АЭДЫ

Аэды (от древнегреческого ἀοιδός, aoidos - певец) - древнегреческие профессиональные поэты и певцы IX — VIII веков до н. э., сказители народных песен, легших в основу древнейшего эпоса.

В бесписьменную эпоху аэды импровизировали под аккомпанемент струнного инструмента. Эти фольклорные эпические песни предшествовали литературному эпосу.

Указания на такие песни и на их профессиональных исполнителей — аэдов имеются в гомеровском эпосе. Хотя в «Илиаде» почти нет упоминаний об аэдах (Ахилл сам поет и играет на лире) зато в «Одиссее», где развернута «картина мирного и более позднего быта», об этих певцах упоминается весьма часто.

Аэды пели, аккомпанируя себе на струнных инструментах — лире, форминге или кифаре. Пение аэдов представляло собой монотонное повторение традиционных мелодических оборотов (номов) в диапазоне кварты-квинты.

Аэды были не только певцами, но и авторами исполняемого текста. Именно у аэдов длинный эпический стих — гекзаметр (шестистопный дактилический стих) стал постоянной формой героического эпоса. Гомеровские поэмы свидетельствуют о высоком развитии поэтической техники. Аэды в своем творчестве разрабатывали старые народные предания и мифы, постепенно накапливая целый арсенал художественных приемов и форм, которые потом становились уже традиционными и типичными для всего жанра.

У Гомера аэды — певцы на службе общин и царей. Лира певца — «подруга пиров». Наравне с гадателем, врачом и зодчим, аэд принадлежал к категории «демиургов» — ремесленников, находящихся на службе у общины и получающих плату за свои услуги, что часто вынуждало их приспособляться к вкусам своих слушателей. Властителю было лестно, чтобы аэды прославляли его подвиги, и, например, Одиссей охотно дарует жизнь аэду Фемию, захваченному вместе с женихами, когда тот обещает сложить в честь него песнь. Но вместе с тем иногда аэд делался лицом, близким к властителю. Агамемнон, например, отправляясь в поход под Трою, поручил охрану своей супруги аэду. Позднее Гесиод говорит про себя, что выступал с песнью на погребальных играх в честь Амфидаманта.

Песни аэдов, были обычным явлением на пирах у древней знати и считались «украшением пира». Замечательны в этом отношении слова Одиссея:

О Демодок, я превыше всех смертных тебя почитаю.

Муза ль тебя научила, Зевесова дочь, Аполлон ли, -

Так по порядку поешь ты о бедствиях рати ахейской, -

Что совершили и что претерпели и как пострадали:

Точно ты сам был при этом иль слышал о том от другого.

Аэд исполнял песни небольшого размера, выбирая темы из сказаний о богах и героях, и время от времени аккомпанирует себе на лире. Они пели по «божественному вдохновению», то есть импровизируя. «Я — самоучка, — говорит Фемий, — и божество вложило мне в грудь всевозможные ходы песен». Но и в том случае, когда певец исполнял заранее сложенную песню (нередко предшественниками), исполнение не перестает быть импровизационным, так как он запоминал лишь общий ход сюжета и оформлял его по своему.

Содержанием песни аэда служат «деяния мужей и богов» — мифологические оказания о богах и героях, которые представляются не вымыслом певца, а истиной, действительной историей.

«Гомер»: слепой аэд читает гекзаметры толпе. Картина О. Лелуара.

Дар песнопения понимался как «знание», полученное певцом от Музы, богини поэзии. Аэд начинал свою песню обращением к Музе с просьбой вещать его устами.

Первые поэты не могли создавать больших композиций, поскольку они должны были удовлетворять требованию исполнения перед слушателями в продолжение одного собрания. Позднее они (подобно Фемию и Демодоку) получили возможность исполнять их по частям в течение нескольких вечеров.

Интересно разработаны образы аэдов в «Одиссее». Во дворце Одиссея во время его продолжительного отсутствия на пирах, которые устраиваются женихами, добивающимися руки его жены Пенелопы, поет аэд Фемий. Своей песнью «о печальном ахейцев возврате» он глубоко взволновал Пенелопу, пробудив в ней мысль о гибели ее мужа. А позднее, когда Одиссей отомстил женихам и перебил их, Фемий обещает сложить в честь него песнь.

Особенно красочно описывается в VIII песни «Одиссеи» выступление другого аэда — Демодока. Одиссей, занесенный бурей на остров феакийцев, попадает ко двору царя Алкиноя. По обычаю в честь гостя, имени которого никто еще не знает, устраивается пир и приглашается местная знать. Гостям предлагаются не только угощения, но и развлечения — спортивные состязания и пение с музыкой. На пир приводят местную знаменитость — аэда Демодока в котором античное предание усматривало автопортрет Гомера. Аэд этот представлен слепым. Это интересная подробность, ведь и самого Гомера традиция представляла слепым певцом.

