АВАД, МИРА

ав3Мира Анвар Авад (Mira Awad, ميرا أنور عوض, מירה אנואר עוו) — израильская певица, актриса, художник арабско-болгарского происхождения.

Родилась 11 июня 1975 года в Израиле в Кармиэле. Ее отец — Анвар Авад, христианин из Галилеи, врач. Мать – Снежанка, родом из Болгарии. Родители Миры познакомились в Болгарии, где ее отец изучал медицину. Мать решилась поехать с отцом в Галилею, чтобы помочь ему строить там медицинскую карьеру.

Вскоре после рождения Миры её отец достроил дом в деревне Раме, и семья переехали жить туда.

Мира Авад участвовала в израильском детском фестивале песни «Festigal».

Она училась в школе современной музыки и джаза «Римон» в Рамат ха-Шароне. Занималась в театральной школе под эгидой американо-израильского культурного фонда. Принимала участие в театральных семинарах в Израиле и Великобритании.

В 1996 году Мира Авад выступила в качестве художника фильма «Хроника исчезновения».

С 2002 года она сотрудничает с популярной израильской фолк-певицей Ноа (Ахиноам Нини), выступая с ней дуэтом и записав совместный альбом.

ав4 Мира Авад также записала совместные диски с израильским певцом Иданом Райчелем и с греческим певцом Георгосом Даларосом.

В июне 2009 года выпустила свой первый сольный альбом «בהלוואן» («Спираль).

В апреле 2011 года выпустила свой ​​второй альбом – «Все мои лица».

Летом 2002 года она сыграла Элизу Дулиттл в спектакле режиссера Миха Левинсона, в Центре исполнительских искусств в Тель-Авиве. В 2006 году участвовала в спектакле тель-авивского Камерного театра, посвящённом арабо-израильскому конфликту. В 2008 году сыграла палестинскую беженку в спектакле «Возвращение в Хайфу».

Мира Авад и Ариэль ди Кастро  в спектакле арабо-еврейского театра.

Мира Авад и Ариэль ди Кастро в спектакле арабо-еврейского театра.

Мира Авад снялась в ряде кино и теле фильмов: «Пузырь» («Ha-Buah», 2006 г.), «Арабская работа» («Arab Labor», сериал, 2006 г.) «Zaytoun» (2012 г.), «Прощай Багдад» (2014 г.).

В 2009 году в дуэте с Ноа Мира Авад представляла Израиль на конкурсе «Евровидения» где их песня «Эйнайх» («There must be another way», «Твои глаза») заняла в финале шестнадцатое место.

ав5

Они пели:

Мир без мира — бред!!!

Значит петь — не сметь?..

Нет!!! Но мы споём!!!

Ведь мёртвая планета,

Что мир для всех без света!

 Нет страшнее бед,

Чем война и смерть!!! 

Совместное выступление еврейки и арабки на конкурсе вызвало форменную истерику, как у арабских, так и у еврейских националистов в Израиле. На все обвинения арабских националистов Мира ответила: «Никто не может обвинить меня в том, что я отказываюсь от своих палестинских корней … Я полагаю, что своим выступлением за Израиль, я, как арабка во весь голос заявлю о себе, о своем существовании. Я буду костью в горле у экстремистов».

Впрочем, у Миры Авад много поклонников, как арабов, так и евреев.

Авад принимала участие в пятом сезоне программы «Rokdim Im Kokhavim» — израильская версия программы «Танцы со звездами».

В 2009 году во время всеобщих выборов в Израиле, она выразила поддержку левой израильской партии «Хадаш».

 19 ноября 2009 года Авад и Ноа были удостоены премии мира «Хавива Райк» за их приверженность делу мира и диалога между израильтянами и арабами.

Сейчас Мира Авад живёт в Тель-Авиве.

ав1

Виктория Мартынова. Мира Авад споет за Израиль!

