БАШЛЯР, ГАСТОН

Гастон Башляр (Gaston Bachelard) — французский философ, искусствовед, эстетик, критик, методолог, культуролог, психолог, основоположник неорационализма и неореализма как направления (подхода) в философии науки.

Родился 27 июня 1884 года в Бар-сюр-Об в семье ремесленника.

Вынужденный самостоятельно зарабатывать на жизнь Башляр, с 1902 года работал служащим в почтовом управлении, сначала в городке Ремирмон, а с 1907 года в Париже.

В 1912 году окончив курс в парижском лицее Сен-Луи, получил степень лиценцианта по математике,

Женился в июле 1914.

Во время Первой мировой войны Башляр был призван в армию. 1914 -1918 годах был на передовой. Награжден Военным крестом.

Чем ближе крыша, тем яснее мысли. На чердаке мы с удовольствием рассматриваем перекрытия — мощный скелет кровли. Мы приобщаемся к прочной плотничьей геометрии. Гастон Башляр.

С 1919 года Башляр преподавал физику и химию в коллеже в Бар-сюр-Обе (который сам в свое время закончил). К этому же времени относятся его первые опыты в области философии.

Вскоре в семье Башляра родилась дочь Сюзанна, впоследствии пошедшая по стопам отца и ставшая профессиональным философом и историком философии.

В 1920 году Башляр стал лиценциатом философии.

В 1927 году он представил к защите диссертацию, обосновывающую идею «приближенного знания» (руководители диссертации — А. Рейн и Брюнсвик) и получил степень доктора в Сорбонне.

С 1930 по 1940 год занимает должность профессора философии на факультете литературы в университете Дижона.

С 1940 года Башляр профессор Сорбонны, заведующий кафедрой истории и философии науки. Параллельно возглавлял Институт истории науки при Сорбонском университете.

Автограф Гастона Башляра.

В 1951 году получает офицерскую, а в 1960 командорскую степень Ордена Почётного легиона.

В 1951 году Башляр был избран членом Академии моральных и политических наук.

Начало жизни — не столько порыв, сколько вращение. Кружащий жизненный порыв – что за лукавство в этом чуде, какой изящный образ жизни! Гастон Башляр.

После 1954 года Башляр — почетный профессор Сорбонны.

В 1961 году стал лауреатом национальной премии в области литературы (премии в области наук и искусств), присуждаемой министерством культуры Франции.

Предметом интереса Гастона Башляра на протяжении всей его жизни являлись философские основы естественных наук. Свои первые работы по этой проблематике он начал публиковать на рубеже двадцатых-тридцатых годов. Его философским дебютом стало исследование «Очерк о приблизительном познании» («Essai sur la connaissance approchée»,1928 г.). За ним последовали такие работы, как «Новый научный дух» («Le nouvel esprit scientifique»,1934 г.) и «Становление научного духа: заметки по психоанализу объективного познания» («La formation de l’esprit scientifique: contribution à une psychanalyse de la connaissance objective»,1938 г.). Уже в довоенных книгах Башляра заметно как влияние школы Анри Бергсона и психоанализа, так и научного конструктивизма.

В своих дальнейших работах, таких, как «Прикладной рационализм» («Le Rationalisme appliqué»,1949 г.) и «Рациональный материализм» («Le matérialisme rationnel»,1953 г.) Башляр продолжил систематический анализ философских проблем естествознания, сконцентрировавшись на проблеме научного творчества и анализе основных понятий современной науки.

Автор льнет к согревающему изгибу. Нежное тепло вскоре и нас заставляет завернуться, закутаться в него. Гастон Башляр.

Другой важной составляющей философского наследия Башляра является его пятитомное исследование о психоаналитическом значении для воображения человека образов классических «материальных стихий». Начало этому исследованию было положено ещё в 1938 году в небольшом исследовании «Психоанализ огня» («La psychanalyse du feu»). Позже последовали «Вода и грёзы» («L’eau et les rêves»,1942 г.), «Воздух и сновидения» («L’air et les songes»,1943 г.), двухтомник, посвящённый образам земли — «Земля и грёзы о покое» («La terre et les rêveries du repos»,1946 г.) и «Земля и грёзы воли» («La terre et les rêveries de la volonté»,1948 г.).

