БАЛ

Бал (от латинского ballare, старофранцузского bailer — танцевать, прыгать; французский  — bal, итальянский - ballo, немецкий - Ball) —  торжественное мероприятие с танцами.

Балы восходят к празднествам при французском и бургундском дворах. Первый бал, о котором сохранились свидетельства, был дан в 1385 году в Амьене по случаю бракосочетания Карла VI с Изабеллой Баварской.

В эпоху Возрождения родились бал-маскарады.

Жан Антуан Ватто Бал

Балы во Франции при короле Людовике XIV поражали роскошью нарядов и пышностью обстановки. Бальный церемониал был разработан до деталей, танцы следовали один за другим в строго установленном порядке. Строжайше соблюдались правила придворного этикета. Нередко давались во время бала балетные представления, в которых принимали участие знаменитые певцы и танцоры. Иногда весь бал превращался в аллегорический спектакль.

В XVIII веке по указу Людовика XV стали устраивать платные общественные балы в «Гранд опера». Первый публичный бал состоялся в 1715 году, и с тех пор среднее сословие за известную плату смогло принимать участие в этих увеселениях.

Позднее балы стали делить на официально-придворные, общественные, семейные.

Адольф Менцель Бал с ужином

Первый бал в России был дан на свадьбе Лжедмитрия и Марины Мнишек. Однако балы вместе с поляками были изгнаны и возобновились лишь в эпоху Петра I в 1717 году.

Сезон балов длился с Рождества до последнего дня Масленицы и возобновлялся уже после Великого поста.

Ассамблея Петра I . С гравюры XVIII века.

На петровских балах звучала духовая музыка, танцевали менуэт, контрдансы, русские потешные пляски, польские и английские танцы. «Во всю длину танцевальной залы дамы и кавалеры стояли в два ряда друг против друга; кавалеры низко кланялись, дамы еще ниже приседали: прямо против себя, потом, поворотясь направо, потом налево и так далее» (А. С. Пушкин. «Арап Петра Великого»).

Однако лишь при царицах Елизавете и Екатерине II балы стали в России обыденным явлением, а не экзотической причудой царя. Особой популярностью при русском дворе пользовались бал-маскарады. Своей роскошью они поражали даже искушенных французов.

Балы времен царствования Николая Павловича поражали своей изысканностью и великолепием. А для молодого поколения они стали местом, где, по словам Вяземского, «учились любезничать, влюбляться, пользоваться правами и вместе с тем покоряться обязанностям общежития. Тут учились… и чинопочитанию и почитанию старости».

М.Зичи Бал в Концертном зале Зимнего дворца во время официального визита шаха Насир-ад-Дина в мае 1873 года , 1874

Когда трепещут эти звуки

И дразнит ноющий смычок,

Слагая на коленях руки,

Сажусь в забытый уголок.


И, как зари румянец дальный

Иль дней былых немая речь,

Меня пленяет вихорь бальный

И шевелит мерцанье свеч.


О, как, ничем неукротимо,

Уносит к юности былой

Вблизи порхающее мимо

Круженье пары молодой!


Чего хочу? Иль, может статься,

Бывалой жизнию дыша,

В чужой восторг переселяться

Заране учится душа?

                                              Афанасий Фет

Тон балу задавали танцы — они и были стержнем всей программы вечера. В XVIII веке было принято открывать бал польским танцем или полонезом (этот танец заменил менуэт), вторым танцем на балу был вальс. Кульминацией бала была мазурка, и завершал балы котильон.

Кавалеры на балах заранее записывались, приглашая дам на разные танцы.

Можно выделить несколько типов балов, различавшихся строгостью соблюдения этикета и кругом приглашенных лиц.

Придворные балы. Они отличались чопорностью и скукой. На них зачастую собирались тысячи гостей. Так, на балу 1 января 1828 года было до сорока тысяч человек. На балах, кроме императора, императрицы и членов царской семьи (великих князей и княгинь), присутствовали придворные чины: гофмейстеры, гофмаршалы, шталмейстеры, церемониймейстеры, камергеры, камер-юнкеры, статс-дамы, фрейлины и пажи, а также дипломаты, гражданские чиновники, имевшие по «Табели о рангах» четыре высших класса, все живущие в Петербурге генералы, губернаторы и предводители дворянства, гостившие в России знатные иностранцы. В некоторых случаях ко двору приглашались также представители богатого купечества и верхушки горожан. Из-за преобладания пожилых людей танцующих было немного, поэтому на придворные балы приглашались гвардейские офицеры (как партнеры по танцам) — по два человека от каждого полка. Для этого существовали специальные графики — разнарядки, помогавшие соблюсти очередность. Все семейные должны были являться с женами и взрослыми дочерьми. Участие в придворных балах было обязательным для приглашенных. От него могла избавить только серьезная болезнь. На придворные балы полагалось приезжать в полной парадной форме, в наградах. Для дам также были установлены специальные фасоны платьев.

