БАРНУМ, ФИНЕАС ТЕЙЛОР

 
Финеас Тейлор Барнум  (Phineas Taylor Barnum) -  американский цирковой антрепренер, один из основателей цирка «Ringling Brothers and Barnum and Bailey Circus».

Родился 5 июля 1810 года в городе Бетел (штат Коннектикут, США),  в набожной семье.

Поначалу Барнум содержал небольшую бакалейную лавку, затем он занимался лотереей, широко распространённой в то время в Соединённых Штатах. В 1829 году организовал еженедельную газету «The Herald of Freedom» («Глашатай свободы») в городе Денбури (штат Коннектикут). После нескольких исков о клевете, поданных на газету, и судебного разбирательства, которое закончилось для Барнума тюремным заключением, он в 1834 году переехал в Нью-Йорк.

Летом 1835 года Барнума посетил К. Батрам, бывший владелец рабыни-негритянки Джойс Хет. Батрам рассказал, что, демонстрируя эту женщину как диковину, можно получить прибыль, так как имеются бумаги, согласно которым ей уже сто шестьдесят один год, и она была няней самого Джорджа Вашингтона. Текущий владелец рабыни, мистер Линдсей, искал покупателя. За слепую, почти парализованную старую женщину Барнум заплатил тысячу долларов (это было солидной ценой даже за здорового раба), для чего ему пришлось продать партнёру свою долю в бакалейной лавке. С этой женщиной он несколько месяцев гастролировал по городам Соединённых Штатов, пока в феврале следующего года негритянка не умерла от старости. Барнум умело манипулировал вниманием публики. После того, как возникло сомнение в достоверности утверждений Барнума, появились слухи, будто бы это не живая женщина, а искусно изготовленный робот-кукла. Публика вновь раскупала билеты на представления Барнума. Когда женщина умерла, Барнум устроил из ее вскрытия зрелище – он пригласил профессоров и студентов-медиков, чтобы доказать всем, что Джойс не была роботом. В процессе вскрытия выяснилось, что ей было не более восьмидесяти лет, но тогда, же поползли слухи о том, что Барнум ловко подменил куклу-робота на человеческое тело, чтобы не раскрывать пожелавшего анонимности изобретателя куклы.

1 января 1842 года благодаря кредиту, предоставленному ему несколькими акционерами, Барнум оказался во главе Американского музея. Восковые статуи он заменил великанами и карликами, глотателями огня и другими невысокой пробы аттракционами. Место занимательных физических опытов занял действующий макет Ниагарского водопада. Не была забыта и моральная сторона дела: в музее демонстрировались впечатляющие панорамы на библейские сюжеты и разыгрывались «нравоучительные драмы». В Американском музее Барнум выставил и диковину собственного изобретения «сирену с островов Фиджи», омерзительное животное, в действительности бывшее не чем иным, как чучелом обезьяны с привязанным к нему рыбьим хвостом. После значительного расширения экспозиций, переименованное в Американский музей Барнума, это место становится одним из наиболее популярных выставочных комплексов в Соединённых Штатах.

О рекламных методах Барнума можно получить представление из следующего случая. Как-то к нему пришел энергичный на вид мужчина и попросил денег. Тот в ответ предложил поработать за полтора доллара в день, вручил пять кирпичей и дал следующую странную инструкцию: один кирпич следовало положить на тротуар, где пересекается Бродвей и Энн–стрит, второй — возле музея Барнума, третий — наискосок от музея на углу Бродвея и Виси–стрит рядом с Эстер–Хаус, четвертый перед собором Святого Павла, а с пятым в руках надо было быстрым шагом ходить от одного кирпича к другому. Один класть, другой брать. Каждый же раз, когда пробивают часы на соборе Святого Павла, следовало идти в музей, предъявить билет и обходить зал за залом. После это манипуляции с кирпичами надлежало повторить. Работник начал свой обход, и уже через полчаса человек пятьсот глазело на его загадочные передвижения. «Чем он занят? Откуда кирпичи? Почему он бегает по кругу?» — сыпались со всех сторон, но тот хранил молчание. К концу первого часа все тротуары оказались запружены толпой любопытных. А работник, завершив обход, направился в музей. Там он посвятил четверть часа осмотру всех залов и вернулся к своим кирпичам. И каждый раз, когда он входил в музей, толпы зевак покупали билеты и следовали за ним в надежде разгадать смысл его действий. День ото дня число любопытных росло, пока в дело не вмешалась полиция, обеспокоенная чрезмерным столпотворением. «Кирпичник» был отозван, но послужил отличной рекламой музею. Именно после этой истории, по утверждению Барнума, Бродвей стал самой оживленной улицей Нью–Йорка.