Сообщение о том, что в этом году не конкурсе «Евровидение» в Москве Государство Израиль вместе с еврейкой Ахиноам Нини будет представлять арабская актриса и певица Мира Авад, вызвало разноречивые отклики. Слышались и возмущенные голоса: неужели в еврейской стране евреев недостаточно, и приходится отправлять на конкурс арабов? Но еще больший «энтузиазм» вызвало выдвижение Миры в арабском секторе: соотечественники обрушили на нее шквал нелестных выражений, их которых «предательница» было самым мягким.

Я получила редакционное задание встретиться с Мирой Авад, чтобы узнать, как она, арабка, ощущает себя в роли посланца еврейской страны. Знакомство наше произошло в любимом кафе Миры «Шрага», неподалеку от нашей редакции. Утренние посетители еще не подошли, и нам удалось спокойно поговорить обо всем за чашечкой кофе.

 - Давайте начнем с самого начала. Всем известно, что вы – дочь израильского араба и болгарки. Как познакомились ваши родители? Почему выбор, где жить, был сделан в пользу деревни Раме на севере Израиля, а не большого города в центре Европы?

 - Мои родители встретились в Болгарии, в Софии, куда мой будущий отец Анвар Авад приехал, чтобы изучать медицину. Мама моя – ее зовут Снежанка — специалист по славянским языкам, типичная столичная жительница, человек европейской культуры, решилась поехать с отцом в Галилею, чтобы помочь ему строить медицинскую карьеру. Отец не представлял себе другой страны и другой земли, кроме этой. Поэтому они вместе приехали в Израиль и занялись обустройством. Разумеется, это было очень непросто, в шестидесятые-семидесятые арабам было гораздо труднее пробиваться на приличные посты, чем сейчас. Моему отцу пришлось пережить немало разочарований и обид. Помню, был случай, когда ему позвонил директор одной из больниц (не буду сейчас называть его имя) и сказал: «Мы очень хотели принять тебя на работу, но ШАБАК против. Там считают, что ты слишком левый, и в отношении безопасности, не вполне благонадежен». Это сейчас уже и перед арабами начали открываться многие двери, а в те годы двери были закрыты наглухо. Мама поддерживала отца в его стремлении во что бы то ни стало прорваться и построить карьеру. Потом она стала организовывать движения за права женщин.

 - Выходит, вы – деревенская жительница?

 - Это как посмотреть… Родилась я в Кармиэле, так что по месту рождения я горожанка. Потом отец достроил дом в деревне Раме, и мы переехали жить туда. Так что мое детство прошло среди деревьев и лужаек. Это конечно, очень романтично, но, повзрослев, я стала ощущать, что хочу в большой мир, хочу музыки, движения, хочу сцену… Для этого требовался город. И я отправилась учиться в школу джаза и современной музыки «Римон» в Рамат-а-Шароне.

 - А в Болгарию, в Софию, вас не тянуло?

 - Нет. Я почему-то была абсолютно уверена в том, что должна состояться здесь, в своей стране. Я очень люблю Болгарию, свободно говорю по-болгарски – в этом заслуга мамы. В Софии живет мой старший брат, он всем очень доволен. Мой второй брат живет в Хайфе и не собирается никуда перебираться, а я люблю Тель-Авив и остаюсь здесь.

 - Какие места в Тель-Авиве ты особенно любишь?

 - Мне очень нравится само ощущение «города без остановки», города, в котором постоянно что-то происходит, города, где все время проходят какие-то праздники, фестивали, концерты, здесь живут художники, артисты и музыканты. Я наслаждаюсь суетой тель-авивского центра и тишиной маленьких улиц по соседству, я очень люблю, устав от шума, посидеть в тишине за столиком кафе. Люблю просто побродить вечером по бульварам. Это моя среда обитания, мой город.

