АКТАНТНАЯ МОДЕЛЬ

Актантная модель (английское — aktanial model)  - метод анализа драматического действия.

Возможности данного метода — графического изображения данной модели и сама ее идея, позволяет по новому подойти к рассмотрению действующих сил составляющих ядро драматургического произведения.

Преимущество анализа по актантной модели состоит в первую очередь в том, что характеры и действие не разделены искусственно, а  рассматриваются диалектически, как постепенный переход от одного к другому. Данная модель увязывает множество понятий в единую систему, включая даже идейно-тематический анализ, но не оперирует им, а описывает уровни его применения. Таким образом, возникает новое видение персонажей.

Успешное применение модели можно объяснить тем, что она позволяет прояснять проблемы драматической ситуации, динамики ситуации и персонажей, возникновение и разрешение конфликтов. В то же время актантная модель позволяет режиссеру выявить физические отношения персонажей, их взаимное расположение. Персонаж не уподобляется существу психологическому, но рассматривается как некая принадлежащая глобальной системе действий индивидуальность, изменяющаяся от «аморфной» формы актанта до конкретной формы актера.

Согласно теории французского лингвиста Люсьена Теньера, актантами обозначаются непосредственные участники ситуации, то есть «живые существа или предметы, которые участвуют в процессе в любом качестве, даже в качестве простого статиста, и любым способом, не исключая самого пассивного»

Актант, по определению  Альгирдаса Греймаса «совершает акт (действие) или подвергается действию независимо от всякой детерминации».

Исследователи отнюдь не единодушны в отношении формы схемы актантного анализа и ее ячеек. Основные схемы анализа сводятся к следующему:

- разделение персонажей на минимальное количество категорий, с тем чтобы охватить все реализованные в пьесе категории;

- выделение, не принимая во внимание особенности характеров персонажей, подлинных протагонистов действия, перегруппировывая или сокращая число персонажей.

Первая попытка определить все теоретически возможные драматические ситуации принадлежит французскому театроведу Ж. Польти, который свел все основные ситуации к тридцати шести, что является максимальным упрощением театрального действия.

Советский филолог-фольклорист Владимир Яковлевич Пропп исходя из корпуса сказок, определил рассказ-тип как рассказ с семью актантами, принадлежащими к семи кругам действия:

- вредитель (совершающий злодеяние);

- даритель (дарующий волшебное средство и силу);

- помощник (приходящий на помощь герою);

- царевна (требующая совершения подвига и обещающая сочетаться браком);

- отправитель (отсылающий героя с поручением);

- герой (действующее лицо, с которым происходят различные перипетии);

- ложный герой (узурпирующий на некоторое время роль настоящего героя).

Кроме того, Пропп дал определение функций персонажей: «Меняются названия (а с ними и атрибуты) действующих лиц, не меняются их действия или функции». Отсюда вывод, что «сказка нередко приписывает одинаковые действия различным персонажам. Это дает нам возможность изучать сказку по функциям действующих лиц».

В 1950 году Поль Сурио выпустил небольшую книгу «Двести тысяч драматических ситуаций», где на основе анализа европейской драматургии выявил шесть функций и пять методов их комбинаций. Согласно теории Сурио основу любого драматического универсума составляют шесть драматических функций:

- Лев (ценность): это субъект, желающий совершить действие;

- Солнце (обладатель блага): благо, желаемое субъектом;

- Земля (обладатель блага): тот, кому Желаемое благо приносит пользу;

- Марс (противник): препятствие на пути субъекта:

- Весы (арбитр): он решает, кому должно принадлежать благо, желаемое соперниками;

- Луна (помощник).

Эти шесть функций существуют лишь во взаимодействии. Функция у Сурио представляет собой абстрактное понятие драматической роли, взятой в отрыве от любой ее характеристики. Соответственно столь же абстрактно понимается и драматическая ситуация — как специфический набор функций в их взаимодействии.

Функции могут быть воплощены в драматические характеры, но могут и не принимать облика персонажей: например, желаемое благо — Солнце, к обладанию которым стремиться Лев, может быть чем угодно: возлюбленной, общественным положением или просто необходимостью решить сложную задачу.

 Система Сурио представляет собой первый значительный этап формализации актантов. Эта система включает всех возможных протагонистов. Только функция арбитра (весы) менее других интегрирована в систему и иногда трудноопределима в анализируемой пьесе.

С другой стороны, данная схема легко согласуется со схемой Греймаса.

Французский литературовед Альгирдас Жюльен Греймас предложил схему, в которой он структурирует шесть функций, подразделяя их на пары функций. Греймас предложил такую схему актантов, в которой Актант — класс понятий, объединяющий различные роли в одной большой функции, например, «союзник», «противник». Совокупность манифестаций актанта называется «действием».

Отправитель -» Объект -» Получатель
  (Адресант) | (Адресат)
Помощник                 -»             Субъект            -»           Противник

Отправитель («донатор», «даритель») в схеме Греймаса отождествляется с отправителем акта коммуникации, например, с писателем, сочинившим рассказ.

Объект — функция рассказа, означающая все то, что является предметом желания главного субъекта, т. е. понятие «цели» включено в один большой класс «объекта».

