БАНЯ (В ИСКУССТВЕ)

Баня (возможно, заимствование из латинского balneum или греческого βαλανέιον) - помещение, оборудованное для мытья тела с одновременным воздействием воды и горячего воздуха (в турецких и римских банях) или пара (в русской и финской бане). Часто в это понятие вкладывается весь комплекс действий, осуществляемых человеком в бане или связанных с ней.

 

Андерс Цорн. Девушки из Даларны в бане. 1906 г.

Борис Слуцкий

Баня

 Вы не были в районной бане

В периферийном городке?

Там шайки с профилем кабаньим

И плеск,

        как летом на реке.

 

Там ордена сдают вахтерам,

Зато приносят в мыльный зал

Рубцы и шрамы — те, которым

Я лично больше б доверял.

 

Там двое одноруких  спины

Один другому бодро трут.

Там тело всякого мужчины

Исчеркали

              война

                    и труд.

 

Там по рисунку каждой травмы

Читаю каждый вторник я

Без лести и обмана драмы

Или романы без вранья.

 

Там на груди своей широкой

Из дальних плаваний

                                матрос

Лиловые татуировки

В наш сухопутный край

                                     занес.

 

Там я, волнуясь и ликуя,

Читал,

      забыв о кипятке:

«Мы не оставим мать родную!»-

У партизана на руке.

 

Там слышен визг и хохот женский

За деревянною стеной.

Там чувство острого блаженства

Переживается в парной.

 

Там рассуждают о футболе.

Там

    с поднятою головой

Несет портной свои мозоли,

Свои ожоги — горновой.

 

Но бедствий и сражений годы

Согнуть и сгорбить не смогли

Ширококостную породу

Сынов моей большой земли.

 

Вы не были в раю районном,

Что меж кино и стадионом?

В той бане

            парились иль нет?

Там два рубля любой билет.

История бани своими корнями уходит в глубокую древность. Так, египтяне уже около шести тысяч лет тому назад придавали огромное значение чистоте тела и повсеместно пользовались банями. Египетские жрецы в течение суток омывались четыре раза: два раза днем и два раза ночью.

За полторы тысячи лет до нашей эры баня широко использовалась с гигиенической и лечебной целью в Индии.

Банные процедуры широко применялись в Древнем и средневековом Китае и Японии.

По описанию древнегреческого историка Геродота, бани скифских племён напоминали юрты. Связанные верхними концами наклонные жерди обтягивали шерстяным войлоком. Посередине ставили котёл с водой и в него бросали раскалённые камни.

Некоторые индейские племена Америки и до наших дней пользуются баней, представляющей собой конусообразный низкий шалаш, внутри которого земля углублена, а по середине имеется углубление для нагретых камней, которые предварительно нагревают на костре, а затем кладут в это углубление и сбрызгают их водой.

Д. Хармс. Баня

Баня — это отвратительное место.

В бане человек ходит голым.

А быть в голом виде человек не умеет.

В бане ему некогда об этом подумать,

ему нужно тереть мочалкой свой живот

и мылить под мышками.

Всюду голые пятки

и мокрые волосы.

В бане пахнет мочой.

Веники бьют ноздреватую кожу.

Шайка с мыльной водой —

предмет общей зависти.

Голые люди дерутся ногами,

стараясь пяткой ударить соседа по челюсти.

В бане люди бесстыдны,

и никто не старается быть красивым.

Здесь всё напоказ,

и отвислый живот,

и кривые ноги,

и люди бегают согнувшись,

думая, что этак приличнее.

Недаром считалось когда-то, что баня

служит храмом нечистой силы.

Я не люблю общественных мест,

где мужчины и женщины порознь.

Даже трамвай приятнее бани.

В Древней Греции бани появились сначала у спартанцев. Они представляли собой круглое помещение с каменным открытым очагом в центре.

После завоеваний Александра Македонского в Древней Греции, а затем и в Древнем Риме распространились бани восточного типа с горячими полами.

Муха в баню прилетела,

Попариться захотела.

Таракан дрова рубил,

Мухе баню затопил.

А мохнатая пчела

Ей мочалку принесла.

Муха мылась, Муха мылась,

Муха парилася,

Да свалилась,

Покатилась

И ударилася.

Ребро вывихнула,

Плечо вывернула.

