БАЛИЕВ, НИКИТА ФЕДОРОВИЧ

 

Никита Федорович Балиев (Мкртич Асвадурович Балян) – русский театральный деятель, режиссер и эстрадный артист (конферансье).

Родился в 1877 году в Москве (по другим данным в октябре 1876 года, область Войска Донского, или в 1886 года в Нахичевани). Из армянской купеческой семьи.

Окончил Московскую Коммерческую (Практическую) академию, владел несколькими европейскими языками, пытался заниматься коммерцией.

Во время первых зарубежных гастролей МХТ (1906 г.) оказал материальную поддержку театру.

В 1906 году вступил в МХТ как пайщик, был секретарем Вл. И. Немировича-Данченко. С 1908 года – актер Художественного театра, играл эпизодические роли: Кистер («Бранд» Х. Ибсена), Розен («Борис Годунов» А. С. Пушкина), Гость Человека («Жизнь Человека» Л. Андреева), Бык, Хлеб («Синяя птица» М. Метерлинка), Шарманщик («Анатэма» Л. Андреева), Лейбович («Miserere» С. Юшкевича), Кузен Теодор («У жизни в лапах» К. Гамсуна), Прохожий («Вишневый сад» А. Чехова). Помехой сценической карьере Балиева была его неартистическая внешность. Полный, с лицом подобным луне, маленькими, умными, насмешливыми глазами, он нередко становился объектом обидных шаржей и карикатур. В 1912 году Балиев ушел из труппы, однако, оставшись пайщиком театра.

Был одним из инициаторов и участником «капустников» Художественного театра, из которых возникло ночное кабаре артистов МХТ «Летучая мышь». Вместе с меценатом МХТ Н. Тарасовым и некоторыми артистами театра Балиев снял для кабаре подвал в доме Перцова напротив Храма Христа Спасителя. К серому сводчатому потолку была подвешена эмблема. Пародировавшая эмблему МХТ (чайку) – летучая мышь. Это был закрытый клуб людей искусства. Открытие состоялось 29 февраля 1908 года. В кабаре выступали К. С. Станиславский, В. Качалов, И. Москвин, О. Книппер-Чехова, В. Лужский.

Эмблема театра-кабаре «Летучая Мышь».

Интеллигентность, вкус, артистичность актеров театра пронизывали всю атмосферу кабаре. В одной из первых поставленных Балиевым пародий (на «Синюю птицу») вместо живых актеров действовали марионетки. Сделанные скульптором Н. Андреевым, они отличались портретным сходством с актерами и руководителями МХТ.

Из перцовского подвала «Летучую мышь» выгнало наводнение 1909 года. Театр переехал в другое помещение по адресу Милютинский переулок, 16. Здесь изредка давались платные представления. Балиев вел конферанс, пел куплеты, ставил театральные пародии на спектакли МХТ. Он «дирижировал» всем ходом создаваемых им представлений, сам исполнял номера: имитировал шансонетку, «пел» острые куплеты, читал «лекцию о хорошем тоне», в паре с Б. Борисовым (оба в клоунских костюмах) вел злободневный диалог. Продолжали ставиться пародии на спектакли МХТ: «Гамлет», «Пер Гюнт», «Екатерина Ивановна». В прежней «клубной» обстановке проводились веселые чествования М. Савиной, Л. Собинова, О. Садовской, М. Блюменталь-Тамариной.

Миниатюра «Под взглядом предков» — старинный гавот.

Постепенно «Летучая мышь» превращалась в открытый театр-кабаре, стали идти спектакли с продажей билетов. Балиев пригласил в труппу артистов московских и петербургских театров Т. Дейкарханову, Е. Хованскую, Е. Маршеву, Вл. Подгорного, Я. Волкова. Тексты писали Л. Мунштейн, Б. Садовской, Т. Щепкина-Куперник, танцы ставил К. Голейзовский, музыку сочиняли А. Архангельский, В. Гартевельд.

Афиша театра «Летучая мышь» 1911 год.

Летом 1912 года театр совершил свою первую гастрольную поездку – Киев, Днепропетровск, Ростов. Стали ежегодными гастроли в Петербург.

В 1914 году театр разместился в Доме Нирнзее в Большом Гнездниковском переулке.

Актриса Н.В. Месхиева-Карьева в спектакле «Лунная серенада».

Зрительный зал на триста пятьдесят мест (расписанный художником С. Судейкиным занавес, уютно обставленные мебелью красного дерева фойе, на стенах картины, карикатуры, шаржи). Несмотря на пятирублевые билеты (в стоимость, кроме представления, входил бокал шампанского), в театре, сохранившем атмосферу элитарности и непринужденности, были неизменные аншлаги. В антрактах Балиев играл роль гостеприимного хозяина «Человек на грани двух миров, мира подмостков и зрительного зала», — писал о Балиеве Н. Эфрос.

Николай Балиев в лицах. Подписи под лицами: «Плоховаты сборы!», «Все билеты проданы!», «Что?! Аванс?!!»