Красота линий – не просто развертывающееся время. Она являет собой еще и пригодное для обитания, гармонично формирующееся пространство. Гастон Башляр.

Отчасти продолжают, а во многом развивают методологию, применённую Башляром при исследовании образов стихий, его работы, посвященные разным аспектам философии, эстетики, психологии искусства и художественного творчества. Большое влияние на эти исследования оказала феноменологическая школа. Необходимо отметить такую работу Башляра, как «Поэтика пространства» («La poétique de l’espace»,1958 г.), в которой Башляр анализирует образы дома, чердака, ящика, сундука, гнезда, раковины как выразительных форм, описывающих тот или иной феноменологический опыт пространства, а также исследование «Пламя свечи» («La flamme d’une chandelle»,1961 г.), посвященную созерцанию пламени свечи или лампы.

Поэзия – мгновенная метафизика. В коротком стихотворении поэзии надлежит выразить все одновременно – свое видение вселенной и тайн человеческой души, личность и предмет. Следуй она только за временем жизни – она будет мельче, чем жизнь; и только останавливая жизнь, только проживая сиюминутную диалектику радости и страдания, поэзия может превзойти жизнь. Гастон Башляр.

Эстетические работы Башляра — один из примеров интерпретации художественного текста, когда акцентируется изоморфизм человеческой личности и космоса. Творческий акт для него не есть явление индивидуальной воли, а художественное произведение не есть артефакт. Башляр определяет метафору как «проекцию человеческой природы на универсальную природу», имея в виду то, что человек относится к космосу как к субъекту, усматривая в нем такие же черты, как и в самом себе, а не только как к объекту изменения и воздействия. Во многих своих работах он постоянно возвращается к мысли о первоначальной целостности и нерасчлененности человеческой деятельности. Он считает, что поэтическое воображение не производная, а основная сила человеческой природы, сила естественная, материальная. Башляр воспринимает художественный образ независимо от структуры произведения, акцентируя природное, естественное освоение; делает язык в большей мере природным и естественным, нежели социальным явлением. Отсюда такие часто используемые слова, как «прорастание», «набухание», «гроздь образов». Неоромантизм Башляра гораздо более близок идеям Гумбольдта, чем позитивистским концепциям де Соссюра о произвольности знака. Это делает понятными почти навязчивое употребление им слов «греза», «душа», «мечта», «дух», девальвированных в «серьезной» науке. Башляр (возможно сознательно) часто избегает слова «знак», используя вместо него слово «образ» в силу неприятия дискретности, которая необходимо должна существовать между двумя сторонами знака — означающим и означаемым.

…Человек науки нашего времени – это существо, которое испытало становление. Это ставший человек…одновременно это и человек становящийся, человек становления… Современный человек находится не перед наукой, а в науке, в горячем становлении науки, в ускорении человеческого становления, которое, несомненно, является одной из самых драматичных характеристик нашего времени. Гастон Башляр.

Башляр отвергает интерпретацию художественной практики как компенсации жизненных драм и неудач. Поэзия несет в себе свое собственное счастье, независимо от того, какую драму и какое страдание она призвана воплощать. «Психоанализ, — писал Башляр в предисловии к «Поэтике пространства», — сразу же отказывается от онтологического исследования образа, он раскапывает историю человека, демонстрирует тайные страдания поэта. Цветок он объясняет навозом». Жизнь поэта и его творчество по Башляру имеют различные онтологические сущности. «Образ имеет смысл и значение не как замещение или вытеснение чего-то, но и сам по себе».

Драмы зрения непродолжительны. Но след аромата, едва уловимый запах способен поистине обусловливать климат в воображаемом мире. Гастон Башляр.

Работы Башляра по проблематике «творческого воображения» с конца сороковых годов характеризовались отходом от традиций психоанализа (которым он впрочем, никогда ортодоксально и не следовал) как интеллектуализирующих воображение: «психоаналитик слишком много думает и мало грезит». Интерес философа смещается от «глубинного» бессознательного к «верхнему», формируемому не на основе либидо, а производному от культуры («архетипика» культуры) и характеризующемуся, прежде всего, эстетически. «Психологам не приходит в голову,- отмечал Башляр,- что образы имеют исключительно поэтическое значение».

