БАЙРОЙТСКИЙ ТЕАТР, ТЕАТР ВАГНЕРА, ФЕСТШПИЛЬХАУЗ

Байройтский театр — «Театр Вагнера», «Фестшпильхауз» («Bayreuth Festspielhaus» — «Байройтский Дом торжественных представлений») – немецкий оперный театр в  городе Байройте (Северная Бавария). Служит в основном для постановки опер Рихарда Вагнера в рамках Байройтского фестиваля.
 
 
 

Создан по замыслу Рихарда Вагнера для исполнения его произведений.

Как утверждает биограф Рихарда Вагнера Карл Фридрих Глазенапп, идея постройки такого театра возникла у композитора еще годы работы капельмейстером в Риге (1837-1839 гг.). Приглашение от короля Людвига II Баварского в Мюнхен в 1864 году позволило Р. Вагнеру приступить к реализации своей мечты. Работу над проектом театра он поручает Готтфриду Земперу (архитектору Дрезденского придворного театра). В ходе работы над проектом Земпер рассматривал варианты размещения театра в Мюнхенском стеклянном дворце, затем строительство монументального театра на берегу Изара. Оформление внутреннего пространства разрабатывалось в соответствии с пожеланиями Р. Вагнера. Однако после того как Вагнеру пришлось в 1865 году покинуть Мюнхен и уехать в Швейцарию, работа над проектом театра была приостановлена.

В 1871 году Вагнер побывал в Байройте. Город ему понравился, и он принял решение о строительстве здесь театра своей мечты. В 1871 году Байройтом правил очень дальновидный бюргермайстер Теодор Мункер. Он самостоятельно выделил из городских владений землю под постройку оперного театра, и подключил к делу местного банкира Фридриха Фойстеля. Жена Вагнера Козима записала в своем дневнике «Строим, и тем лучше».

Работа над архитектурным проектом была поручена О. Брюквальду и К. Брандту (при этом было заимствованно значительное число элементов проекта Г. Земпера, о чем последнего даже не уведомили). Помощником Вагнера в этом предприятии был его друг, талантливый пианист, ученик Листа Карл Таузиг, взявшийся раздобыть необходимые средства для постройки театра. Таузиг задумал учредить специальное общество на паях. Ранняя смерть помешала ему довести это дело до конца, но инициатива Таузига была подхвачена: в Мангейме поклонники Вагнера создали «Общество Рихарда Вагнера» («Richard-Wagner-Verein»); этому примеру последовали другие города, не только в Германии, но и за ее пределами — в Англии, Америке, Бельгии, Венгрии. Таким образом, нужная сумма была собрана.

22 мая 1872 года был возложен фундамент. Празднование этого события ознаменовалось торжественным исполнением в Байройте Девятой симфонии Бетховена под управлением Вагнера и банкетом, на котором Вагнер произнес речь. Новый театр назвали Театром фестивалей Вагнера.

Все мысли и чувства Вагнера были заняты Байройтом, куда он переселился, выстроив предварительно для себя недалеко от театра виллу, названную им «Wahnfried» (Wahn — мечта, иллюзия Fried – мир).

Работы активно продвигались вплоть до 1873 года, пока внезапно не закончились собранные на пожертвования спонсоров деньги. На помощь пришел король Баварии Людвиг Второй, выделивший в 1874 году недостающую сумму денег. Благодаря ссуде в четыреста тысяч марок, которую семья Вагнера полностью выплатила с процентами к 1910 году, строительство театра было завершено.

В театре «Фестшпильхауз» были реализованы новые для того времени идеи, повлиявшие на развитие мировой театральной архитектуры. Внешнее оформление театра выглядит крайне скромно. Внутренний декор театра ещё более аскетичен. Архитектура зрительского зала подчинена единой функции: ничто не должно отвлекать зрителя от происходящего на сцене.