«Эй, мураша-муравей,

Позови-ка лекарей!»

Кузнечики приходили,

Муху каплями поили.

Стала муха, как была,

Хороша и весела.

И помчалася опять

Вдоль по улице летать.

Корней Чуковский.

В Древнем Риме существовал буквально культ бани. Даже здороваясь при встрече, римляне вместо приветствия спрашивали: «Как потеешь?». В бане римляне не только мылись, но вели беседы, читали стихи, устраивали пиршества. При банях имелись комнаты для массажа, площадки для физических упражнений и спортивных состязаний, библиотеки. Богатые римляне посещали баню два раза в день. К концу I в. до н. э. в Риме было построено сто пятьдесят общественных бань.

Римские бани – термы, отличались необыкновенной роскошью.

В термах Диоклетиана было две с половиной тысячи мраморных кресел. В их сооружении участвовали сорок тысяч строителей.

Особой роскошью отличалась баня Клавдия Этруска. Ее залы были выложены толстыми плитами причудливых цветов. Искусственные водопады, журчание воды, скатывающейся по ступеням, успокаивали и навевали приятные мысли. В термах встречались весьма оригинальные приспособления. Например, ванны подвешивали на массивных цепях к потолку, и тот, кто находился в ней, раскачивался, как на качелях.

Термы Антония Каракаллы, поражавшие своей красотой, занимали площадь более двенадцати гектаров и могли одновременно вместить две с половиной тысячи человек. В садах и на террасах терм можно было послушать певцов, музыкантов, ораторов, посетить библиотеку. На площадях перед термами проводились спортивные состязания и различные игры, продавались произведения искусства и предметы роскоши.

Куда бы ни приходили римские легионеры — в Галлию (нынешняя Франция), Британию, Германию, Малую Азию, на берега Дуная и к африканским пескам — они везде строили термы. Знаменитые водолечебные курорты Карловы Вары и Виши собственно, и возникли на месте терм.

Любопытно отметить, что помещения для потения в термах разогревались так же, как в современных русских банях и финских саунах: в углу печь-жаровня, на бронзовой решетке — камни над раскаленными углями. Имелись также помещения с сухим и влажным паром.

В Древнем Риме бани ценили и как средство от многих болезней. В частности, выдающегося римского врача Асклепиада (128—56 годы до н. э.) за его приверженность к банному водолечению даже прозвали «купальщиком». Асклепиад считал, что для излечения больного необходимы чистота тела, умеренная гимнастика, потение в бане, массаж, диета и прогулки на свежем воздухе.

 «Бани, давнее наследие Рима, были правилом во всей средневековой Европе - как частные, так и весьма многочисленные общественные бани, с их ваннами, парильнями и лежаками для отдыха, либо же с большими бассейнами, с их скученностью обнаженных тел, мужских и женских вперемежку. Люди встречались здесь столь же естественно, как и в церкви; и рассчитаны были эти купальные заведения на все классы, так что их облагали сеньориальными пошлинами наподобие мельниц, кузниц и заведений питейных. А что касается зажиточных домов, то все они располагали «мыльнями» в полуподвалах; тут находились парильня и кадки - обычно деревянные, с набитыми, как на бочках, обручами. У Карла Смелого был редкостный предмет роскоши: серебряная ванна, которую за ним возили по полям сражений. После разгрома под Грансоном (1476 г.) ее обнаружили в герцогском лагере» (Ф. Бродель).

В 1399 году королем Генрихом IV в честь рыцарей,  сумевших во времена крестовых походов и в пору опустошающей эпидемии наладить баню, был учрежден рыцарский Орден Бани. А 18 мая 1725 года Георгом I в память об этом Ордене была учреждена награда — Почтеннейший орден Бани (The Most Honourable Order of the Bath).

В Европе городские бани использовались не только по прямому назначению: «В Неаполе, когда настал девятый час, Кателла, взяв с собой свою служанку и не изменяя ни в чём своему намерению, отправилась в те бани… Комната была очень темна, чем каждый из них был доволен» — писал Джованни Боккаччо.