 - Как в этом городе воспринимают вас? Как представительницу арабского меньшинства или как израильтянку, жительницу Тель-Авива? Чувствуете ли вы разницу по отношению к себе в сравнении с другими?

 - Я никогда не примеряла на себя роль жертвы, никогда не жаловалась на то, что меня куда-то не приняли или не пустили, потому что я палестинка. Меня принимали и пускали везде, куда я стремилась. Это отнюдь не означает, что проблемы не существует вообще. Если говорить не об отдельных успехах и продвинутых персонажах, а об арабском секторе в целом, то, конечно, проблем в ней не счесть, особенно в области образования. Общаясь с моими еврейскими друзьями, я отмечала, что нас гораздо реже вывозили куда-нибудь на спектакли и концерты, чем евреев, у нас не было никаких кружков, связанных с искусством, в школе, где я училась, не было химической лаборатории, а многие, не исключая и меня, мечтали проводить химические опыты. И так далее, и тому подобное. Когда я поступила в школу джаза, меня приняли с распростертыми объятиями, потому что я стала первой израильской арабкой — учащейся этого заведения. Но при этом меня воспринимали там как представителя сектора, а я бы предпочла, чтобы меня воспринимали просто как личность, а не как представителя некоего нацменьшинства. Я выросла в арабской деревне, но на песнях «Beatles» и «Pink Floyd». Конечно же, я знаю и люблю арабскую музыку, но основа творчества для меня – современная западная музыка. Недавно приобрела диск Жака Бреля, сейчас наслаждаюсь, слушая его.

 - Как известно, сейчас по всей стране, причем зачастую на очень высоких постах, как в медицине, так и в различных областях промышленности, работают израильские арабы. В истории страны уже был даже первый израильский министр, а жалобам на плохую жизнь нет числа.

 - Потому что в целом арабскому населению страны действительно приходится до сих пор отстаивать свои права.

 - Но вот у вас на личном уровне нет проблем?

 - Когда я приезжаю в аэропорт имени Бен-Гуриона, и говорю служащим, что моя фамилия Авад, ко мне сразу возникают дополнительные вопросы, которых обычно не задают моим еврейским друзьям.

 - Как вы отнеслись к сообщению о том, что некоторые русскоязычные деятели выступили резко против выбора вашей кандидатуры для участия в «Евровидении»?

 - Мне было очень обидно. Тем более, когда я узнала, что такое мнение выразила Настя Михаэли, работник творческой сферы. Я всегда считала и продолжаю считать, что «русские» и арабы – два крупнейших меньшинства в Государстве Израиль, и мы должны держаться вместе, помогать друг другу. Когда Миша Теплицкий пытался добиться права участвовать в театральном фестивале в Тель-Авиве, а ему отказывали, говорили, что представление на русском языке никому не нужно, я, что называется, палила из всех орудий, использовала все свои знакомства, чтобы ему помочь. И его в конце концов взяли, разрешили участвовать. Думаю, нам следует помогать друг другу, а не топить один другого. На антиарабских настроениях «русские» долго не продержатся.

 - Ну а как отнеслись к вашему выдвижению в арабском секторе?

 - Довольно негативно. Самые критически настроенные требовали, чтобы я отказалась от поездки в Москву, потому что, по их мнению, мое появление под израильским флагом означает, что арабы простили государству страшную войну в Газе, а я сама помогаю евреям делать вид, что между арабами и евреями в Израиле полное благополучие. На самом деле, я считаю, что война в Газе отбросила нас далеко назад не только от мира и достижения договора с палестинцами, а также создания двух государств для двух народов, но и от возможности, сколько-нибудь разумно существовать вместе. Но когда от меня потребовали отказаться от поездки, я сказала, что ни за что этого не сделаю. Мы с Нини поем вместе, выражаем наши политические взгляды, и если мир с кого-то должен начаться, то почему бы не с нас и не с нашей песни? Я считаю, что именно я со своими взглядами могу представлять Израиль.