 Окончательно утвердилась как непременный атрибут оркестровая яма. В  Байройтском театре она располагаться буквально под сценой, при этом, будучи необычно глубокой и вместительной. Она построена так, чтобы дирижер и оркестр не были видны зрителям, чтобы не отвлекать их от представления. С внешней стороны оркестровая яма накрыта «ракушкой». Функция ракушки заключается в отражении звука и направлении его сначала на сцену, и лишь отразившись от сцены – в зрительский зал. Таким образом, мелодия оркестра и пение артистов движутся в зал в одном направлении. Из оркестровой ямы едва видно сцену и совершенно не видно зрителей. Дирижер во время представлений сидит (только так можно выдержать два с половиной часа работы в помещении, где температура поднимается до сорока градусов по Цельсию).

Работать здесь чрезвычайно трудно. В театре совершенно отсутствует отопление и кондиционирование, так как эти системы, по мнению Вагнера, своим шумом вредили бы акустике. Для того чтобы хоть как-то пойти навстречу музыкантам, организаторы фестиваля разрешают им одеваться в легкую одежду вместо привычных смокингов. Это никак не вредит имиджу фестиваля, поскольку оркестровая яма полностью скрыта от зрителей.

Интерьер зала отделан деревом. Зрительный зал вмещает две тысячи мест, расположенных амфитеатром, который заканчивается галереей (лож и ярусов в театре нет, отсутствует и серединный проход). Посадочные места здесь расположены в партере, который поднимается от сцены к концу зала. Каждый зритель имеет одинаково хороший вид сцены, и даже те, кто покупает места с самого края ряда, не видят происходящего за кулисами, как это часто бывает в других оперных театрах. Длинные сплошные ряды через весь зал состоят из простых жестких сидений без подлокотников, не очень удобных, особенно если иметь в виду продолжительность вагнеровских спектаклей. («Золото Рейна» идет без перерыва два часа тридцать пять минут, больше двух часов продолжаются первый акт «Парсифаля» и финальный «Нюрнбергских мейстерзингеров».) Эти сидения выполнены из дерева, как и вся внутренняя отделка театра. Как известно, дерево по своим акустическим свойствам считается одним из лучших материалов. Сидения партера не прикручены к каменному полу. Напротив, под низом каждого из них находится большая пустота, а все стулья держаться на огромном деревянном помосте. Эта пустота, в свою очередь, усиливает звук, исходящий со сцены, что позволяет добиться ещё лучшей акустики.


В вагнеровском театре самый тихий звук слышен в каждом уголке зала, голоса солистов кажутся необычно звонкими, огромный оркестр поражает тонкостью нюансировки, мягкостью и насыщенной полнотой звучания не только струнных инструментов, но и усиленной в партитурах Вагнера медной группы. Кроме того, в зале соблюдён акустический баланс между оркестром и певцами, что делает невозможным исполнение в зале неоперной музыки.

 

По периметру зала расположены колонны. Они выполняют декоративную (зрители сидят в форме расходящегося от центра круга сектора) и акустическую (деревянные колонны усиливают звук, доносящийся со сцены) функции.

Освещается зал светильниками, закрепленными на колоннах по периметру зала. Так как их света недостаточно даже для того, чтобы прочесть программу, основной свет в театре исходит со сцены.
Даже занавес в театре открывается не так, как исторически принято в других театрах. Обычно занавес поднимается вверх, тогда первое, что видит зритель – ноги певцов и танцоров. Такой эффект не устраивал Вагнера, и тогда он разработал собственную схему: с помощью канатов занавес сначала раскрывается в сторону, как штора, а потом поднимается вверх. Такой занавес получил название вагнеровского.

Двойной просцениум зрительно увеличивает сцену.

На сцене этого театра должны были ставиться синтетические произведения искусства, включающие поэзию, драму, музыку, танец, живопись.

Театр был открыт 13 августа 1876 года.