 «В позднее Средневековье появились «сады любви»: сады, предназначенные для любовных уединений, свиданий любящих, а также просто для отдыха от шумной придворной жизни. Здесь занимались музицированием, рассказывали различные истории, читали книги, танцевали, играли в различные игры …  Такие замковые сады имели посередине небольшие бассейны для купаний. Хорошее изображение такого «сада любви» сохранилось в итальянской рукописи в Библиотеке Estense, Modena. Молодые люди купаются в Фонтане Юности, пьют вино и наслаждаются музыкой. Совместное купание в небольших бассейнах мужчин и женщин довольно часто изображается на средневековых миниатюрах: по-видимому, в этом не было ничего удивительного»  (Д. С. Лихачев).

Но прежде юношу ведут

К великолепной русской бане.

Уж волны дымные текут

 В ее серебряные чаны,

И брызжут хладные фонтаны;

Разостлан роскошью ковер;

На нем усталый хан ложится;

 Прозрачный пар над ним клубится;

Потупя неги полный взор,

Прелестные, полунагие,

В заботе нежной и немой,

Вкруг хана девы молодые

 Теснятся резвою толпой.

Над рыцарем иная машет

Ветвями молодых берез,

И жар от них душистый пышет,

Другая соком вешних роз

Усталы члены прохлаждает

И в ароматах потопляет

Темнокудрявые власы.

 

Александр Сергеевич Пушкин.

Калашников. Звезда гарема.

Сохранились сообщение Ибн Джубайра датируемое XII веком о банях в арабском мире: «Забота султана об этих прибывших (для обучения в медресе Александрии) иноземцах простирается до того, что он приказал соорудить бани, чтобы они могли мыться всегда, когда им понадобится, и основал больницу для лечения тех из них, кто болен… В этом благословенном городе (Мекке) две бани… И каждый из них (17 кварталов Багдада) имеет две-три бани… В этом городе (Дамаске) и его пригородах находится почти сто бань, а в них около сорока помещений для омовения; все они снабжаются проточной водой».

Зинаида Серебрякова. Баня.

Парная баня на Руси (мыльня, мовня, мовь, влазня) была известна у славян уже в V-VI веках. Само слово баня в русских  письменных источниках встречается с XI века.

Описание русской бани оставили многочисленные путешественники. Джильс Флетчер дает описание русской бани XVI века: «Вы нередко увидите, как они (для подкрепления тела) выбегают из бань в мыле и, дымясь от жару, как поросёнок на вертеле, кидаются нагие в реку или окачиваются холодной водой, даже в самый сильный мороз».

В XVII веке Чарльз Карлейль писал: «Нет города в их стране, где бы не было общественных и частных бань, так как это почти всеобщее средство против болезней».

Олеарий совершивший путешествие в Московию и Персию в 1633-1639 году, писал, что русские «крепко держатся обычая мыться в бане … а потому-то во всех городах и селениях у них множество общественных и частных бань … Русские могут выносить сильный жар, от которого они делаются все красными и изнемогут до того; что уже не в состоянии оставаться в бане, они выбегают голые на улицу, как мужчины, так и женщины, и обливаются холодной водой, зимою же, выбежав из — бани на двор, валяются в снегу, трут им тело, будто мылом, и потом снова идут в баню».

Постройка бань разрешалась всем, у кого имелось достаточно земли. Указ 1649 года во избежание пожаров предписывал «мыльни строить на огородах и на полых местах не близко от хором».

Домашние бани топились всего один раз в неделю, по субботам, а потому субботы считались банными днями и по ним не работали даже присутственные места. Обыкновенно в домашних банях мылись целые семьи одновременно мужчины и женщины парились вместе. Впрочем, и в общественных («торговых») банях люди всякого возраста и пола также парились и мылись вместе, правда, женщины на одной стороне, мужчины — на другой. Только в 1743 году сенатским указом было запрещено в «торговых» банях мыться мужчинам вместе с женщинами и мужескому полу старше семи лет входить в женскую баню, а женскому полу того же возраста — в мужскую.

Е.М.Корнеев. Русская баня. 1812 г.

В 1778 году врач императрицы Елизаветы Петровны португалец Санчес писал: «Не уповаю я, чтобы сыскался такой врач, который бы не признавал за полезное парную баню. Всяк ясно видит, сколь бы счастливо было общество, если б имело нетрудный безвредный и столь действенный способ, чтоб оным могло не токмо сохранять здравие, но исцелять или укрощать болезни, которые так часто случаются. Я с моей стороны только одну Российскую баню, приготовленную надлежащим образом, почитаю способною к принесению человеку столь великого блага. Когда помышляю о множестве лекарств из аптек и из химических лабораторий, выходящих и привозимых изо всех стран света, то колико кратно желал я видеть, чтобы половина или три четверти оных, всюду великими расходами сооружаемых зданий, превратились в бани Российские, для пользы общества».