Позже Барнум устроил в своем музее выставку детей (Baby show), на которой самый красивый и здоровый ребенок был награжден призом, затем выставку собак, которая нашла подражание и в Европе.

Особого успеха Барнум добивается в 1842 году с показом знаменитого лилипута Чарльза Страттона, выступавшем под сценическим псевдонимом «Генерал Том Там», а также «русалки с островов Фиджи», которую он демонстрировал в сотрудничестве со своим бостонским коллегой Мозесом Кимболлем. В коллекцию также входили сиамские близнецы Чанг и Энг Банкеры. В 1843 году Барнум нанял танцовщицу Ду-Хам-Ми, индейскую девушку, дочь вождя племени саков.

На протяжении 1844-1845 Барнум гастролировал с выступлениями Страттона по Европе. При посещении Англии он удостоился приглашения к королеве Виктории. Британская публика пришла в большое возбуждение. Не увидеть «Генерала Тома Тамма» означало безнадежно отстать от моды, и с 20 марта по 20 июля «апартаменты» маленького «Генерала» постоянно были переполнены, а сборы в этот период составляли около пятисот долларов в день, нередко значительно превосходя эту сумму. Во всех иллюстрированных журналах красовались портреты маленького «Генерала», в его честь называли польки и кадрили, о нем распевали песни.

Выдающимся примером его предприимчивости Барнума стало приглашение в Америку шведской певицы Джени Линд со ста пятидесятью концертами по тысячи долларов за каждый, с оплатой всех расходов антрепренером. Турне началось в 1850 году и имело головокружительный успех.

В 1855 году Барнум решил отойти от дел но, будучи вынужденным расплачиваться со своими кредиторами в 1857 году, вернулся к своему прежнему занятию. В 1862 году он начал показывать великаншу Анну Свен.

13 июля 1865 года произошел пожар, спаливший Американский музей Барнума дотла. Барнум быстро восстановил музей в другом месте Нью-Йорка, но и тот сгорел в марте 1868 года. Наконец в 1871 в Бруклине вместе с У. К. Коупом он основал «P. T. Barnum’s Grand Traveling Museum, Menagerie, Caravan & Hippodrome» - своеобразный синтез  цирка, зоопарка и шоу уродов. Шоу имело несколько вариаций названия: «Передвижная всемирная ярмарка Ф. Т. Барнума», «Великий римский ипподром» и «Величайшее шоу на Земле», а после объединения в 1881 году с Джеймсом Бейли и Джеймсом Л. Хатчинсоном — «P.T. Barnum’s Greatest Show On Earth, And The Great London Circus, Sanger’s Royal British Menagerie and The Grand International Allied Shows United», вскоре сократившееся до «Barnum & London Circus» (Цирк Барнума и Лондона).

На этот раз речь шла о том, чтобы соединить паноптикум и зверинец с настоящим цирком, причем цирком колоссальных размеров. Представление отличалось особым блеском, а размах всего заведения поразил публику, хотя она уже более или менее привыкла к барнумовской гигантомании. Так только в «side show» («побочное представление») демонстрировались, среди прочих, Адмирал Дот, палестинский гигант Гесем, каннибалы с островов Фиджи и жираф. Среди этих «диковин» был и русский Фёдор Евтищев родом из Костромы, мальчик с песьей мордой, принятый на работу Барнумом в 1884 году в возрасте шестнадцати лет. Барнум сочинил для него историю, согласно которой мальчик не разговаривал, а лишь лаял и рычал на сцене.