Владимир Первунинский. Бал

Великосветские балы. Их давали представители знати. Особенно великолепны были великосветские балы второй половины XVIII и первой половины XIX века. Гости созывались по выбору хозяев дома из числа их друзей, родственников и великосветских знакомых.   От участия в подобных балах можно было отказаться, извинившись перед хозяевами, и поехать куда-нибудь в другое место, но делали это нечасто: подобные балы считались престижными, а хозяева наперебой старались превзойти друг друга и удивить гостей разными затеями, изысканным ужином и роскошью бального убранства.

Общественные балы. Их бытовало множество разновидностей. Особенно часто давались они в провинции: в зданиях Благородного или городского собрания, в театрах, различных клубах, в резиденциях губернаторов и в залах, снятых в домах частных лиц. Как правило, круг участников таких балов был широким и пестрым: чиновники, военные, помещики, учителя, врачи. Средства на такие балы собирались по подписке (в складчину), либо на них продавали билеты, которые мог купить каждый желающий. Общественные балы устраивались не только дворянством, но и купечеством, ремесленниками, художниками и артистами.

Публичные балы. Во второй половине XIX столетия большую популярность в обществе приобрели публичные балы в пользу нуждающихся. Эти балы так и назывались: «бал в пользу Николаевской детской больницы», «бал в пользу семейств убитых и раненых на войне».

Бал-маскарады. Обязательными атрибутами были маски, плащи-домино. Атмосфера таинственности располагала к раскрепощенному общению.

Семейные балы. Их, как правило, приурочивали к семейным праздникам. На них приглашались родственники и близкие знакомые.

Детские балы. Это были праздники для детей и родителей. Чаще всего устраивались в частных домах. «Там будет бал, там детский праздник» – писал Пушкин в романе «Евгений Онегин». С. Л. Пушкин, отец поэта, часто устраивал в своем доме танцевальные вечера для детей, на которые съезжались все знакомые. В 1805-1811 годах Пушкин посещал такие танцевальные вечера у князей Трубецких и Бутурлиных. По четвергам он со своей сестрой Ольгой и матерью Надеждой Осиповной посещал балы у Йогеля (о них можно найти упоминание и в «Войне и мире» Л. Н. Толстого). Для молодого поколения бал — это место, где, по словам Вяземского, «…мы учились любезничать, влюбляться, пользоваться правами и вместе с тем покоряться обязанностям общежития. Тут учились мы и чинопочитанию и почитанию старости».

Открылся бал. Кружась, летели

Четы младые за четой;

 Одежды роскошью блестели,

А лица — свежей красотой.

Усталый, из толпы я скрылся

И, жаркую склоня главу,

К окну в раздумье прислонился

И загляделся на Неву.

Она покоилась, дремала

В своих гранитных берегах,

И в тихих, сребряных водах

Луна, купаясь, трепетала.

Стоял я долго. Зал гремел…

Вдруг без размера полетел

За звуком звук. Я оглянулся,

Вперил глаза; весь содрогнулся;

 Мороз по телу пробежал.

Свет меркнул… Весь огромный зал

Был полон остовов… Четами

Сплетясь, толпясь, друг друга мча,

Обнявшись желтыми костями,

Кружася, по полу стуча,

Они зал быстро облетали.

Лиц прелесть, станов красота –

С костей их — все покровы спали.

Одно осталось: их уста,

Как прежде, всё еще смеялись;

Но одинаков был у всех

Широких уст безгласный смех.

Глаза мои в толпе терялись,

Я никого не видел в ней:

Все были сходны, все смешались…

Плясало сборище костей.

                                     Александр Одоевский

Любой бал начинался с приглашения. Приглашения были очень лаконичны, например: «Князь Потемкин просит сделать ему честь, пожаловать в маскерад, сего февраля 8 дня 1779 года в Аничков дом в 6 часов».

Приезжать на бал было принято с небольшим опозданием. Первых гостей хозяин встречал, опоздавшие присоединялись к танцующим нередко даже без объявления персон.

Сборы на бал

Неизменен был распорядок бала. Съезд гостей начинался после шести или девяти вечера, некоторые приезжали к десяти или к полуночи.

На светском балу было обязательно соблюдение этикета:

«1. На официальную церемонию не опаздывают — это неуважение к Хозяевам и Почётным гостям.