По народным поверьям, в бане живет банник — дух бани.

Помимо своего чисто функционального назначения, баня играла большую роль в различных обрядах. Например, баня считалась необходимой накануне венчания и на второй день свадьбы, причем посещение бани сопровождалось особым церемониалом.

Фирс Журавлев. Девичник в бане. 1885 г.

По традиции на Руси перед свадьбой совместно парились невеста и мать жениха (и, нередко, совместно с другими старшими женщинами семьи жениха). Будущая свекровь осматривала, насколько здорова будущая невестка.

В сельской местности, где избы топились по-чёрному, баня являлась наиболее стерильным и подходящим местом для домашних родов.

А вот как описывает русскую баню конца XIX — начала XX века Владимир Алексеевич Гиляровский: «А из горячей стали торопясь выходить по нескольку человек сразу. В открытую дверь неслось гоготанье:

 - О — го — го!.. О — го — го!

 - У… у… у… у…

 - Плесни еще… Плесни… жарь!

 Слышалось хлестанье веником. Выходившие в мыльную качались, фыркали, торопились к душам и умывались из кранов.

 - Вали!.. Поясницу!.. Поясницу!.. — гудел громоподобный бас.

 - Так!.. Так!.. Пониже забирай! О — о — о… го… го!.. Так ее!.. Комлем лупи!.. Комлем!.. И вдруг:

 - Будя!.. А!.. А!.. А!.. О… О…

 Из отворенной двери валит пар. В мыльне стало жарко… Первым показался с веником в руках Тарасов. А за ним двигалось некое косматое чудище с косматыми волосами по плечам и ржало от восторга.

 Даже Тарасов перед ним казался маленьким. Оба красные, с выпученными глазами прут к душу, и чудище снова ржет и, как слои, поворачивается под холодным дождем…

 Сразу узнал его — мы десятки раз встречались на разных торжествах и, между прочим, на бегах и скачках, где он нередко бывал, всегда во время антрактов скрываясь где — нибудь в дальнем углу, ибо, как он говорил:

 «Не подобает бывать духовной особе на конском ристалище, начальство увидит, а я до коней любитель!»

 Подходит к буфету. Наливает ему буфетчик чайный стакан водки, а то, если другой буфетчик не знает да нальет, как всем, рюмку, он сейчас загудит:

 - Ты что это? А? Кому наливаешь? Этим воробья причащать, а не отцу протодьякону пить.

Впрочем, все буфеты знали протодьякона Шеховцева, от возглашения «многая лета» которого на купеческих свадьбах свечи гасли и под люстрами хрустальные висюльки со звоном трепетали. Мы с Тарасовым пошли одеваться. В раздевальне друзья. Огромный и косматый писатель Орфанов — Мишла — тоже фигура чуть поменьше Шеховцева, косматая и бородатая, и видно, что ножницы касались его волос или очень давно, а то, может быть, и никогда.

 А рядом с ним крошечный, бритый по — актерски, с лицом в кулачок и курчавыми волосами Вася Васильев, Оба обитатели «Чернышей», оба полулегальные и поднадзорные, оба мои старые друзья.

 - Вы как сюда? А я думал, что вы никогда не ходите в баню! Вы, члены «клуба немытых кобелей», и вдруг в бане!

 Вася, еще когда служил со мной у Бренко, рассказывал, что в шестидесятых годах в Питере действительно существовал такой клуб, что он сам бывал в нем и что он жил в доме в Эртелевом переулке, где бывали заседания этого клуба.

 Этот дом и другой, соседний, потом были сломаны, и на их месте Суворин выстроил типографию «Нового времени». Только два поэта посвятили несколько строк русским баням — и каждый отразил в них свою эпоху.

