БАЗИЛЬ

Базиль (Colonel de Basil; Василий Григорьевич Воскресенский) — русский импресарио.

 

Василий Григорьевич Воскресенский родился в 1888 году в Каунасе.

Казачий офицер он к 1917 году дослужился до звания полковника. Воскресенский служил в составе войска терских казаков под началом казачьего генерала Лазаря Бичерякова, у которого был адъютантом. По его словам, Воскресенский всегда напоминал ему «лиану тропических лесов: он сгибался, но не ломался».

В 1919 году Воскресенский покидает Россию и поселяется в Париже. Вскоре к нему присоединилась его жена, Нина Леонидова, и родственница Валерия Еланская. Обе женщины учились в Москве в студии танцовщицы Книппер-Рабенек. В Париже они выступали в варьете, и через некоторое время Воскресенский, зарабатывавший на жизнь в качестве водителя грузовика, решил организовать небольшую танцевальную труппу. В 1921 году была показана в Швейцарии первая программа «Русского Балета директора В. де Базиля» с подзаголовком «Пластические танцы». Вскоре в труппу вошли артисты, получившие подготовку в области классического балета, и репертуар изменился. Сам Воскресенский иногда появлялся в мимических ролях (например, в сцене из «Лебединого озера» он играл Ротбарта), сочинял сценарии для балетов.

В это время уже проявились главные особенности характера импресарио. Умение загораться идеей и неукоснительно проводить ее в жизнь, уговорить других служить его идее. При этом он отличался крайней беспринципностью и нечистоплотностью.

В 1925 году наступает новый этап деятельности полковника де Базиля. Вместе с князем Алексеем Церетели и Игнатием Зоном он основывает в Париже артистическое агентство «Цербазон», затем совместно с Церетели и Кашуком становится во главе администрации Русской Оперы в Париже. Помимо оперной труппы, где выступал Шаляпин, здесь была и балетная. Михаил Фокин ставил «Половецкие пляски», Бронислава Нижинская — танцы в операх и несколько небольших балетов. Некоторое время здесь успешно работал Борис Романов.

После кончины Дягилева в 1929 году в Венеции, его труппа распалась. В это время в Оперный театр Монте-Карло, где многие годы имела постоянную базу труппа Сергея Дягилева, был приглашен директором балета Рене Блюм. Истинный интеллигент и тонкий ценитель искусств, преуспевший на поприще литературной критики, редактор журнала «Жиль Блаз», друг Марселя Пруста, немало поспособствовавший изданию трудов писателя, Блюм любил и балет. Продолжая приглашать различные танцевальные коллективы для выступлений на сцене Театра Монте-Карло, он одновременно лелеял мечту создать большую русскую труппу, которая стала бы преемницей дягилевской. Весной 1931 года в Монте-Карло выступила и Русская Опера. Встреча с де Базилем, чьи деловые способности он быстро оценил, натолкнула Блюма на мысль, что им следует объединить усилия. Так начинается история одной из самых знаменитых на Западе балетных трупп тридцатых-пятидесятых годов XX века – «Русского Балета Монте-Карло». Точнее — двух трупп, пользовавшихся иногда этим названием, иногда называвшихся иначе.

Танцовщики бывшей дягилевской труппы разбрелись по всему миру, но собрать их оказалось достаточно легко. В январе был подписан контракт с Жоржем Баланчиным на пост главного балетмейстера, с Сергеем Григорьевым — в качестве заведующего труппой, с Борисом Кохно — в качестве «художественного консультанта». Появилось и одно новшество: в труппу были приглашены юные ученицы парижских русских частных студий Ольги Преображенской и Матильды Кшесинской (в прошлом ведущих балерин Императорского Мариинского театра в Петербурге) получившие наименование «бэби-балерин». Среди них Ирина Баронова, Тамара Туманова и Татьяна Рябушинская.

 Баланчин недолго оставался с труппой «Русский Балет Монте-Карло». По-видимому, одной из причин несогласия было то, что де Базиль хотел строить репертуар труппы в первую очередь на популярных спектаклях Дягилева, эксплуатируя ностальгические чувства зрителей, а Баланчин хотел ставить новые балеты. Так или иначе, в конце 1932 года Баланчина сменил Леонид Мясин.

Очень скоро осложняются взаимоотношения Блюма и де Базиля. Блюму импонировали энергия, деловая хватка де Базиля, но многие приемы, которыми пользовался полковник, не могли не вызвать отвращения. Показателен в этом отношении, к примеру, эпизод, рассказанный Тамарой Тумановой. Когда Баланчин ушел из «Русского Балета Монте-Карло» и создал свою труппу «Балет 1933», Туманова последовала за ним. «Балет 1933» распался после первого же сезона. Де Базиль стал зазывать Туманову обратно к себе. Та отказывалась, сохраняя верность Баланчину. Тогда де Базиль приехал к ней и поклялся, что Баланчин сам возвращается назад и уже подписал контракт. Туманова поверила ему, но, когда она явилась, чтобы начать работать, никакого Баланчина в труппе не оказалось — и, как выяснилось, с ним не было даже и предварительных переговоров.