2. Одежда участников бала должна быть нарядной: дамы в вечерних платьях, кавалеры в костюмах, перчатки желательны.

3. На балу приветствуется вежливость, галантность, учтивость.

4. При обмене приветствиями, сначала кавалеры приветствуют дам поклоном, затем дамы, после книксена, могут протянуть руку для поцелуя или рукопожатия.

5. Бал сопровождается определённой манерой разговаривать. Недопустим громкий, резкий разговор, запрещено употребление ненормативной лексики. Кавалерам рекомендуется делать дамам комплименты.

6. На балу важно не только красиво танцевать, но также грациозно ходить и стоять. Не следует прислоняться к стенам и колоннам. Кавалерам не стоит держать руки в карманах. Ни в коем случае нельзя жевать! Есть конфеты, фрукты и др. следует только в специально предназначенных для этого местах.

7. При входе в бальный зал следует отключить мобильные телефоны и снять наушники.

8. Ни в коем случае не разрешается бегать по залу, особенно через его центр».

Я видел раз ее в веселом вихре бала;

Казалось, мне она понравиться желала;

Очей приветливость, движений быстрота,

Природный блеск ланит и груди полнота —

 Всё, всё наполнило б мне ум очарованьем,

Когда б совсем иным, бессмысленным желаньем

Я не был угнетен; когда бы предо мной

Не пролетала тень с насмешкою пустой,

Когда б я только мог забыть черты другие,

Лицо бесцветное и взоры ледяные!..

М.Ю.Лермонтов.

На балах существовал определенный танцевальный распорядок.

Бал открывался торжественным полонезом (танцем-шествием) в котором должны были принять участие все приглашенные, даже если потом они весь вечер и всю ночь просиживали за карточными столами. Полонез вошел в моду при Екатерине II. Он длился до тридцати минут. Иностранцы называли этот танец «ходячий разговор».

Вторым танцем был вальс, о котором А. С. Пушкин писал:

Однообразный и безумный,

Как вихорь жизни молодой,

Кружится вальса вихор шумный,

Чета мелькает за четой.

Владимир Первунинский. Под звуки вальса

Во второй половине XIX века полонез иногда исполняли и в конце бала, тогда начинались танцы с вальса.

Мазурка – этот танец исполнялся в середине бала. Дама в мазурке «движется плавно, грациозно, изящно, скользит и бегает по паркету». Партнер в этом танце «проявляет активность, делает прыжки «антраша», во время которых в воздухе он должен ударить нога об ногу три раза».

Мазурка раздалась. Бывало,

Когда гремел мазурки гром,

В огромной зале все дрожало,

Паркет трещал под каблуком,

Тряслися, дребезжали рамы,

Теперь не то: и мы, как дамы,

Скользим по лаковым доскам.

А. С. Пушкин

Мазурку танцевали в четыре пары. При ее исполнении допускались разговоры.

В конце бала исполняли котильон. Это французский танец-игра. К нему выносили большие короба с цветами. Кавалеры разбирали букеты и подносили их своим дамам. После всего этого распорядитель бала и его помощники на шпагах вносили множество разноцветных лент (перевязей) и узких коротких ленточек с бубенцами на концах. Кавалеры, разобрав ленты, подносили их своим избранницам, и те надевали через плечо одну ленту на другую. Узкие короткие ленточки с бубенчиками мужчины привязывали дамам к рукам, начиная от кисти рук до локтей. Кавалеры в этом танце становятся на колени перед дамой, сажают ее, обманывают, отскакивают от нее, перепрыгивают через платок или карту. В конце XIX века котильон иногда заменяли с танцем «кадриль-монстр».

На балах, кроме основных, были и другие старинные танцы — гавоты, кадрили, польки.

На балу строго соблюдался танцевальный этикет:

«1. Участникам бала необходимо следить за осанкой и положением рук…

3. Следует избегать столкновений с другими парами и стараться не задевать за неподвижные конструкции и оборудования зала.

4. Не рекомендуется давать согласие на танец нескольким партнёрам, покидать зал перед началом танца, снимать перчатки во время танца.

5. Не рекомендуется выходить из танца до его окончания, если на то нет веских причин.

6. Во время танца неуместно излишне далеко расходиться или демонстративно приближаться друг к другу, а также откровенно обниматься.

7. Запрещается танцевать другой танец, нежели объявленный ведущими.

8. Запрещается нарушать направление движения танца».

Среди всех танцев мазурка и котильон считались наиболее «важными» приглашениями на балу, поскольку после мазурки кавалер вел даму к столу на обед, где можно было пообщаться, пофлиртовать и даже признаться в любви.