 И тот и другой вдохновлялись московскими банями. Один был всеобъемлющий Пушкин. Изящным стихом воспевает «восторгом рыцарь упоенный» прелесть русских Сандуновских бань, которые он посещал со своими друзьями в каждый свой приезд в Москву…

Прошло полвека. Родились новые идеалы, новые стремления. Либеральный поэт шестидесятых годов П. В. Шумахер со своей квартиры на Мещанской идет на Яузу в Волконские «простонародные» бани.

 Он был очень толст, страдал подагрой. И. С. Тургенев ему говорил: «Мы коллеги по литературе и подагре». Лечился П. В. Шумахер от подагры и вообще от всех болезней баней. Парили его два банщика, поминутно поддавая на «каменку». Особенно он любил Сандуновские, где, выпарившись, отдыхал и даже спал часа два и всегда с собой уносил веник. Дома, отдыхая на диване, он клал веник под голову.

Последние годы жизни он провел в странноприимном доме Шереметева, на Сухаревской площади, где у него была комната. В ней он жил по зимам, а летом — в Кускове, где Шереметев отдал в его распоряжение «Голландский домик».

 Стихи Шумахера печатались в журналах и издавались отдельно. Любя баню, он воспевал, единственный поэт, ее прелести вкусно и смачно. Вот отрывки из его стихов о бане:

 Мякнут косточки, все жилочки гудят,

С тела волглого окатышки бегут,

А с настреку вся спина горит,

 Мне хозяйка смутны речи говорит.

 Не ворошь ты меня, Танюшка,

Растомила меня банюшка,

 Размягчила туги хрящики,

 Разморила все суставчики.

В бане веник больше всех бояр,

Положи его, сухмяного, в запар,

Чтоб он был душистый и взбучистый,

Лопашистый и уручистый…

И залез я на высокий на полок,

В мягкий, вольный, во малиновый парок.

Начал веничком я париться,

Шелковистым, хвостистым жариться.

А вот еще его стихи о том же:

Лишенный сладостных мечтаний,

В бессильной злобе и тоске

Пошел я в Волковские бани

Распарить кости на полке.

И что ж? О радость! О приятство!

Я свой заветный идеал –

Свободу, равенство и братство –

В Торговых банях отыскал.

Стихотворение это, как иначе в те времена и быть не могло, напечатать не разрешили. Оно ходило по рукам и читалось с успехом на нелегальных вечеринках.

 Я его вспомнил в Суконных банях, на Болоте, где было двадцатикопеечное «дворянское» отделение, излюбленное местным купечеством. Как — то с пожара на Татарской я доехал до Пятницкой части с пожарными, соскочил с багров и, прокопченный дымом, весь в саже, прошел в ближайшие Суконные бани.

 Сунулся в «простонародное» отделение — битком набито, хотя это было в одиннадцать часов утра. Зато в «дворянских» за двугривенный было довольно просторно. В мыльне плескалось человек тридцать.

 Банщик уж второй раз намылил мне голову и усиленно выскребал сажу из бороды и волос — тогда они у меня еще были густы. Я сидел с закрытыми глазами и блаженствовал. Вдруг среди гула, плеска воды, шлепанья по голому телу я слышу громкий окрик:

 - Идет!.. Идет!..

 И в тот же миг банщик, не сказав ни слова, зашлепал по мокрому полу и исчез. Что такое? И спросить не у кого — ничего не вижу. Ощупываю шайку — и не нахожу ее; оказалось, что банщик ее унес, а голова и лицо в мыле. Кое — как протираю глаза и вижу: суматоха! Банщики побросали своих клиентов, кого с намыленной головой, кого лежащего в мыле на лавке. Они торопятся налить из кранов шайки водой и становятся в две шеренги у двери в горячую парильню, высоко над головой подняв шайки.

 Ничего не понимаю — и глаза мыло ест. Тут отворяется широко дверь, и в сопровождении двух парильщиков с березовыми вениками в руках важно и степенно шествует могучая бородатая фигура с пробором по середине головы, подстриженной в скобку.

 И банщики по порядку, один за другим выливают на него шайки с водой ловким взмахом, так, что ни одной капли мимо, приговаривая радостно и почтительно:

 - Будьте здоровы, Петр Ионыч!

 - С легким паром!».

В.А. Плотников. В бане. 1898 г.

С. Маршак.

Баня.

Спасибо, спасибо тому, кто строил баню,

Кто печку топит в бане и греет воду в чане,

Еще тому спасибо, кто поддает нам жару,

Кто поддает нам жару и не жалеет пару.