В дни открытия трижды была исполнена опера «Кольцо Нибелунга» под руководством Г. Рихтера. На открытие фестиваля приехало множество известных личностей. Так, среди прочих, в первый год фестиваля Байройт посетили император Вильгельм Второй и австрийская императрица Сиси, художник Ренуар и скульптор Роден, писатели Марк Твен и Джордж Бернард Шоу, а также известные музыкальные деятели разных стран: из Веймара приехал Лист, из Парижа — Сен-Санс, из России П. И. Чайковский. Однако Основная часть гостей фестиваля — банкиры и состоятельные люди. Вильгельм I даже назвал фестиваль «делом всей нации». Противоположную оценку дал Карл Маркс, назвавший его «дурацким празднеством государственного музыканта Вагнера».

Тогдашний Байройт оказался совершенно не готовым к первому фестивалю — в городе не хватало гостиниц и ресторанов. Петр Ильич Чайковский так описывал Байройт в своем дневнике: «Приходиться сражаться за каждый кусок хлеба и каждый бокал пива».

Вскоре из-за финансовых затруднений театр был закрыт (он принес Вагнеру дефицит в размере сто пятьдесят тысяч марок)  и вновь открылся лишь в 1882  году постановкой «Парсифаля» Вагнера.

С этого времени здесь проводятся Байройтские фестивали (исполняются оперы Вагнера), руководство которыми после смерти Вагнера (его гроб привезли в Байройт и похоронили в саду виллы Ванфрид) перешло сначала к зятю Вагнера пианисту и композитору Ференцу Листу, а затем к вдове Вагнера — дочери Листа Козиме. С 1906 года фестиваль возглавил сын композитора — 3. Вагнер.

Потом была война, инфляция, Веймарская республика и национал-социализм. Семья Вагнера в эти годы продемонстрировала себя не с лучшей стороны. Сильные антисемитские взгляды самого Вагнера не могли не отразиться на воспитании детей.

Следует отметить, что Вагнер был, прямо скажем личностью одиозной, и дело не в его выраженном антисемитизме и любви Гитлера к его музыке. Вагнеру был присущ высшей степени эгоизм, побуждавший его к пренебрежению другими людьми и абсолютной аморальности. Так, он увел у своего друга, композитора фон Бюлова, его жену Козиму; отобрал у архитектора Земпера первоначальный проект оперы в Мюнхене и без его согласия воплотил его в жизнь в Байройте; воспользовавшись любовью короля Баварии Людвига Второго, пытался управлять политикой государства, чего король всячески пытался избежать и так далее, так далее, так далее…  В конце концов, даже философ Ницше отрекся от дружбы с Вагнером, заявив, что последний недостоин умереть в своей гостиной, а должен умереть в тюрьме.

После второй мировой войны и вызванного ее последствиями перерыва в несколько лет фестиваль возглавили внуки Вагнера Вилланд и Вольфганг (который после смерти брата единолично возглавил фестиваль). В Байройте не принято обсуждать личность Вагнера. Здесь не скрывают историю и не подменяют факты, но стараются всячески умолчать о некоторых страницах биографии композитора и его семьи.

В театре выступали такие великие дирижёры, как Карл Мук, Вильгельм Фуртвенглер, Ханс Кнаппертсбуш, Герберт фон Караян, Карл Бём.

Попасть в театр довольно сложно: поклоннику творчества Вагнера необходимо зарегистрироваться и стать в очередь в ожидании билетов. Средний срок ожидания билета составляет от семи до десяти лет. Стоимость билета колеблется от тридцати евро в последнем ряду верхнего яруса до двухсот восьмидесяти евро в первых шести рядах. Так как театр работает по назначению лишь один месяц в году, то во все остальное время года сюда можно попасть с экскурсией.

Благодаря театру и фестивалю Байройт превратился в город Вагнера. По названиям улиц можно изучать биографию композитора и знакомиться с героями его произведений: Козима-Вагнер-штрассе, Тристаненштрассе, Валькириен-штрассе, Вотанштрассе, Ванфридштрассе. Вилла Ванфрид на Рихард-Вагнер-штрассе стала музеем.

 

 

При перепечатке данной статьи или ее цитировании ссылка на первоисточник обязательна: Копирайт © 2011 Вячеслав Карп- Зеркало сцены.

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.