АНТИГОНА

Антигона (древнегреческое Ἀντιγόνη — противящаяся) — персонаж древнегреческой мифологии, старшая дочь фиванского царя Эдипа и Иокасты, сестра Этеокла, Полиника и Исмены, невеста Гемона.

Антигона — героиня трагедии Эсхила «Семеро против Фив», трагедий Софокла «Эдип в Колоне» и «Антигона», трагедий Еврипида «Финикиянки» и «Антигона», Астидаманта Младшего и Акция «Антигона», Сенеки «Финикиянки».

Мифологическая Антигона сопровождала отца в его добровольном изгнании из Фив в Колон (город Аттики), а после его смерти вернулась на родину. В Фивах она тайно похоронила тело своего брата Полиника, погибшего в походе семи против Фив, и оставшегося не похороненным вследствие запрещения нового властителя Креонта. За это нарушение его запрета Креонт осудил Антигону на погребение заживо, и она повесилась. Приговор привёл в отчаяние её жениха — Гемона, сына Креонта, и он умертвил себя.

Существует несколько вариантов этого мифа. Так по одной версии Антигона бросила тело Полиника в тот же костёр, где сжигали тело его брата. Согласно другой версии мифа, она присыпала его песком и совершила возлияния. Имеются также разночтения в том, хоронила ли она брата в одиночку или вместе с Аргией, вдовой Полиника.

Место, где Антигона волокла тело Полиника к костру Этеокла, называлось Волок Антигоны.

 Антигона. Скульптура александрийского периода.

Во всех ранних изложениях этого сюжета после гибели  семи  нападавших  вождей фиванцы отказались выдать родным их трупы. Тогда организатор  всего похода, аргосский царь Адраст обратился за помощью в Афины, и  Фесей  сумел  убедить фиванцев не нарушать божественных и человеческих  установлений в отношении умерших. Тела семи вождей были выданы  афинянам и  погребены в древнем религиозном центре Аттики Элевсине.  Так излагалась эта история и в недошедшей трагедии Эсхила «Элевсинцы», и в двух случаях у  Пиндара.

В обеих версиях не делается никакого исключения для Полиника, и эта традиция сохраняется в «Просительницах» Еврипида (через двадцать лет после «Антигоны» Софокла).

Впрочем, по свидетельству Павсания существовал фиванский вариант, в котором Антигоне выделялась особая роль — труп Полиника был оставлен без погребения, но Антигоне удается, прилагая все свои силы, дотащить его до  места сожжения тела Этеокла и положить на еще горящий костер. Но и в этом варианте никакого наказания ей за это не последовало, поскольку в Греции не было принято запрещать родным отдавать последний долг покойнику. И только Софокл вывел Антигону ослушницей царского  приказа.

Софокл.

У Софокла Антигона — идеал любви к родителям и благородного самоотвержения при исполнении своего долга по отношению к брату, которое и привело её к трагической смерти. По крайней мере, именно такой она является нам в двух трагедиях Софокла: «Эдип в Колоне» и «Антигона», обессмертившим её имя.

Вот как излагается сюжет в трагедии Софокла, несколько отличающийся от сюжета канонического мифа.

Полиник, брат Антигоны, дочери царя Эдипа, предал родные Фивы и погиб в борьбе со своим родным братом Этеоклом — защитником родины. Царь Креонт запретил хоронить предателя и приказал отдать его тело на растерзание птицам и псам. Подчеркивается, что Креонт делает это не считаясь с традиционными родовыми законами. Но Антигона выполнила религиозный обряд погребения. За это Креонт велел замуровать Антигону в пещере. Антигона предпочла смерть повиновению царю и совершила самоубийство. После этого жених Антигоны (сын Креонта) Гемон пронзил себя кинжалом. В отчаянии от гибели сына лишила себя жизни жена Креонта Эвридика. Все эти несчастья привели Креонта к признанию своего ничтожества и к смирению перед богами.

 Антигона. Фрагмент росписи апулийской амфоры. 4 в. до н. э.