Спасибо, спасибо, заботливой хозяйке,

Спасибо, спасибо, тому, кто сделал шайки,

И гладко выстругал полок,

И вправил в печку котелок,

И кто дровишек нам припас,

И вяжет веники для нас.

 

Борис Кустодиев. Русская Венера. 1921 г.

В русском языке существует множество пословиц и поговорок о бане:

Баня — мать вторая!

Тело парит, здоровье дарит!

Баня парит, баня правит.

Пристал, как банный лист.

В бане шайками закидают.

Кто про что, а вшивый — про баню.

В баню ходить — тело мыть, а не водку пить.

Баню приготовить — что музыкальный инструмент настроить!

В который день паришься, в тот день не старишься.

Вылечился Ваня — помогла ему баня.

Баня без пара — что щи без навара.

В бане кости распаришь — тело исправишь.

В бане веник дороже денег.

В бане веник — всем начальник.

Баня любую болезнь из тела гонит.

После бани последние портянки продай, но пива выпей.

В бане помылся — заново родился.

Александр Герасимов. Баня/ 1938 г.

Тема бани широко отражена в фольклоре, в анекдотах и частушках. В частности, в русских народных сказках нередко встречается мотив похода героя в баню, связанный, как правило, с его обессиливанием, либо с похищением некоего жизненно важного для него атрибута. Довольно часто мотив омовения в бане сопряжён в русских сказках с мотивом изжаривания и последующего съедения героя его антагонистом (Змеем Горынычем, Бабой-Ягой, колдуном и т. д.). Связь данных мотивов, вероятно, восходит к народной практике париться в русской печи, либо к ритуальному омовению жертвы при жертвоприношении.

 Аркадий Пластов. Весна (В бане).. 1954 г.

Петруся Бровка.

Баня.

От села и до села

Ей возносится хвала.

Смыть усталость, пыль и пот

В баню тянется народ.

Шайку в руки — и давай!

Мыло хлещет через край.

Грязь и копоть без следа

Смоет щедрая вода.

Взявши веник, на полок

Заберись под потолок.

Отхлестнись разок-другой.

- С легким паром дорогой!

…Верьте мне и млад и стар:

Всем полезен этот пар.

Тема бани и всего, что с ней связано, широко отражена в изобразительном искусстве.

Gustave Igler. «Childhood in the bath».

Алексей Базанов. Баня.

Юрий Врублевский. Деревенская баня.

Vilho Lampi. Saunassa/

Жерар де Лабарт. Серебренические бани. Конец XVIII в.

Борис Шолохов. Баня.

Эдуард Конт. В бане.

Василий Перов. По дороге в баню.

Казимир Малевич. В бане.

Sarah Jane Szikora. After the Baths.

О бане писали Лукиан и Рабле, Боккаччо и Мопассан, Пушкина  и Лев Толстой, Чехов и Горький, Зощенко и Маршак.

В «Мастере и Маргарите» Михаил Булгакова «Маргарита оказалась в чудовищном по размерам бассейне, окаймленном колоннадой.  Гигантский  черный  Нептун  выбрасывал  из пасти широкую розовую струю: Дамы, смеясь, сбрасывали туфли, отдавали сумочки своим кавалерам или неграм, бегающим с простынями в руках, и с криком ласточкой бросались в бассейн. Пенные столбы выбрасывались вверх. Хрустальное дно бассейна горело нежным светом, и в нем видны были серебристые плавающие тела. Хохот звенел над колоннами и гремел, как в бане…».

Бани! Бани! Двери — хлоп!

Бабы прыгают в сугроб

Прямо с пылу, прямо с жару

- Ну и Ну!

Слабовато Ренуару

До таких сибирских «ню»!

Что мадонны! Эти плечи,

Эти спины наповал,

Будто доменную печью

Запрокинутый металл.

Задыхаясь от разбега,

 Здесь на «ты», на «ты», на «ты»

 Чистота огня и снега

С чистотою наготы.

А. Вознесенский.

 

В эллинистическом и древнеримском театре баня – вполне обычное место действия. Однако впоследствии она практически исчезает со сцены и из драматургии, что связанно с христианским запретом на показ обнаженного тела.

