АБДУЛГАДИР МАРАГИ

аб62Абдулгадир ибн Гейби аль-Хафиз аль-Мараги (Ходжа Абд аль-Кадир ибн Гаиби аль-Хафиз аль-Мараги; عبدالقادر مراغی‎) — персидский музыкант, певец (гюенде), поэт и теоретик музыки.

 Главенствующее место в теоретическом и практическом развитии музыки народов Ближнего Востока занимают два всемирно известных азербайджанских ученых, теоретиков музыковедения — Сафиаддин Урмави (XIII в.) и Абдулгадир Мараги (XIV в.). Узеир Гаджибеков.

Абдулгадир Мараги родился в городе Мараге. Точная дата его рождения не установлена и отнесена приблизительно к середине XIV века.

Его отец — Мовлана Гейби был известным музыковедом своего времени, человеком весьма образованным и уважаемым. Абдулгадир Мараги впоследствии писал: «Отец мой Гейби был умелым, начитанным, тонким знатоком в различных отраслях науки, и особенно в музыковедении. Он вложил много труда в мое воспитание … Да пребудет он в раю, да наполнится светом его могила».

Начальное образование Абдулгадир Мараги получил под руководством отца. «Музыкальным знаниям меня обучил отец, и его целью было, чтобы я мог читать Коран нараспев». В четыре года Мараги читал наизусть Коран, в восемь лет — овладел грамматикой, а в десятилетнем возрасте ходил с отцом на меджлисы ученых мужей и шейхов, где искусно исполнял сложные музыкальные произведения.

Мараги изучал произведения по теории музыки известных ученых Востока — Фараби, Ибн-Сина, Сафиаддина Урмави, Гутбаддина Ширази, Абу Али. Он приобрел среди музыкантов известность тонкого знатока
теории музыки.

Абдулгадир Мараги также сочинял поэтические произведения, владел каллиграфией, «а по письму на камне ему не было равного и подобного» (Мухаммад Исфизари).

Стихи он писал на фарси, азербайджанском и арабском языках. Большая часть его стихов, написано размером, соответствующим мугамам Сегях, Ушшаг и Нава, распространенных в Азербайджане и среди тюрок Ирака

Вскоре слава об Абдулгадире Мараги вышла далеко за пределы родного города и его приглашают в Тебриз в султанский дворец на меджлисы, в которых участвовали известные певцы и поэты (и сам султан
Увейс Джелаир — неплохой поэт и музыкант). Султан Увейс даже издал специальный «Фирман» («Указ»), в котором Мараги объявляется «Уникумом эпохи, несравненным в музыкальном искусстве». Здесь в Тебриз он выиграл музыкальный спор и получил в жены в качестве награды дочь Хаджи Ризваншаха ибн Заки ат-Тебризи. Здесь в 1377 году Мараги пишет «Алхани Сигана» («Тридцать песен»).

После смерти Султана Увейса Абдулгадир Мараги остается при дворе его сына — Султана Хусейна, который оказывает ему еще больше почестей, чем отец. В благодарность Мараги создает в его честь произведение «Довр шахи», состоящее из тридцати отдельных частей.

После завоевания Азербайджана Тимуром многие деятели искусств вывозятся в Самарканд. В 1397 году, в их число попадает и Мараги, избежавший смертной казни, вынесенной ему Тимуром. Согласно некоторым свидетельствам, Мараги завоевал большое уважение и при дворе Тимура. В «Фирмане» (указе) Тимура изданном в 1397 году Мараги назван «падишахом всех знатоков музыки».

В 1399 году он возвращается в Тебриз ко двору сына Тимура Мираншаха известного своими кровавыми расправами над поэтами. Но вскоре вынужден бежать в Багдад.

Он снова стал придворным музыкантом Тимура. В Самарканде Мараги пишет много новых музыкальных произведений и работает над теоретическими трудами, в которых подытожил свой богатый опыт музыканта и исследователя.

В 1405 году начинает, а в 1413 году завершает работу над большим теоретическим трудом «Джаме ал-альхан» («Совокупность мелодий»).

В 1415 году, уже в Герате, Мараги пишет второй вариант «Джаме ал-альхан».