В следующем году «Великая передвижная выставка» и «всемирная ярмарка» отправилась в путь по железной дороге в шестидесяти пяти специально оборудованных вагонах. Коуп изобрел для них особые сходни, используемые и в наши дни. Тому же Коупу принадлежала идея так соединять между собой платформы, чтобы живой груз мог без труда попадать на свое место, переходя с одной платформы на другую.

Передвижение по железной дороге не отменяло традиционной церемонии въезда в город, «большого бесплатного парада», в котором можно было увидеть «Храм Юноны» (его везла упряжка из двадцати верблюдов), колесницы с телескопическим верхом, изготовленные лучшими лондонскими специалистами (из-за железнодорожных туннелей в пути верх убирался), а также «Умирающего зуава» и «Спящую красавицу» «живые картины» на колесах с участием автоматов. Было введено еще одно новшество — увеличение числа манежей: чтобы каждый зритель со своего места мог, как следует оценить все номера программы, два одинаковых или почти одинаковых представления разворачивались на двух манежах. Впоследствии количество манежей увеличилось до семи. Манежи были соединены помостами. Эта система стала неотъемлемым элементом американского цирка. (В 1889 году в журнале Лайф появилась карикатура: один человек спрашивает другого, у которого глаза смотрят в разные стороны: «Что с тобой, Боб?» — Я только что из трехманежного цирка!- отвечает Боб.)

У Барнума все, от сборки шапито до погрузки оборудования в поезд, следующий ночью, делалось «на публику», все становилось объектом рекламы. Подчас даже за много километров от того места, где должен был раскинуться огромный палаточный город, расклеивали огромные яркие афиши, которые великий импресарио сочинял, не скупясь на похвалы. Одной из «звезд» цирка Барнума был Бен Ласби, «экспресс-кассир», который мог продать за час и три минуты до шести тысяч ста пятидесяти трех билетов. Имя его стояло в афишах и проспектах рядом с именами участников представления.

Барнум очень быстро сообразил, что цирк прекрасный источник дохода. Прежде ему уже случалось продавать свое имя владельцам мелких паноптикумов, путешествовавшим по районам, куда он не попадал самолично. Теперь великий импресарио вернулся к этой весьма выгодной системе и позволил Пардону А. Оулдеру в зимнее время объезжать юг Америки во главе «Цирка Барнума».

В 1888 году Барнум совместно с Бейли запустили шоу под названием «Barnum & Bailey Greatest Show On Earth», позднее - «Цирк Барнума и Бейли» (Barnum & Bailey Circus). Гвоздём программы был Джумбо, шеститонный африканский слон, купленный у лондонского зоопарка в 1882 году.

Слон Джумбо — самец необычайных размеров (вес его был около шести с половиной тонн, а высота около трех с половиной метров). Он был «звездой» лондонского зоопарка, и известие о его покупке знаменитым американским импресарио и переселении в Новый Свет произвело сенсацию. Надо добавить, что Барнум с его обычной любовью к шумной рекламе сумел так сильно разжечь страсти, что дело дошло до международного скандала. Когда Джумбо отплывал в Америку на борту «Ассирийского монарха» его провожали со слезами, огромная толпа собралась на набережной Саутгемптонского порта и возмущенно требовала возвратить «английского» слона. Разумеется, агенты Барнума с надлежащим пафосом поведали обо всех этих событиях в американских газетах. Поэтому, когда 9 апреля 1882 года «Ассирийский монарх» вошел в нью-йоркскую гавань, тысячные толпы ожидали на берегу ценный груз, вызвавший такой ажиотаж. Гигантский слон вошел в моду. В течение трех с половиной лет Джумбо был суперзвездой «Величайшего в мире цирка». Афиши кричали о «настоящем доисторическом мамонте могущественном царе зверей «самом большом четвероногом на земле», и благодаря рекламе слон стал «стремительно прибавлять в весе»: получалось, что со времени прибытия в США он поправился более чем на тонну. Джумбо выступал вместе со слоненком по кличке «Мальчик с пальчик», что еще более подчеркивало величину африканского гиганта. К несчастью, 15 сентября 1885 года в Сан-Томасе (провинция Онтарио), когда по окончании представления животных грузили в вагоны, Джумбо попал под поезд. Он умер мгновенно от перелома черепа и многочисленных повреждений внутренних органов. Отчаяние не помешало Барнуму разукрасить известие о смерти слона легендой, о том, что гигант пожертвовал собою ради спасения своего юного товарища «Мальчика с пальчик». Литографии с изображением героической гибели Джумбо были отпечатаны многотысячным тиражом.

