша на английский язык Морис Самуэль даже отказался ее переводить.

В 1950 году Ашу исполнилось семьдесят лет, и он заявил, что отныне будет посвящать свои новые произведения только еврейской тематике. В 1951 году  выходит его роман «Моше» («Моисей»). А в 1955 году им написана его последняя книга «Пророк» о времени Вавилонского изгнания.

Однако его продолжает преследовать ненависть еврейских ортодоксов и правых националистов. Он и Матильда переехали в Майами, но после нападения на него на улице «еврейских экстремистов», Аши упаковывали свои вещи вновь, и переезжают в Израиль в Бат-Ям. Он начал работу над еще одним библейским романом, это «Рахиль и Иаков», но в 1957 году во время поездки в Лондон, Аш скончался. В соответствии с его пожеланием его дом в Бат-Яме был преобразован в музей Шолома Аша.

Похоронен Шолом Аш на кладбище в Западном Лондоне. Литературное наследие Аша в виде его книг и рукописей, хранится в Йельском университете.

Произведения Шолома Аша напечатаны в переводах с идиш на многие языки мира. Его литературное наследие огромно, им написано пятьдесят книг. По своему мастерству и оригинальности, по широте тематики его произведения привлекли значительное число читателей. Выйдя за рамки описания традиционной еврейской жизни, что было характерно для великих еврейских классиков, писавших на идиш, Шолом Аш не оставил еврейскую тематику, но показал ее в общечеловеческих ракурсах, включая и эпохальные исторические события, в которых роль евреев была исключительно высокой.

При перепечатке данной статьи или ее цитировании ссылка на первоисточник обязательна: Копирайт © 2010 Вячеслав Карп — Зеркало сцены.

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.