Продолжая традиции музыкально-теоретической мысли предшествующей эпохи (Фараби, Урмави), Мараги обогащает науку о музыке новыми открытиями. В его учении впервые получает научную разработку термин (и теория) мугам. Как теоретик, Мараги изучал, прежде всего, сложнейшую проблему мугамных (макамных) ладов. Он зафиксировал усложнение профессионального музыкального искусства, детально описав двадцать четыре шу’бэ — ладовых звукорядов, производных от базовых мугамов (макамов). Выделяет девять основных ладов музыки, исполняемой тюркскими певцами-сказителями. Первый из них – «Улуг как» (Великий лад). Возможно, это обозначение лада Раст (у арабов — Умм-ал-магам – «Мать всех ладов»). Кроме специфических тюркских ладов, Мараги называет и другие лады (Ушшаг, Нава, Бусалик, Нехофт, Баяты-Ноуруз).

С большой тщательностью он описал различные способы сопровождения мелодии на плекторных инструментах, способы удара плектра, а также своеобразного вибрато – «натирания» (малеш) звука, при котором слышится интервал в 1/4 тона («ирха»).

В научных трудах о музыкальных инструментах и музыкальных жанрах Мараги раскрывает специфику ашугского искусства — искусства озанов, бахши, бакси, представлявших культуру тюркоязычных народов. Описывает главный инструмент ашугов — «гопуз Рума» (Малая Азия), «гопуз озанов» (Азербайджан), «шидиргу» — инструмент, распространенный среди тюркских бахш Хята (Восточный Туркестан). Мараги выявляет общую для гопуза озанов и шидиргу квартово-секундовую основу с ашугским сазом, обосновав связь современного саза с его прототипом — гопузом известного тюркского эпоса «Китаби Деде Коркута».

Он также описывает  смычковые (кяманча, гиджак, танбур) и щипковые инструменты (рубаб).

Перу Абдулгадира аль-Мараги принадлежат трактаты «Джаме-ал-Альхан», «Мэгасид-ал-Альхан», «Шэрр-ал-Эдвар», «Кенз уль-алхан». Трактаты Мараги значительны и широтой географического ареала привлеченного материала.

Последние годы своей жизни Абдулгадир Мараги провел в городе Герате, где в 1436 или в 1437 году умер от чумы и был похоронен.

Сохранившиеся рукописи Мараги хранятся в музее Топкапы и библиотеках Нур-Османие (Турция), Рауф Ектабейин (Турция), Мешхеда (Иран), Оксфордского университета (Великобритания), Лейденского университета (Нидерланды).

Влияние Мараги на последующее развитие музыкальной науки в странах Ближнего и Среднего Востока было весьма значительно. Есть основания полагать, что результаты исследований Мараги приобрели в свое время каноническое значение и стали неотъемлемой частью музыкальной науки последующих веков. Научные положения Мараги занимают важное место в трудах Ал-Лазики (XV век), Абдулазиза Мараги (XV век), Махмуда Челеби (XVI век), Хусейни (XVI век). Особенно долгую жизнь получила теория двадцати четырех шу’бэ, отраженная в трактатах ученых разных веков. На Мараги ссылаются среднеазиатские авторы — Ковкаби (XVI век), Дервиш Али (XVII век), иранский автор Абдулмо’мин-бин Сафиаддин (XVII век). Даже в трактате о музыке XIX век (Газневи) присутствует теория двадцати четырех шу’бэ. Научные труды Мараги — одна из вершин восточной науки о музыке.

Творчество Мараги привлекло внимание многих западноевропейских музыковедов, в том числе Рафаэля Г. Кизеветтера и Генри Дж. Фармера.

Английский ученый-востоковед Генри Д. Фармер назвал его «последним классиком средневековой науки о музыке».

 «Обладатель редкого дарования, всесторонних знаний, глубокого мышления, Абдулгадир Мараги являлся ученым, музыковедом, знатоком широкого спектра отраслей музыки. Он глубоко знал философско-эстетическую сущность музыки, был близко знаком с ее историческими и теоретическими особенностями и считал необходимым условием органическое единство между ними. Мараги прежде всего видел в музыкальном звучании задушевное исполнение человеком самых сокровенных чувств; он хотел в музыкальном звучании познать вечностную сущность человека, несущего в себе великое предназначение» А.Бадалбейли.

В Иране существует музыкальный коллектив носящий имя Абдулгадира Мараги. Он состоит из девяти музыкантов и певицы Homayoun Shajarian. Этим коллективом записаны три аудиоальбома с произведениями, которые приписывают Мараги.

Коллектив с таким же названием есть и в Турции. Песня  Абдулгадира Мараги  в исполнении этого коллектива прозвучала в фильме «Город Хаоса».

При перепечатке данной статьи или ее цитировании ссылка на первоисточник обязательна: Копирайт © 2013 Вячеслав Карп — Зеркало сцены.

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.