Но дело было не только в личных качествах де Базиля. Согласно договоренности с Блюмом, труппа должна была выступать в определенные периоды в возглавляемом им Театре Монте-Карло. А перед де Базилем — после триумфального сезона 1933 года в Лондоне и весьма успешных выступлений в Нью-Йорке — открывались новые перспективы. После проведенных им гастролей в Англии и США он уже невольно смотрел на труппу «Русский Балет Монте-Карло», как на свою собственную. Так словно это был возглавляемый им полк, где все должно подчиняться лишь его приказам. Блюм не мог с этим согласиться. Ему надо было проводить ежегодный сезон в Монте-Карло, нужны были артисты для исполнения танцев в операх. Он подписал новые контракты с танцовщиками и с балетмейстером Брониславой Нижинской. Образовалось как бы две труппы. Одна весной 1934 года танцевала в Америке, другая, состоящая из танцовщиков, ангажированных Блюмом, и группы артистов, которых де Базиль прислал-таки из Нью-Йорка, обеспечивала сезон, проводимый Блюмом.

В истории труппы полковника де Базиля после 1935 года можно выделить несколько периодов.

В первые годы Мясин продолжает экспериментировать в области создания балетов-симфоний («Фантастическая симфония» Берлиоза), но в сезоне 1937/1938 года он уходит, предварительно добившись судом авторского права на свои постановки, созданные до прихода к де Базилю, в то время как созданные им в 1932-19З6 годах спектакли, в частности симфонические балеты, стали собственностью де Базиля и многие годы эксплуатировались им.

Место Мясина занял Фокин. Он начал с постановки «Золотого петушка» в 1937 году, создав новую, чисто балетную версию спектакля, который шел как опера-балет (т. е. с участием певцов) в 1914 году у Дягилева. За ним последовали: «Золушка» (музыка Эрланже, 1938 г.) и «Паганини» (на музыку С. Рахманинова, 1939 г.). Все эти годы труппа находилась в беспрестанных разъездах. Один из интереснейших сезонов прошел в Лондоне. Труппа регулярно выступала здесь, но летом 1938 года местные балетоманы, несомненно, получили огромное удовольствие, когда в центре города и непосредственной близости одна от другой выступали две русские труппы: труппа де Базиля в «Ковент-Гардене» и «Русский Балет Монте-Карло» в Дрюри Лейн.

История труппы де Базиля — это одновременно история бесчисленных закулисных интриг, скандалов, судебных процессов и споров относительно невыплаченного жалованья. Полковник выиграл немало таких тяжб, но случалось ему оказываться и в трудном положении. В сезоне 1938/1939 года он потерпел серьезное поражение, и ему пришлось отойти от дел, сделать вид, что он уже не руководит труппой, передав бразды правления Геннадию Севастьянову. Он даже уехал из Англии, где его труппа была в это время, и поселился с женой, танцовщицей Ольгой Морозовой, на юге Франции.

Его временная и, по-видимому, мнимая отставка была, однако, прервана — 3 сентября 1939 года началась Вторая мировая война. Труппа де Базиля в это время уже имела ангажемент в Берлине, который, естественно, пришлось разорвать и думать в первую очередь о том, как вывести коллектив в безопасные края. Де Базиль тут же организовал гастроли в Австралии.
Начиная с 1942 года, «Оригинальный Русский Балет» избирает своим местопребыванием Южную Америку.

Хотя труппа и пополнялась артистами разных национальностей, основу ее по-прежнему составляли русские. Они, как и сам де Базиль, продолжали числиться людьми без гражданства и имели так называемые нансеновские паспорта.

Осенью 1946 года закончилось турне по Латинской Америке. Первые выступления были назначены в Нью-Йорке, однако труппа успеха не имела. Тогда Базиль решил попытать счастья в Европе и, вспомнив прежние триумфальные сезоны в Лондоне, привез труппу туда летом 1947 года. И снова потерпел фиаско. Несколько успешнее прошли выступления в Париже, вполне удачно в Испании. Содержать большую балетную труппу становилось невозможным, к тому же де Базиль все чаще болел. Давали себя знать раны, полученные еще в России, и он ходил с большим трудом.

6 ноября 1948 года в Барселоне состоялось последнее выступление труппы «Оригинальный Русский Балет» полковника В. де Базиля.

Полковник, однако, не сложил окончательно оружия. Возникают новые проекты. Один из них касался экранизации балетов. Другой — создание труппы испанских танцев — оказался даже достаточно успешным: артисты имели прекрасную прессу в 1951 году в Париже и в 1952 в Лондоне.

Василий Григорьевич Воскресенский скончался в парижской больнице 27 июля 1951 года. Похоронили его на русском кладбище в Сент-Женевьев-де-Буа.

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.