Далее, в VIII песни рассказывается, как Демодока усадили за стол и принесли ему угощение и как затем, когда гости насытились, и у них явилось желание послушать музыку и пение, начал свою песнь Демодок:

Муза внушила аэду о подвигах петь знаменитых,

Взяв из той песни, чья слава тогда до небес восходила,

Ссору между Одиссеем и сыном Пелея Ахиллом,

Как они спор завели раз на пышном пиру в честь бессмертных,

Страшно словами грозя, а владыка мужей Агамемнон

В сердце был рад этой ссоре могучих героев ахейских:

Это предрек ему Феб-Аполлон, прорицанье давая

В храме Пифийском, порог когда каменный переступил он,

Бога желая спросить. Тогда только еще зачинались

Беды троян и данайцев по воле великого Зевса.

Из песни видно, что отрывок этот взят из «песни, чья слава тогда до небес восходила». Очевидно, во время создания «Одиссеи» такая песнь действительно существовала и была общеизвестной.

Самым известным аэдом и по сей день является Гомер - автор «Илиады» и «Одиссеи». Значение эпических поэм Гомера отметил еще живший в IV веке до н. э. древнегреческий философ Платон, писавший, что «Этот поэт воспитал Элладу!».

Однако, несмотря на широчайшую популярность Гомера, его биография и даже место рождения были неизвестны. В древней Греции семь городов спорили о праве называть себя родиной этого замечательного поэта. Отсутствие биографических сведений о поэте позволило некоторым исследователям древнегреческой истории и литературы усомниться в исторической реальности личности Гомера. В конце XVIII в. немецкий историк и филолог Вольф предложил считать поэмы Гомера «Илиаду» и «Одиссею» результатом безличного народного творчества. Вольф, а за ним и другой ученый, немецкий филолог Лахман, основываясь на некоторых противоречиях в поэмах и, по их мнению, невозможности устного творчества в таких больших размерах, считали «Илиаду» и «Одиссею» соединением многих древних песен, совершенном различными аэдами. Против подобного объяснения возникновения «Илиады» и «Одиссеи» выступил поэт Фридрих Шиллер, доказывавший художественное единство обеих поэм и отстаивавший личное авторство Гомера.

Аэдов следует отличать от рапсодов. Рапсоды были только исполнителями готовых поэм, но не поэтами. Они уже не пели поэмы, а лишь декламировали их на праздниках, например в Афинах на празднике Великих Панафиней.

Сюжеты, заимствованные из греческого эпоса использовали в своих произведениях выдающиеся французские писатели второй половины XVII века Корнель и Расин,  Гёте и Шиллер. На мифологические сюжеты были написаны и многие из оперных произведений XVII и XVIII веков. Таковы первые в Европе оперы «Дафна» и «Эвридика» итальянских композиторов конца XVI — начала XVII века, «Орфей» — Монтеверди, «Кастор и Поллукс» — Рамо, «Ифигения в Авлиде», «Орфей» — Глюка, «Идоменей» — Моцарта.

Русские писатели, драматурги, художники и музыканты XVIII и первой половины XIX веков зачастую также обращались в поисках сюжетов для своих произведений к образам и эпизодам древнегреческой мифологии. Так, одной из ранних опер, поставленных в России (1755 г.), была «Цефал и Прокрис» (Кефал и Прокрида), написанная на один из мифических эпизодов. Текст ее написал Сумароков, музыку — придворный композитор Арайя. Позднее тот же Сумароков, взяв за фабулу другие мифические эпизоды, написал текст для оперы «Альцеста» (Алкеста) и комедию «Нарцисс». В конце XVIII века талантливый русский композитор, Фомин создал мелодраму «Орфей», также заимствовав сюжет из древнегреческой мифологии. Мифологические персонажи многократно упоминаются в баснях И. А. Крылова, стихотворениях Г. Р. Державина, В. А. Жуковского, А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова. Русский скульптор начала XIX века Ф. Толстой создал замечательный бюст греческого божества сна – Морфея,  художник К. П. Брюллов написал некоторые из своих картин на сюжеты античной мифологии («Встреча Аполлона и Дианы», «Сатурн и Нептун на Олимпе»).

При перепечатке данной статьи или ее цитировании ссылка на первоисточник обязательна: Копирайт © 2010 Вячеслав Карп — Зеркало сцены.

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.