В 1884 году Цирк Барнума и Бейли показал публике Тунг Талунга священного белого слона из Сиама. Впрочем, Белый слон Барнума был не совсем белый (и не совсем священный), а розовато-серого цвета.

В 1889 году Цирк Барнума и Бейли отправился в Англию. «Чудеса природы», артисты, лошади, слоны и все обитатели зверинца взошли на борт трех специально оборудованных пакетботов. В течение всего зимнего сезона 1889-1890 года цирк выступал в Лондоне в огромном зале Кенсингтонской Олимпии.

Барнум написал несколько книг, в том числе «The Humbugs of the World» (1865), «Struggles and Triumphs» (1869) и «The Art of Money-Getting» (1880).

Он также опубликовал множество редакций своей автобиографии (первая в 1854, последняя - в 1869 гг.). Кроме попыток продать их с целью получения прибыли, некоторые он просто раздавал друзьям и официальным лицам вместе со своими автографами. Другие издания расходились широким тиражом и играли рекламную роль для потенциальных посетителей цирковых представлений. Его автобиография была исключительно откровенной для того времени и некоторыми признавалась скандальной. Историографы обнаружили в автобиографиях Барнума совсем немного фактических ошибок, хотя они критикуют намеренное опускание Барнумом некоторых событий, недостаточное освещение некоторых подробностей, тенденциозность изложения и трактовки в свою пользу. Широкое распространение автобиографии было одним из наиболее успешных методов саморекламы. Автобиография была столь популярной, что некоторые люди считали нужным приобретать и читать каждую новую её редакцию. В конце XIX века число напечатанных в Северной Америке копий его автобиографии было на втором месте, следуя за Новым Заветом.

Часто называемый «Королём Весёлого Надувательства» («Prince of Humbugs»), Барнум не видел ничего неправильного в эстрадных артистах или торговцах, использующих уловки (humbugs - весёлое надувательство, как он это называл) в своей работе. Однако он презрительно относился к добыванию денег при помощи обычного мошенничества, каковы считал спиритизм, широко распространённый в то время. Являясь прообразом для фокусников Гарри Гудини и Джеймса Рэнди, Барнум открыто демонстрировал «уловки торговца», использующиеся медиумами для обмана и надувательства родственников усопших. В своей книге «The Humbugs of the World» он предложил пятьсот долларов вознаграждения любому медиуму, который сможет доказать способность к диалогу с мёртвыми без всякого обмана.

Барнум активно принимал участие в политических распрях, предшествовавших Гражданской войне в США. Как уже упоминалось ранее, первым опытом Барнума в качестве импресарио была его рабыня - Джойс Хет, а в 1850 году он участвовал в мистификации по сбыту зелья, которое (с его слов) должно было превратить чернокожих в белых.

К этому же периоду относится организация Барнумом менестрель-шоу - выступлений белых актёров, загримированных под чернокожих. Он не только организовывал такие представления, но и оказал спонсорскую поддержку инсценировке политического романа писательницы Гарриет Бичер-Стоу «Хижина дяди Тома» (1853 г.). В отличие от романа, спектакль (поставленный в здании Американского музея) заканчивался хэппи-эндом в виде освобождения от рабства Тома и его товарищей. Вдохновленный успехом этого представления, Барнум поставил ещё один спектакль по Бичер-Стоу.