История Антигоны примыкает непосредственно к мифу о  братоубийственной вражде Этеокла и Полиника, излагаемому в различных античных источниках более или менее одинаково. Однако дочерям Эдипа до Софокла не  уделялось почти никакого внимания. Таким образом, именно  Софокл сделал  Антигону  главной  участницей  событий,  происшедших  после   гибели братьев.

Важно отметить, что Антигона по Софоклу очень молодая девушка.  Она обручена, но еще не состоит в браке.  Греческих девушек обручали в очень юном возрасте — обязательно до менархе (первого менструального течения).  В брак же они вступали как правило сразу после этого события (то есть способности к зачатию). Следовательно, Антигоне должно быть максимум пятнадцать лет (на самом деле она возможно, гораздо моложе – двенадцати-тринадцати лет). Ее поведение должно было казаться современникам диким, дерзким и неслыханным для девочки ее возраста.  Более того она позволяет себе вмешиваться в такие дела которые в Греции были прерогативой  исключительно мужчин. Таким образом, представляется  маловероятно, что афинский зритель сочувствует Антигоне в начале представления. Но именно этой девочке у Софокла поручена миссия исполнить волю богов.

Я слово позабыл, что я хотел сказать.

Слепая ласточка в чертог теней вернется,

На крыльях срезанных, с прозрачными играть.

B беспамятстве ночная песнь поется.

 

Не слышно птиц. Бессмертник не цветет.

Прозрачны гривы табуна ночного.

B сухой реке пустой челнок плывет.

Среди кузнечиков беспамятствует слово.

 

И медленно растет, как бы шатер иль храм,

То вдруг прикинется безумной Антигоной,

То мертвой ласточкой бросается к ногам,

С стигийской нежностью и веткою зеленой.

 

О, если бы вернуть и зрячих пальцев стыд,

И выпуклую радость узнаванья.

Я так боюсь рыданья аонид,

Тумана, звона и зиянья!

 

А смертным власть дана любить и узнавать,

Для них и звук в персты прольется,

Но я забыл, что я хочу сказать, -

И мысль бесплотная в чертог теней вернется.

 

Bсе не о том прозрачная твердит,

Все ласточка, подружка, Антигона…

И на губах, как черный лед, горит

Стигийского воспоминанье звона.

                                           Осип Мандельштам.

Жан-Батист Юг. Эдип и Антигона.

Хотя в трагедии «Антигона» действуют те же персонажи что и в трагедиях «Царь Эдип» и «Эдип в Колоне»  эти три произведения Софокла не являются трилогией (хотя иногда их объединяют под общим названием «Фиванские трагедии» или «Трилогия Эдипа»).

Софокл в своем творчестве неоднократно возвращался к мифу об Эдипе, но нестыковки в событиях трех его трагедий указывают на то, что каждую из них он писал как самостоятельную историю не связанную с другими.

К тому же, несмотря на то, что хронологически события «Антигоны» как бы завершают цикл, она была поставлена в 441 году до нашей эры, то есть на четырнадцать или пятнадцать лет раньше трагедии «Царь Эдип», и за тридцать шесть лет до написания трагедии «Эдип в Колоне».

Максимилиан Волошин.

Мысли поют: «Мы устали… мы стынем…»

Мысли поют: «Мы устали… мы стынем…»

Сплю. Но мой дух неспокоен во сне.

Дух мой несется по снежным пустыням

В дальней и жуткой стране.

 

Дух мой с тобою в качанье вагона.

Мысли поют и поют без конца.

Дух мой в России… Ведет Антигона

Знойной пустыней слепца.

 

Дух мой несется, к земле припадая,

Вдоль по дорогам распятой страны.

Тонкими нитями в сердце врастая,

В мире клубятся кровавые сны.

 

Дух мой с тобою уносится… Иней

Стекла вагона заткал, и к окну,

К снежной луне гиацинтово-синей

Вместе с тобою лицом я прильну.

 

Дух мой с тобою в качанье вагона.

Мысли поют и поют без конца…

Горной тропою ведет Антигона

В знойной пустыне слепца…

Фредерик Лейтон. Антигона.