Эстетика, при этом, трактуется Башляром как метапоэтика, воплощением «культурного бессознательного» становится поэзия («второе производное» воображения), понимаемая как «мгновенная метафизика» (наука же стала определяться как «эстетика интеллекта»). Поэзия суть «средоточие аксиоматических метафор» (все объясняющих, но не объяснимых), а «поэтический образ есть внезапно увиденный рельеф психизма»: «грежу — значит существую». В этом отношении образ самодостаточен (не есть вытеснение чего-либо), непереводим ни на какой-либо иной язык (в том числе и психоаналитический).

Иерархия вещей сложнее, чем иерархия людей. Атом – это настоящее математическое общество, не открывшее пока нам своего секрета…
Гастон Башляр.

По мысли Башляра, «воображение есть, таким образом, психологическое инобытие. Оно принимает характер предвосхищающего психизма, проектирующего свое бытие». Образ позволяет переживающему его субъекту непосредственно выявить новые смыслы элементов мира: «в царстве воображения всякое имманентное необходимо сопровождается трансцендентным». Однако, будучи самодостаточным, образ всегда неуловим и открыт к изменению, поэтическому «вызыванию» отсутствующих образов (воображение не столько создает, сколько изменяет воспринятое, оно не «отображает», а «изображает»). Воображать — значит путешествовать в грезе как «пространстве наших одиночеств», здесь культурное прошлое не предопределяет, «при образе нужно присутствовать в минуту образа»: «чтение» равнозначно «письму», так как на образ «откликаются» — «читая, мы переживаем наши попытки быть поэтом». Образ открыт, по мнению Башляра, не знанию, но языку: «своей новизной поэтический опыт потрясает всю сферу языкового опыта. Он помещает нас у самых истоков сущности слова». В воображении, поэзии, образе осуществляется жизнь жизнью живого языка («бытие становится словом»), но образ всегда немного поверх означающего языка, он всегда наименее детерминированное событие (наиболее продуктивно, по Башляру, вообще «воображение без образов»). Осознание этого диагностирует грядущую, согласно Башляру, «глубокую семантическую революцию»: «речь идет о проживании непрожитого, о том, чтобы открыться открытости языка». Истинная жизнь образа – «в его молниеносности, в том, что образ превосходит все данные чувственного опыта». Мысль рождена грезой и обречена расплачиваться за это хотя бы тем, что разум должен постоянно рефлексировать свои пределы.

Я знаком лишь с обществом, в котором я мыслю. Гастон Башляр.

Башляр успешно проявил себя и как писатель, создав особый вид философской эссеистики и получив национальную премию в области литературы.

За редкую широту талантов его называли «человеком поэмы и теоремы». Свои надежды на будущее Башляр связывал с просветительскими идеалами и ценностями, с верой в разум, науку, прогресс, с идеалами гуманизма. При этом он был убежден, что классический разум исчерпал себя,
и разработал оригинальную концепцию «нового рационализма», или «сюррационализма», опираясь на современную неклассическую науку, в особенности на теорию относительности Эйнштейна.

Башляр был убежден, что «пути поэзии и науки противоположны». Наука познает окружающую человека действительность, искусство — внутренний мир самого человека. Наука — это познание, искусство — самопознание. Ученый обладает «дневным» разумом, художник — «ночным». Вместе с тем противоположность между наукой и искусством не абсолютна. Они имеют общий источник возникновения, родившись из страсти человека к познанию и став двумя его формами.

По Башляру, действительность сначала отражается в бессознательном и воображении, которые затем становятся объектом научного и художественного сознания, выступая соответственно как «отражение отражения» и «образ образа». В первобытном состоянии человека преобладало образно-художественное сознание, рациональная мысль выступала как «концентрированное воображение». Затем рациональное и образное мышление все дальше отходят друг от друга, что проявляется в их отношении к воображению. Наука существует как бы вопреки воображению, она идет к своим результатам через его преодоление. Искусство живет только благодаря воображению. Рациональность губительна для искусства. Названные выше четыре элемента-стихии являются «гормонами воображения». Поэт черпает в них свою грезящую силу.