Свою заслугу Балиев видел в том, что перевел жанр западноевропейского кабаре «на язык русских осин». Тонкая режиссура Балиева, выверенность пластики и ритмического рисунка обеспечивали мгновенные переходы настроений от грустного и даже трагедийного к заразительно веселому.

В годы Первой мировой войны Балиев включил в репертуар злободневные сценки Дона-Аминодо «Серая шинель», пародию «Сон Вильгельма», драматические песенки «Женщина в трауре», «Мать», считая, что «в годину народного бедствия» спектакли «Летучей мыши» должны вызывать «хохот сквозь слезы».

В своих постановках Балиев использовал бытовые танцы, анекдоты, каламбуры, шарады, загадки, экспромты, романсы. Режиссерские принципы Балиева обрели свою завершенность в сценических миниатюрах. Он также ставил спектакли по классическим произведениям: «Казначейша» М. Лермонтова, «Граф Нулин» и «Пиковая дама» А. Пушкина, «Шинель» и «Нос» Н. Гоголя, рассказы А. Чехова, стихотворениям И. Тургенева.

Французская песенка «В лунном свете» Актрисы: А.К.Фехтнер и Н.В.Хоткевич

Балиев — один из первых представителей складывавшегося в те годы на эстраде жанра конферанса. К. С. Станиславский писал о нем: «Его неистощимое веселье, находчивость, остроумие — и в самой сути, и в форме сценической подачи своих шуток, смелость, часто доходившая до дерзости, умение держать аудиторию в своих руках, чувство меры, умение балансировать на границе дерзкого и веселого, оскорбительного и шутливого, умение вовремя остановиться и дать шутке совсем иное, добродушное направление,- все это делало из него интересную артистическую фигуру нового у нас жанра».

Балиев являлся почетным гражданином Москвы.

Он приветствовал Февральскую революцию (гротеск «В 12 часов по ночам», сценки Мунштейна «Страницы истории русской революции»), гордился тем, что его театр «внес посильную лепту в завоевание Свободы». Рецензенты утверждали, что театр «окрасился в красный цвет».

Однако цвет был не красным, а слегка розовым. А потому после Октябрьской революции 1917 года театр так и не смог приспособиться к новым условиям. Сотрудничество с новыми авторами (Н. Тэффи, А. Толстой, И. Эренбург), постановка оперетт Оффенбаха, поездка (в конце 1918 — начале 1919 года) в Киев и Одессу не изменили положения. 12 марта 1920 года торжественно отмечался очередной юбилей театра. Затянувшееся из-за множества чествований до двух часов ночи представление стоило Балиеву штрафа и трех суток ареста.

Фронтиспис книги Николая Ефимовича Эфроса, написанной к десятилетнему юбилею театра в 1918 году.

Балиев отправился на гастроли по Кавказу, а оттуда с небольшой группой артистов выехал за границу.

«Летучая мышь» возродилась в Париже. Впервые спектакли прошли в парижском театре «Феллина». Затем последовали гастроли в Испании, Англии. «Таймс» писала, что представления «Летучей мыши» притягательны удивительным сочетанием вкуса с эксцентричностью, и оба эти качества особенно ярко обнаруживаются в личности Балиева.

Афиша гастролей в Париже. 1926 г. Художник — М.Добужинский.

С февраля 1922 года балиевская «Летучая мышь» гастролировала в Нью-Йорке, после чего последовали выступления на западном побережье США – Голливуд, Лос-Анджелес. Поначалу игрались старые программы. Постепенно обновляя состав труппы и репертуар, играя на английском и французском языках, театр гастролировал по европейским странам, США, Латинской Америке.

Во Франции Балиев награжден орденом Почетного легиона (1928 г.).

В 1931 году «Летучая мышь» перебралась в Европу. В парижском театре «Мадлен» Балиев поставил инсценировку «Пиковой дамы» на французском языке (1931 г.). Согласно оценке оформившего спектакль Ю. Анненкова, Балиев впервые дал решение пушкинской новеллы, более адекватное Пушкину, чем либретто оперы Чайковского. Оставаясь в центре культурной жизни русского зарубежья, Балиев проводил вечера отдыха, конферировал с Н. Тэффи, И. Одоевцевой, посещал гастроли советских театров.

 «Великая депрессия» 1929 года уничтожила состояние Балиева, страсть к игре завершила разорение. Он еще попытался создать в Париже «Театр русской сказки», готовил постановку «Руслана и Людмилы» с декорациями С. Чехонина. Но удержать театр не удалось, он закрылся в 1934 году.

Балиев вернулся в США, где выступал как конферансье в больших ревю. Предпринял попытку сниматься в Голливуде, работал в маленьком кабаре в подвале нью-йоркского отеля «Сен-Мориц».

Умер Балиев от инсульта (в такси) в Нью-Йорке 3 сентября 1936 года.

Похоронен на кладбище Маунт Оливет, Маспет, Лонг-Айленд, Нью-Йорк.

 

При перепечатке данной статьи или ее цитировании ссылка на первоисточник обязательна: Копирайт © 2011 Вячеслав Карп — Зеркало сцены.

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.