К 1860 году Барнум вступил в ряды республиканской партии. Несмотря на прежние утверждения, что «политики всегда были мне неприятны», Барнум избирался в законодательное собрание штата Коннектикут в качестве республиканского депутата от города Фейрфилд (Fairfield) и прослужил в этом качестве два срока. При обсуждении направленной на искоренение рабства и наделение чернокожих избирательными правами тринадцатой поправки к американской конституции, Барнум выступил перед законодательным собранием с красноречивой речью, в которой утверждал, что «к человеческой душе нельзя относиться легкомысленно, будь она в теле китайца, турка, араба или готтентота - это всё та же бессмертная душа!»

В 1867 году Барнум безуспешно баллотировался в Конгресс США. В 1875 году его избрали на год мэром Бриджпорта. Его решительные действия на этом посту были направлены на улучшение водоснабжения и уличного газового освещения, а также на ужесточение законодательного регулирования проституции и оборота спиртных напитков. Барнум способствовал созданию городской больницы Бриджпорта (1878 г.) и стал первым её директором.

В своей деятельности Барнум успешно использовал методы, активно применяющиеся в современной рекламе и маркетинге. «Каждую минуту рождается ещё один простак» (There’s a sucker born every minute) - таков был девиз этого человека. Умело манипулируя слухами, он играл на человеческом любопытстве, зарабатывая на этом громадные прибыли. Как только интерес к очередной проделке Барнума начинал спадать, немедленно рождалась новая уловка, часто выстраивающаяся на предыдущей: когда гвоздь программы европейских гастролей, карлик Чарльз Страттон, внезапно начал расти, Барнум придумал и организовал грандиозное зрелище - свадьбу карликов, на которой Страттон женился на лилипутке Лавинии Уоррен. Билеты на это шоу по ценам были доступны только весьма богатым людям.

На протяжении своей жизни Барнум выстроил четыре дворца в Бриджпорте (штат Коннектикут), дав им названия: Iranistan, Lindencroft, Waldemere и Marina. Иранистан был наиболее выдающимся — причудливая роскошь, купола, башенки и ажурная лепнина, напоминающие Королевский павильон в Брайтоне (Англия). Особняк был построен в 1848, но сгорел в 1857 году.

Барнум умер 7 апреля 1891 года в Бриджпорте (Коннектикут, США) и был погребён там же на кладбище Маунтен-Гроув.

Ему был восемьдесят один год, и он находился на вершине славы и богатства. За год до смерти он под восторженные крики лондонской толпы совершил в сопровождении принца Уэльского, будущего короля Эдуарда VII, круг почета в карете, запряженной шестеркой лошадей.

Ни одному продюсеру не удалось впоследствии добиться такой известности, какой пользовался Барнум; никто не действовал с таким размахом, как он. Все другие цирковые администраторы, включая самых великих, лишь более или менее успешно подражали величайшему антрепренеру всех времен.

После смерти Барнума его цирк возглавил Дж. Бейли, а с 1906 года братья Ринглинг. Летом 1956 года цирк Барнума  прекратил существование.

Изобретательный делец, Барнум сумел придать своему цирку характер большого, доходного предприятия. Широкое применение рекламы сенсационный характер номеров, пышность представления, хорошая организация транспортировки, позволяющая каждые два-три дня перевозить из города в город здание (вмещающее до двенадцати тысяч чел.), массу животных — обеспечили успех цирку Барнума в Америке и в Европе.

Основной архив Барнума материалов в публичной библиотеке Бриджпорта.

В 1893 году в Бриджпорте в Сисайд Парке была установлена статуя в его честь (эту землю Барнум подарил парку в 1865 г.).

В Университете Тафтс здание факультета биология названо в честь Барнума. А слон Джумбо стал талисманом университета.

В 1936 году, к столетию города Бриджпорта была выпущена памятная монета достоинством пятьдесят центов,  на аверсе которой был отчеканен портрет Барнума.

26 сентября 2010 года  в Вефиле в честь двухсотлетия со дня рождения Барнума была установлена его скульптура в натуральную величину.

Из Бриджпорта в Нью-Йорк ходит паром, который носит имя Барнума.

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.