 - Что вы знаете о Москве?

 - Что это один из самых дорогих городов мира. Одно это обстоятельство уже делает чрезвычайно интересным его посещение. Я люблю русскую музыку, много слышала о красотах Москвы, о ее церквях и соборах… Мечтаю все это увидеть своими глазами.

 - Государство помогает вам материально подготовиться к «Евровидению»?

 - Точно так же, как всем. Государство оплачивает полет в обе стороны, гостиницу и суточные, все остальное – подготовительный период, репетиции, аренда студии — ложатся на плечи участников. Это немалые деньги, и многим после конкурса потом приходится долго расплачиваться с долгами. Но мне не хочется вдаваться в эти подробности. Решилась участвовать – значит, действуй. Жаловаться куда-либо не в моих правилах.

 - Такая активная и решительная девушка вряд ли покажется идеальной невестой арабскому парню. Вас не беспокоит перспектива остаться без мужа?

 - Добавьте к этому, что, по традиционным арабским понятиям, я уже вышла из возраста невесты, — мне скоро исполнится тридцать четыре года. Беспокоит ли меня это? Как сказать… Я прекрасно понимаю, что мне подходящего жениха найти трудно, рядом со мной удержаться может только человек моего уровня. Я, как говорят на иврите, тик гадоль, во мне много всякого намешано, у меня высокие требования к будущему кандидату. Человека, который им соответствовал бы, я пока не встретила. Надеюсь, что такая встреча произойдет. Честно говоря, я не загадываю, кто будет мой избранник, еврей, араб или представитель другой национальности. Мне важно, чтобы он понимал меня. Мои родители поначалу пытались искать мне женихов, потом оставили эту затею. Отец сказал: «Выбирай сама, и пусть тебе будет хорошо!» Так что я просто жду, пока судьба подарит мне счастливую встречу.

 - И все-таки свой шанс на арабского мужа вы, видимо, упустили…

 - Еще раз повторю: я не стремлюсь к тому, чтобы мой будущий муж был представителем какой-то определенной национальности.

 - А вдруг он будет русским?!

 - Если решится!

 - Вы христианка?

 - Я веду совершенно светский образ жизни. К различным религиям отношусь с огромным уважением, восхищаюсь и исламом, и христианством, и иудаизмом. Но считаю, что в нынешние времена религия оказывается слишком вовлеченной в политику. С этим я не могу согласиться.

 - Как вы оказались в паре с известной израильской певицей Ноа – Ахиноам Нини?

 - О, это интересная история. Однажды, когда я выходила из супера, вся обвешанная пакетами, внезапно зазвонил мобильник. Я с трудом достала его, ответила и вдруг услышала: «Говорит Ноа. Я хотела бы обсудить возможное сотрудничество с вами. Вы меня знаете?» Я засмеялась: «Ну кто же в Израиле может не знать Ноа!» Вскоре мы встретились и начали работать вместе. Я очень благодарна Ноа, я ей многим обязана. Благодаря ей я смогла выступить на очень престижных сценах Европы, она поделилась со мной своей популярностью, представила меня публике, которая любит ее. Это очень большое дело. Мы много работаем вместе, у нас много общего, наши взгляды сходятся как в музыке, так и в жизни. И я надеюсь, что наша песня на иврите и арабском понравится Москве.

Print Friendly

Коментарии (1)

  1. 12:36, 21.10.2013Ирина  / Ответить

    Долго искала биографию Миры Авад и наконец Ваша статья. Смотрела много видео с её участием, но в этом повествовании она раскрылась для меня с ещё более прекрасной стороны. Желаю ей искренне семейного и материнского счастья! За её заслуги перед народами и перед Богом, да воздаст ей… Талант во всем: знание языков, культур и дар это приподносить людям. БРАВО! Ценнейшее качество доброта её души и естественно веселый и неунывающий характер! Спасибо автору этого интервью!

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.