Получатель (или бенефициарий») — актант, испытывавший на себе улучшение; тот, кто извлекает выгоду из результатов деятельности главного субъекта рассказа или вмешательства отправителя-донатора (дарителя благ).

Помощник — класс персонажей или персонифицированных сил, приходящих на помощь главному субъекту рассказа или вступающих с ним в союз.

Субъект — функция рассказа, объединяющая все атрибуты и действия главного героя, стремящегося получить желаемый объект или достичь желаемой цели.

Противник» («антагонист») — один из больших классов или функций рассказа, объединяющий всех персонажей или персонифицированные силы, которые противостоят главному субъекту рассказа.

Таким образом, любой персонаж может быть определен как пучок дифференциальных функций и в зависимости от своего ситуационного положения может объединять разные функции.

Ось адресант — адресат контролирует ценности, определяет создание ценностей и судит о желаниях и их распределении между персонажами.

Ось субъект — объект обозначает траекторию действия и поиск героя или протагониста. Она усеяна препятствиями, которые должен преодолеть субъект, чтобы продвинуться вперед.

Ось помощник — противник облегчает коммуникацию или препятствует ей. Она создает обстоятельства и разновидности действия и необязательно представлена персонажами. Помощники и противники — это иногда лишь «проекции воли к действию и воображаемых сопротивлений самого субъекта».

Используя модель Греймаса, Анна Юберсфельд меняет местами пару субъект-объект, превращая субъект в функцию, манипулируемую парой адресант—адресат, в то время как объект становится функцией, взятой между помощником и противником. Эта деталь коренным образом меняет функционирование модели. В самом деле, модель Греймаса не исходит из наличия субъекта, сознательного сфабрикованного адресатом (получателем) в зависимости от адресанта (отправителя), субъект определялся лишь к концу пути в соответствии с поиском объекта.

Эта концепция представляла преимущество постепенного конструирования пары субъект—объект и определения субъекта не самого по себе, а в зависимости от его конкретных действий.

Теория уровней существования персонажей.

Уровень элементарных структур значения. Отношения противоположности, противоречия, импликации между различными универсумами смысла образуют логический квадрат (семиотический квадрат)

Уровень актантов, общих сущностей, не антропоморфных и не фигуративных (например: Мир, Эрос, Политическая власть). Актанты существуют лишь теоретически и логически в логической системе действия или нарративности.

Уровень актеров (в техническом смысле термина, но не в смысле «исполнитель»), единицы индивидуализированные, фигуративные, реализованные в пьесе.

Уровень роли (Уровень, промежуточный между уровнем актантов и уровнем актеров: фигуративные единицы, одушевленные, но общие и назидательные (например, Фанфарон, Благородный отец, Предатель). Роль одновременно участвует в глубинной нарративной структуре и в текстовой поверхности.

Уровень режиссуры, актеров (в значении исполнителей). Это другой уровень, внешний по отношению к уровню персонажа.

Демультипликация или синкретизм персонажа.

Демультипликация:

- актант представлен многими актерами: например, в «Мамаше Кураж» актант «выживания» воплощается различными актерами — мамашей Кураж, поваром, солдатами, полковым священником;

- один исполнитель воплощает двух персонажей: все случаи двойной роли одного исполнителя. В «Добром человеке из Сезуана» Брехта один и тот же персонаж заключает двух актантов (быть человечным/извлечь выгоду любой ценой).

Синкретизм:
- два исполнителя играют одного персонажа или воплощают особую грань характера (весьма распространенный в настоящее время прием раздвоения). Один и тот же актер может также сконцентрировать несколько сфер действия: например, мамаша Кураж группирует актанты «извлечения пользы» и «мирной жизни».

Сложности связанные с применением методики «актантной модели», сводятся к ее чрезмерной общности и универсальности, в частности в отношении функций адресанта—адресата (Бог, Человечество, Общество, Эрос, Власть…). Практическое применение модели поначалу приводит к ряду ошибок, которых можно избежать, если помнить, что:

- актантная модель носит общий универсальный характер;

- возможность многократного применения модели делает ее более гибкой;

- смысл актантной модели именно в подвижности и отсутствии готовых формул; каждой новой ситуации должна соответствовать новая, особая схема;

- каждая из шести ячеек способна разветвляться в новую актантную модель, например: Рыцари Круглого стола, Ночлежка в «На дне», они субъекты, но в их отношениях есть некая система, схема, которая и составит актантную модель; так же и в лагере противников, помощников и так далее;

- следует ограничивать применение актантной модели к анализу текста, этим занимается отдельный вид анализа;

- следует остерегаться без ограничений применять актантный код к персонажу;

- в чистом виде (состоящей только из шести ячеек) актантная модель не существует;

- на пути движения субъекта к объекту каждое препятствие способно порождать (превращаться) новую актантную модель (сказки «1000 и одной ночи», русские народные сказки: чтобы достать молодильные яблоки, нужно достать коня (новый объект и новая модель), чтобы достать коня нужно привезти невесту и т.д.);

- все, что показывается на сцене, следует понимать также как комбинации актантов;

 Таким образом, можно установить модель, шесть актантов которой были бы представлены различными состояниями объектов и сцены. Можно избежать сведения модели к комбинации персонажей и  изучить систему различных совокупностей действий.

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.