Обед был в середине бала. Каждый кавалер провожал свою даму к столу. Если кавалер приехал на бал без дамы, хозяйка бала могла попросить его проводить на бал даму по ее выбору (например, приехавшую с четой родственников и не сопровождаемую, поэтому кавалером).

Кроме того, на балах всегда был открыт буфет с разными яствами, шампанским и прочими горячительными и прохладительными напитками.

Кроме танцев и обеда на балах гости развлекались играми: спокойными, такими как карты, веселыми и подвижными — например, фантами.

Разъезжались с балов зачастую по утру: «Полусонный в постелю с бала едет он: а Петербург неугомонный уж барабаном пробужден».

Средь шумного бала, случайно,

В тревоге мирской суеты,

Тебя я увидел, но тайна

 Твои покрывала черты.

 
Лишь очи печально глядели,

А голос так дивно звучал,

Как звон отдаленной свирели,

Как моря играющий вал.

Мне стан твой понравился тонкий

И весь твой задумчивый вид;

А смех твой, и грустный и звонкий,

С тех пор в моем сердце звучит.

 
В часы одинокие ночи

 Люблю я, усталый прилечь –

Я вижу печальные очи,

Я слышу веселую речь;

И грустно я так засыпаю,

И в грезах неведомых сплю…

Люблю ли тебя — я не знаю,

Но кажется мне, что люблю!

А. К. Толстой.

Бальный этикет был строго регламентирован:

«1. Одежда участников должна соответствовать классу ответственности бала.

2. Всем участникам необходимо выполнять просьбы и требования Главного и Зального церемониймейстера, Хозяйки и Хозяина бала.

3. Первый танец, вальс первого отделения открывают Хозяин и Хозяйка бала, все гости вступают в этот танец после того, как Хозяин и Хозяйка сделают три тура вальса.

4. Приглашение к танцу начинается с поклона приглашающего лица. Ответ на приглашение также сопровождается поклоном.

5. После приглашения кавалер выводит даму в танцевальную зону с соблюдением всех правил этикета.

6. При движении «под руку» рука дамы не должна обвиваться кольцом вокруг руки кавалера, не следует также виснуть на локте кавалера.

7. По окончании танца кавалер должен проводить даму на то место, где он её приглашал или любое другое место по желанию дамы.

8. Не рекомендуется покидать зал перед началом танца.

9. Не рекомендуется покидать танцевальный ордер (партнёра) во время танца.

10. Необходимо, безусловно, выполнять требования Главного и Зального церемониймейстера».

На бал следовало являться в парадной одежде. Кавалеры — во фраке, смокинге или костюме (в зависимости от десятилетия), белой рубашке и обязательно в белых перчатках. Дама имела право отказать кавалеру без перчаток. К лацкану фрака прикреплялась бутоньерка. Военные приходили в мундирах. На бал кавалеры должны были явиться в ботинках, и только военные могли позволить себе сапоги, но без шпор.

Дамы могли выбирать любой цвет для платья (если он не был оговорен особо — например, в 24 января 1888 года в Санкт-Петербурге проводился изумрудный бал, на котором все присутствующие были одеты в соответствующий цвет). Для девушек платья шились, как правило, белого цвета или пастельных тонов — голубого, розового, айвори. К платью подбирались перчатки в тон платья (или белые). Дамы могли украсить себя головным убором. Девушкам рекомендовалась скромная прическа. Украшения дам могли быть любыми — главное, чтобы они были подобраны со вкусом. Однако девушкам следовало появляться на балах с минимальным количеством украшений.

Бальная мода

Покрой бальных платьев зависел от моды, но одно оставалось в нем неизменным — открытые шея и плечи. При таком покрое платья ни дама, ни девушка не могли появиться в свете без ювелирных украшений по шее. Князь Феликс Юсупов в своих воспоминаниях описывает такой случай: его родители, граф Сумароков-Эльстон и княгиня Юсупова, пошли на представление в Мариинский театр. В антракте в их ложу зашла фрейлина императрицы Марии Федоровны и попросила княгиню снять фамильный бриллиант, висевший на шее Зинаиды Юсуповой, так как императрица в тот день не украсила себя бриллиантом такой же величины. Княгиня немедленно исполнила это, но, так как другого украшения на шею у нее не было, супружеская пара вынуждена была покинуть театр.

Кроме того, в 1820-1830-х годах даме и девушке считалось неприличным появляться в свете без букета цветов: его носили в руках, в волосах, прикрепляли к платью на талии или на груди.
В начале XIX века в моде были Александровские букеты — по имени русского императора:
Anemon — анемон;

Lilie — лилия;

Eicheln — желуди;

Xeranthenun — амарант;

Accazie — акация;

Nelke — гвоздика;

Dreifaltigkeitsblume — веселые (анютины) глазки;

Epheu — плющ;

Roze — роза;

первые буквы названий этих цветов составляют имя Александр.

