БАЛАКИРЕВСКИЙ КРУЖОК («МОГУЧАЯ КУЧКА», НОВАЯ РУССКАЯ МУЗЫКАЛЬНАЯ ШКОЛА)

Балакиревский кружок — творческое содружество передовых русских музыкантов, сложившееся в Санкт-Петербурге в конце пятидесятых — начале шестидесятых годов XIX века, возглавлявшееся композитором М. А. Балакиревым.

Состав кружка: Милий Алексеевич Балакирев, Модест Петрович Мусоргский, Александр Порфирьевич Бородин, Николай Андреевич Римский-Корсаков и Цезарь Антонович Кюи, некоторое время к кружку примыкали H. H. Лодыженский, А. С. Гуссаковский, Н. В. Щербачёв.

А. Михайлов. «Балакиревский кружок «Могучая кучка».

Название «могучая кучка» впервые встречается в статье В. В. Стасова «Славянский концерт г. Балакирева» (1867 г.): «Сколько поэзии, чувства, таланта и умения есть у маленькой, но уже могучей кучки русских музыкантов». Название «Новая русская музыкальная школа» было выдвинуто самими членами кружка, которые считали себя наследниками М. И. Глинки и свою цель видели в развитии русской национальной музыки.

Группа «Могучая кучка» возникла на фоне революционных идей и философии материализма, проникших к тому времени во все виды искусства. Бунты и восстания крестьян стали главными социальными событиями того времени, возвратившими деятелей искусства к народной теме. Образы народного быта, сказки и эпоса занимают большое место и в симфонических произведениях, носящих большей частью программный характер, и в камерном вокальном творчестве композиторов «Могучей кучки». Члены  содружества высоко ценили народную песню, которая была одной из важнейших основ музыкального языка их сочинений. Большинство композиторов «Могучей кучки» систематически записывало, изучало и разрабатывало образцы русского музыкального фольклора. Композиторы смело использовали народную песню и в симфонических, и в оперных произведениях, среди которых «Царская невеста», «Снегурочка», «Хованщина», «Борис Годунов».

В семидесятых годах «Могучая кучка» как сплочённая группа перестала существовать, но её идеи и творческие принципы оказали плодотворное воздействие на дальнейшее развитие русской музыки и формирование различных национальных школ.

К. Е. Маковский. Карикатура на Могучую кучку. Слева направо изображены: Ц. А. Кюи в виде лисы, виляющей хвостом, М. А. Балакирев в виде медведя, В. В. Стасов (на его правом плече в виде Мефистофеля скульптор М. М. Антокольский, на трубе в виде обезьяны В. А. Гартман), Н. А. Римский-Корсаков (в виде краба) с сёстрами Пургольд (в виде домашних собачек), М. П. Мусоргский (в образе петуха); за спиной Римского-Корсакова изображён А. П. Бородин, справа вверху из облаков мечет гневные перуны А. Н. Серов.

Деятельность «Могучей кучки» стала эпохой в развитии русского и мирового музыкального искусства.

Многие русские композиторы конца XIX - первой половины XX веков рассматриваются историками музыки как непосредственные продолжатели традиций «Могучей кучки».

Отдельного упоминания заслуживает и тот факт, что знаменитая французская «Шестёрка», собранная под предводительством Эрика Сати и Жана Кокто — явилась прямым откликом на «русскую пятёрку» - как называли в Париже композиторов «Могучей кучки». Статья известного критика Анри Колле, оповестившая мир о рождении новой группы композиторов, так и называлась: «Русская пятёрка, французская шестёрка и господин Сати».

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.