Пьеса В. Маяковского «Баня» собственно говоря, не о бане. На вопрос, почему пьеса называется «Баня», он отвечал двояко. Первый ответ: «Баня» моет (просто стирает) бюрократов» — удовлетворил, кажется, всех и надолго остался определением простодушного и прямолинейного «обличительного» восприятия пьесы. Другой ответ: «Потому что это единственное, что там не попадается» — показался, вероятно, обычным «маяковским юмористическим «отплёвом» (выражение Сельвинского) и был прочно забыт. Баня, конечно, не единственное, чего в пьесе нет, но дело не в этом — название пьесы определяет единственно верную точку зрения на нее. Тут так же, как и в названиях «Владимир Маяковский», или «Мистерия-буфф», или «Клоп», прямо дан принцип интерпретации драмы. И с этой точки зрения в «Бане» действительно важнее всего то, что там предметно «не попадается». С одной стороны, пьеса названа «Баней», но с другой — никакой бани мы там не находим. С одной стороны, это «драма», но с другой — «‹с цирком и фейерверком», то есть прямо балаган, а никакая не драма. С одной стороны, вся коллизия в пьесе развернута вокруг «машины» Чудакова, но с другой — эта машина невидима, то есть ее как будто бы и нет. И так далее. Короче говоря, во всей пьесе в целом и в каждом отдельном ее элементе мы находим несовпадение предмета и его смысла. Самые отвлеченные понятия здесь снижаются, овеществляются, материализуются, и наоборот — конкретнейшие предметы, явления и даже люди развеществляются, дематериализуются вплоть до полного исчезновения.

Зеленый веник, терпкий банный дух.

Поддать, еще! кричу я с верхней полки,

А в теле — раскаленные иголки,

И, жаркой не выдерживая порки,

 Как черт от ладана бежит недуг.

 Н. Асеев.

Сцена в бане в спектакле Московского театра на Таганке «А зори здесь тихие…»

В отличие от театра в кинематографе действие в бане отнюдь не редкость. Так многим кинозрителям запомнился эпизод «В бане» в кинофильме «А зори здесь тихие». Режиссеру Ростоцкому удивительно красиво и поэтично удалось показать девушек, дав понять зрителю, что убивают не просто людей, а красивых и молодых женщин, которые должны еще жить и рожать детей.

Эпизод в бане, где Евгений Лукашин со своими друзьями распивает спиртные напитки, служит завязкой сюжета в фильме Э. Рязанова «Ирония судьбы, или С легким паром!».

Интересен и знаковый эпизод из фильма «Неуловимые мстители» (режиссер Э. Кеосаян) в котором Савелия Крамарова бегает, прикрывшись шайкой, и кричит о нечистой силе.

А в фильме «Гардемарины, вперёд!» показано недоумение, которое долгое время вызывала у «цивилизованных» иностранцев «варварская» русская баня. Шевалье де Брильи в исполнении Михаила Боярского удивлялся, как можно ходить в баню, из которой валит дым. В результате банным процедурам подвергнут был в принудительном порядке.

В конце девяностых годов на экраны вышел фильм – «Особенности русской бани».

В жизни, мирной или браной,

У любого рубежа,

 Благодарны ласке банной

Наше тело и душа.

А. Твардовский.

 

Финско-чешский кинофильм «Сауна» переносит зрителей в атмосферу загадочности и мрачности. Действие происходит в конце XVI века. И хотя авторам фильма не удалось соблюсти историческую достоверность, они великолепно справились с задачей, которую ставили перед собой — фильм рождает тревожные чувства, вселяет ожидание ужасных событий.

Не стремись прежде времени к душу,

 Не равняй с очищеньем мытье.

Нужно выпороть веником душу,

Нужно выпарить смрад из нее.

В. Высоцкий.

Современное российское искусство также обращается к банной тематике. Но лучше бы оно делало это реже. Сегодня баня такой же обязательный атрибут «бандитского сериала», как когда-то салун в фильмах о Диком Западе. А в целом доминирует пошлость и низкопробный юмор.

Следует также отметить, что для эротической и порнографической литературы и кинематографа баня излюбленное место действия.

При перепечатке данной статьи или ее цитировании ссылка на первоисточник обязательна: Копирайт © 2011 Вячеслав Карп — Зеркало сцены.

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.