В соответствии с нормами греческой драмы, трагедия Софокла «Антигона» не делится на акты и сцены – ее действие течет непрерывно от начала к финалу.  Однако это течение не имеет ничего общего с реальным временем – оно действует по своим внутренним законам. В целом – время в трагедии Софокла развивается в соответствии с каноном древнегреческой трагедии, в которой, как отмечает Аристотель, действие приурочено к двадцати четырехчасовому периоду.

О постановке трагедии не сохранилось никаких документальных  данных. Однако известно,  что афиняне воодушевленные «Антигоной» в 441 году избрали Софокла стратегом для ведения войны против Самоса. Поскольку выборы стратегов происходили летом «Антигону» с определенным уровнем достоверности постановку можно датировать мартом — апрелем 442 года, когда справляли Великие Дионисии.

Роли между тремя актерами в представлении Софокла могли распределяться следующим образом: протагонист — Антигона, Тиресий, Эвридика; девтерагонист  -  Исмена,  Страж, Гемон, Вестник, Домочадец  Креонта,  тритагонист  -  Креонт.

К. Н Батюшков.

Стихи г. Семеновой («Я видел красоту, достойную венца…»).

Я видел красоту, достойную венца,

 Дочь добродетельну, печальну Антигону,

 Опору слабую несчастного слепца;

 Я видел, я внимал ее сердечну стону —

 И в рубище простом почтенной нищеты

                 Узнал богиню красоты.

 

 Я видел, я познал ее в Моине страстной,

 Средь сонма древних Бард, средь копий и мечей

 Ее глас сладостный достиг души моей.

 Ее взор пламенный всегда с душой согласной,

 Я видел — и познал небесные черты

                 Богини красоты.

 

 О, дарование, одно другим венчанно!

 Я видел Ксению, стенящу предо мной:

 Любовь и строгий долг владеют вдруг княжной;

 Боренье всех страстей в ней к ужасу слиянно,

 Я видел, чувствовал душевной полнотой

                 И счастлив сей мечтой!

 

 Я видел и хвалить не смел в восторге страстном;

 Но ныне, истиной священной вдохновен,

 Скажу: красот собор в ней явно съединен:

 Душа небесная во образе прекрасном

 И сердца доброго все редкие черты,

 Без коих ничего и прелесть красоты.

Антони Бродовский. Эдип и Антигона.

В несохранившейся трагедии Еврипида «Антигона», насколько можно судить по свидетельствам и фрагментам, миф был изложен иначе — Антигона воспользовалась при погребении Полиника помощью Гемона, поэтому Креонт то ли осудил их обоих на смерть, то ли поручил Гемону казнить Антигону. Развязкой было появление бога Диониса, который повелевал Креонту женить молодых и, вероятно, предсказывал рождение у них сына.

Существовал также вариант (восходящий к трагедии IV в. до н.э.) в котором Гемон получал приказ казнить Антигону и сообщал отцу об исполнении приказа, но в действительности прятал возлюбленную у пастухов и жил с ней как с женой. Родившийся у них сын, достигнув юношеского возраста, был опознан Креонтом, когда прибыл в Фивы, чтобы участвовать в состязании. Несмотря на вмешательство Геракла, Креонт требовал казни Антигоны, и Гемон убил ее, а затем себя.

 Nikiphoros Lytras. Антигона и Полиник.

Д. П. Ознобишин.

Антигона.

                          Нет, нет! тот не был воспален

                          Высокой, истинною страстью,

                       Кто, резвою красавицей пленен,

                          Невольно взором увлечен

                          Он был к живому сладострастью.

                       Лишь тот один постиг любовь вполне,

                          Кто красоты не разбирает,

                    Пред безобразною в немом восторге тает

                          И, исступленный, весь в огне,

                          Молчит — и слезы проливает.

                    Безумной мыслию кипит его душа!

                         Он, чуждый сна, винит мрак ночи

                          И, трепетный, едва дыша,

                    С трудом усталые приподымает очи.