…Какой бы современной ни была культура научного мышления, каких бы результатов ни достигал научный анализ, развитие науки непредставимо без осознания истории проблем. Гастон Башляр.

 Максимально разводя науку и искусство, Башляр отмечал, что их противоположность не абсолютна. Греза присуща и ученому. Рациональное мышление участвует в творческом процессе художника как контроль над грезой. «Сюррационализму» в науке соответствует «сюрреализм» в искусстве. Воссоединение науки и искусства, выявление их «взаимодополнительности» входит в задачу философии. Поэзия для Башляра — «мгновенная метафизика».

Эволюция не является, собственно говоря, историей … Развитие же науки и есть сама история, история, которая все больше освобождается от случайного в пользу диалектики. Гастон Башляр.

В художественной сфере Башляр отдавал предпочтение авангарду и модернизму. Здесь он во многом опирался на концепцию бессознательного 3игмунда Фрейда, критически переосмысливая и десексуализируя ее. В частности, он полагал, что есть «чистая», «абсолютная» сублимация, «свободная от груза страстей».

По мнению Башляра, не только в науке, но и в искусстве наличествует прогресс: каждое новое произведение означает прогресс. Степень новизны составляет главный критерий творческих возможностей художника.

Концепция Башляра оказала большое влияние на современную французскую эстетику и критику.

Материал – первый соперник творящей руки поэта. В нем заключено все многообразие враждебного мира; мира, который надо покорить … С присущей ей изысканностью рука пробуждает скрытые силы материала. Вся энергия мечты, с ее страстью и тайной…заключена в человеческой руке – этом синтезе силы и искусности. Гастон Башляр.

Перу Гастона Башляра принадлежат: «Интуиция мгновения» (L’Intuition de l’instant,1931 г.), «Новый научный дух» (Le nouvel esprit scientifique,1934 г.), «Психоанализ огня» (La psychanalyse du feu,1938 г.), «Философское отрицание» (La philosophie du non,1940 г.), «Вода и грёзы» (L’eau et les rêves,1942 г.), «Грёзы о воздухе» (L’air et les songes,1943 г.), «Земля и грёзы о покое» (La terre et les rêveries du repos,1946 г.), «Земля и грёзы воли» (La terre et les rêveries de la volonté,1948 г.), «Прикладной рационализм» (Le Rationalisme appliqué,1949 г.), «Рациональный материализм» (Le matérialisme rationnel,1953 г.), «Поэтика пространства» (La poétique de l’espace,1958 г.), «Поэтика грёзы» (La poétique de la rêverie,1961 г.), «Пламя свечи» (La flamme d’une chandelle,1961 г.).

Возлагать на науку ответственность за жестокость современного человека – значит переносить тяжесть преступления с убийцы на орудие преступления. Гастон Башляр.

Гастон Башляр скончался 16 октября 1962 года в Париже.

Научное призвание всегда связано с большой долей риска и смелости, поскольку ученый взваливает на свои плечи заведомо трудную ношу; он обязан проявлять поистине изощренное терпение в своей работе, не говоря о ежедневно переживаемой им драме личной борьбы с интеллектуальной темнотой во имя достижения ясности. Гастон Башляр.

В истории философии мало найдётся личностей, имевших столь разносторонние интересы, как Башляр. Его интерпретация, как поэтических текстов, так и естественнонаучных теорий оказала заметное влияние на дальнейшее развитие гуманитарных наук и эпистемологии. В частности, деятельность Башляра стала одним из ориентиров для таких видных исследователей науки и искусства, как Р. Барт, М. Фуко, Ж. Старобинский, Ж. Пуле, Ж. П. Ришар, Ж. П. Вебер, Н. Фрай.

Башляр внес значительный вклад в литературную критику и теорию эстетики и своими работами по «материальному воображению».

Научная мысль, примечательна тем, что она является одним из организующих начал человеческой психики; она направлена на сохранение, на повторное нахождение, на постоянное обновление, на исправление, на пересмотр результатов своей деятельности. Именно поэтому она предполагает смелость, постоянство, упорство, что и придает ей подлинный драматизм. Гастон Башляр.

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.