Существовал особый язык цветов, в котором каждый цветок имел определенное символическое значение:

василек — верность, искренность;

жасмин — непорочность;

маргаритка — терпение, печаль;

«медвежьи ушки» — вас ищут обмануть;

резеда — минутное блаженство;

дикая роза — простота;

белая роза — невинность;

тюльпан — гордость и неблагодарность;

фиалка — скромность и дружба;

ноготки — кокетство;

астра — величие;

петушки — спокойствие;

мак — воспоминания;

подсолнечник — чем больше вижу, тем более люблю;

белая гвоздика — целомудрие;

розовая гвоздика — брак;

лавр — торжество вечного целомудрия;

гиацинт — спокойствие души;

ландыш — символ пришествия Христа, непорочного зачатия.

В моде были открытки с изображениями цветов. На таких открытках можно было просто поставить свои инициалы и послать ее. Цветок сам был текстом: мак — сохраним нашу тайну; цветы клевера — жениться или нет; лист клевера — жду ответа.

Обязательным атрибутом на балу был веер. Его можно было оставить в бальной зале на своем месте, можно было во время танца держать в левой руке (которая лежит на плече партнера).

Язык веера: веер развернут, дама отмахивается – «я замужем»; веер закрывается – «вы мне безразличны»; открывается один лепесток – «будьте довольны моей дружбой»; веер полностью раскрыт – «ты мой кумир». Если собеседник просит веер (хотя вообще-то это очень непристойная просьба): подать верхним концом — симпатия и любовь; подать ручкой — презрение; подать открытым, перьями вперед — напрашиваться на любовь.

Мелкие вещи необходимые женщине на балу складывали в сумочку (ридикюль), которую также оставляли на своем месте.

На бал дамы брали с собой небольшие книжечки, чтобы записывать последовательность танцев, ближе к концу века эти книжечки стали выдавать на балах.

Бал – настоящая находка

Для юных франтов и для дам;

Его с восторгом ждет красотка,

Он праздник пасмурным отцам.

Чтоб дочка куколкой оделась,

 Хлопочет опытная мать,

А чтоб она не засиделась,

Везет ее потанцевать.

Ф. Кони

На протяжении XVIII-XIX веков балы прочно вошли в русский обиход и вскоре перестали быть принадлежностью только дворянского образа жизни, проникнув во все слои городского населения. Некоторые бальные танцы, например кадриль, в XIX веке танцевали даже в деревнях.

Бал — это  особенное  событие  в  жизни человека XVIII-XIX  века. «Здесь реализовывалась частная жизнь  дворянина: он  не  был  ни  частное  лицо  в  частном  быту, ни  служивый  человек  на  государственной  службе – он  был  дворянин  в  дворянском обществе, человек  своего  сословия  среди  своих» (Ю.  М. Лотман).

Явился он на стройном бале

В блестяще сомкнутом кругу.

Огни зловещие мигали,

И взор описывал дугу.


Всю ночь кружились в шумном танце,

Всю ночь у стен сжимался круг.

 И на заре — в оконном глянце

Бесшумный появился друг.


Он встал и поднял взор совиный,

И смотрит — пристальный — один,

Куда за бледной Коломбиной

 Бежал звенящий Арлекин.


А там — в углу — под образами.

В толпе, мятущейся пестро,

Вращая детскими глазами,

Дрожит обманутый Пьеро.

А.Блок.

Начиная с XIX века и по сей день главной столицей балов считается Вена. Бальный сезон открывается в новогоднюю ночь Императорским балом во дворце Хофбург. С января по март в австрийской столице проходит более трехсот балов. Свои балы устраивают садовники и студенты, врачи и кондитеры. При этом на любой бал может купить билет и любой желающий.

Венский Оперный бал

Один из самых роскошных балов сезона — Оперный. На одну только ночь в году убирают все стулья из зрительного зала, настилают вровень со сценой специальный паркет, и тысячи гостей танцуют всю ночь напролет. Первый Оперный бал состоялся в 1935 году. С той поры балы в Венской опере даются каждый год в последний четверг перед Великим постом. Эта традиция прерывалась лишь дважды: во время Второй мировой войны и в 1991 году из-за войны в персидском заливе.

При перепечатке данной статьи или ее цитировании ссылка на первоисточник обязательна: Копирайт © 2011 Вячеслав Карп — Зеркало сцены.

 

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.