 

                    Вот образ истинный Эротова жреца!

                          Вот жертва лучшая Киприде:

                          Пленяет всех краса лица, -

                    Влюбленный пламенно не думает о виде!

Иоганн Петер Крафт. Эдип и Антигона.

Существует два подхода к образам трагедии. Первый – полагает Антигону единственной и главной героиней трагедии, вызывающей восхищение своей жертвенностью и благочестием. Этот подход вполне традиционен. Религиозный историк Георгий Федотов даже считал, что в античности, вообще не знавшей человеческой свободы в полном смысле этого слова, Антигона, возможно, ее единственное проявление. Той же точки зрения придерживался и Вячеслав Иванов писавший:

«Ему презренно было самовластье,

Как Антигоне был презрен Креонт».

Второй подход заключается в том, что Антигона и Креонт равноправны и являются в равной степени трагическими образами, поскольку они представляют собой воплощение равнозначных принципов — родственного долга (божественных законов) и верности государству (человеческих законов). Такой позиции придерживался, например Гегель.

 Emil Teschendorff. Антигона.

Образ Антигоны во все времена вызывал противоречивые чувства и оценки.

Французский драматург и теоретик классицизма Жан-Франсуа де Лагарп высказывал недоумение по поводу отсутствия любовной темы в трагедии, казалось бы, намеченной взаимоотношениями Антигоны и Гемона. А вот Август Шлегель считал, что цельность героической натуры потерпела бы ущерб, если бы страсть могла заставить героиню цепляться за жизнь.

Шлегель полагал, что одного образа Антигоны достаточно, чтобы положить конец банально-слащавым представлениям об античности.

Реконструкция Ф. Ф. Зелинского предлагает считать прообразом трагедии Софокла «Элевсинцев» Эсхила, где Тезей и Геракл уговаривают Креонта простить Антигону (причем наказание было наложено не им, а фиванскими старейшинами) и героиня выходит замуж за Гемона.

Интересна интерпретация образа Антигоны, которую дал французский философ Жак Деррида: «Беспомощная в своем действии, она возвращается в пропасть, к аду и подземному миру, который есть, по существу, ее собственное место. Она — фигура падения, упадка, она движется вниз и увлекает за собой всю семью, вплоть до Гемона».

Charles Francois Jalabert. Антигона и Эдип покидают Фивы.

Константин Бальмонт.

Сонет.

Я с нею шел в глубоком подземелье,

Рука с рукой, я был вдвоем — один.

Мы встретились в сверкающем весельи,

Мы нежились, как лилии долин.

 

Потом пришли к дверям старинной кельи,

Предстала Смерть, как бледный исполин.

И мы за ней, в глубоком подземелье,

Стремились прочь от зелени долин.

 

Мы шли во тьме, друг друга не видали,

Любовь была как сказка дальних лет,

Любовь была печальнее печали.

 

В конце пути зажегся мрачный свет,

И я, искатель вечной Антигоны,

Увидел рядом голову — Горгоны.

А. Д. Черч. Антигона у тела Полиника.

Влияние «Антигоны» Софокла на позднейшую античную литературу относительно невелико. Гораздо значительнее оно в европейской драматургии, особенно эпохи классицизма и ХХ века.

Вот лишь некоторые позднейшие драматические обработки сюжета: Робер Гарнье «Антигона, или Сострадание» (драма,1580 г.), Жан Ротру «Антигона»  (трагедия,1638 г.), Жан Расин «Фиваида» (трагедия, 1664), «Антигона» Ф. Кино, «Антигона» П. Метастазио, Витторио Альфьери «Антигона» (трагедия,1783 г.), «Антигона» Ф. Гёльдерлин, «Антигона» В. В. Капнист (трагедия), «Антигона» А. Ф. Мерзляков,  Жан Кокто «Антигона» (драма,1922 г.), «Антигона» В. Газенклевер, «Антигона» Сальвадор Эсприу (пьеса,1939 г.), Жан Ануй «Антигона» (драма,1944 г.), Бертольд Брехт «Антигона-модель» (1948 г.), «Антигона» К. Хубалек, Феликс Мориссо-Лероу «Antigòn» (1953 г.), Леопольдо Маречаль «Антигона Велес» (драма,1950 г.), Доминик Смоле «Антигона» (драма, 1960-1961 гг.), Мария Самбрано «Гробница Антигоны» (1967 г.), Луис Рафаэль Санчес «Страсть, версия Антигоны Перес» (драма,1968 г.), Атол Фугард «Остров» (драма1973 г.), Януш Гловацкий «Антигона в Нью-Йорке» (пьеса,1992 г.), Шеймас Хини «Похороны в Фивах» (драма,2004 г).

Антигона. Театр на Таганке. Постановка  Юрия Любимова.

Образ героини трагедии Ж. Расина «Фиваида, или Братья-враги» (1664 г)  имеет корни не в трагедии Софокла, а в трагедии Еврипида. Вслед за известным латинским поэтом Папинием Стадием, жившим в I в. нашей эры, написавшим «Фиваиду» (то есть «Историю фиванцев»), Расин избирает для своего драматургического дебюта события, ставшие сюжетом трагедии Еврипида «Финикиянки» (409 г. до н.э.). Его Антигона предстает юной девушкой, безуспешно пытающейся примирить братьев, которых она одинаково любит. Чтобы их умиротворить, она отправляет своего возлюбленного Гемона, и он гибнет, пытаясь разнять Полиника и Этеокла. Его отец Креонт признается Антигоне в страстной любви, предлагает разделить с ним трон и, получив отказ, уходит из жизни, поскольку все его амбиции оказываются бессмысленными. Не в силах пережить Гемона, которого она сама обрекла на смерть, Антигона закалывает себя тем же кинжалом, что послужил орудием самоубийства ее матери Иокасте, когда та поняла, бесплодность своих усилий остановить братоубийственную войну сыновей. Антигоне нет места в этом «самом проклятом городе мира», как назвал драматург Фивы. Антигона Расина представляет собой весьма противоречивый образ, в котором античная традиция переплетается с традициями французской галантной литературы. Впервые «Фиваида» была сыграна труппой Мольера летом 1664 года в Пале-Рояль.

Героиня пьесы Жана Ануя «Антигона» символ бунта молодого человека против засасывающей рутины и пошлости бытия, нежелания подчиняться законам здравого смысла, присущего старшим, детского упрямства в неприятии жизни с ее неизбежным старением. Драматург предоставляет своей героине возможность бросить вызов не столько «прозе жизни», сколько несправедливому миропорядку, олицетворением которого является Креон. Но, изобразив Креона не послушным исполнителем воли богов, которые над героями пьесы Ануя не властны, не злодеем, видящим в поступке Антигоны угрозу своей власти, а тружеником, взявшимся, засучив рукава, решать ежедневные проблемы по жизнеобеспечению вверенного ему города, автор отдает ему значительную долю своих симпатий. В интерпретации Ануя Антигоне стоит большого труда не признать справедливость аргументов Креона, пытающегося доказать бессмысленность ее самопожертвования. Она вынуждена пожертвовать и любовью к Гемону. Смерть Антигоны у Ануя приносит спокойствие Фивам, где равнодушные ко всему стражники продолжают, как ни в чем не бывало играть в карты. Сломленный гибелью сына и жены, Креон возвращается к государственным делам, пожелав мальчику-пажу «никогда не становиться взрослым». Первая постановка, осуществленная режиссером А. Барсаком в 1943 году в театре «Ателье», сделала Антигону героиней Сопротивления. В оккупированном немцами Париже «драма на античный сюжет», сыгранная в современных костюмах, звучала как гимн стойкости и мужеству юной героини, готовой погибнуть, но не покориться жестокой и бесчеловечной государственной машине, в которой зрители легко узнавали нацистский режим.

В прологе к своей обработке «Антигоны» Софокла Бертольд Брехт прямо указывает на связь античного сюжета с событиями только что закончившейся Второй мировой войны. Он четко обозначает время и место действия: Берлин, апрель 1945 года, рассвет. На долю прячущихся в бомбоубежище безымянных сестер выпадает тот же трудный выбор, что в мифологическом сюжете должны сделать Антигона и Йемена — хоронить ли брата, рискуя жизнью. В образе Антигоны Брехт точно следует античному образцу. Но отголоски недавней войны неизбежно слышны во многих строфах, особенно в финальном монологе героини, обращенном к осуждающим ее Старцам:

«Вы, что войну Креонтову

На чужую землю тащили, — сколько бы битв

Он ни выигрывал, последняя

Вас проглотит».

Первой исполнительницей роли брехтовской Антигоны была Е. Вайгель. А наиболее шумный успех связан со спектаклем одного из самых радикальных авангардных театров — «Ливинг-тиэтр» (Антигона — Дж. Малина, Креонт — Дж. Бек,1967 г.).

Andre-Marcel Baschet. Исмена и Антигона у ног слепого Эдипа.

К постановкам трагедии Софокла писали музыку Мендельсон, Сен-Санс.

James Peniston. Аид и Антигона.

Трагедия Софокла послужила основой для значительного числа произведений музыкального театра, в том числе: «Антигона»  опера Кристофа Глюка по либретто Пьетро Метастазио (1756 г.), «Антигона» опера Томмазо Траэтты (1772 г.), «Антигона» опера Йозефа Мысливечека (1774 г.), «Антигона» опера Д. С. Бортнянского, «Антигона» опера Н. А. Цингарелли, «Антигона» опера Артюра Онеггера по сюжету драмы Жана Кокто (1927 г.), «Антигона» опера Карла Орфа (по Софоклу в переводе Гёльдерлина,1948 г.), «Антигона» опера Тон де Леу (1990-1991 г.), «Антигона» опера Микиса Теодоракиса (1995-1996 г.), «Похороны в Фивах» опера Доминика Лежандра по либретто Хини и Дерека Уолкотта (2008 г.), «Антигона» ораториальная опера Сергея Слонимского (2008 г.), «Antigonai» опера Карлоса Стелла (2009 г.).

 Сцена из оперы Карла Орфа «Анигона».

Анри Бошо использовал сюжет Софокла в своих романах «Антигона» (1997 г.) и «Дневник Антигоны» (1999 г.)

Существует ряд экранизаций трагедии, в том числе: «Антигона»  - режиссер Георгас Дзавеллас, в главных роля: Ирен Папас, Никос Казис, Манос Катракис (Греция,1961 г.); телевизионный фильм «Фиванские трагедии Софокла» — режиссер Дон Тэйлор, в главных ролях: Джульет Стивенсон, Гвен Тэйлор и Патрик Барр (Великобритания,1986 г.), «Антигона» — в главных ролях Женевьев Бюжо, Фриц Уивер, Джеймс Нотон, Стэйси Кич, Луис Зорич (студия Image Entertainment).

Кадр  из фильма «Антигона».  Режиссер Г. Дзавелас. Антигона — И. Напас.

Кадр  из фильма «Антигона».  Режиссер Г. Дзавелас. Антигона — И. Напас.

В изобразительном искусстве слабость к сюжету об Антигоне испытывали сторонники академизма (Фредерик Лейтон, Антонии Бродовский, Крафт). Впрочем, в последние годы снова наметился интерес к этому образу.

Адам Дж. Томпсон. Антигона.

 George R. Anthonisen. Антигона.

В честь Антигоны назван астероид (129 Antigone) из группы главного пояса.

В античной мифологии встречаются тезки героини трагедии Софокла:

Антигона — дочь Эвритиона, внука властителя мирмидонян Актора и супруга Пелея.

Антигона — сестра Приама, дочь Лаомедонта. Она была превращена Герой в аиста в наказание за то, что осмеливалась считать себя по красоте равной ей.

При перепечатке данной статьи или ее цитировании ссылка на первоисточник обязательна: Копирайт © 2012 Вячеслав Карп — Зеркало сцены.

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.