АВТОР-ИСПОЛНИТЕЛЬ

Автор-исполнитель (английское — Singer-songwriters, испанское – Cantautor, итальянское – Cantautore, французское — Auteur-compositeur-interprète) — термин, обозначающий поэта, певца и музыканта, исполняющего песни собственного сочинения.

Авторы-исполнители как правило, выступает и в роли аранжировщиков своих произведений.

В качестве аккомпанемента чаще всего используется гитара или фортепиано.

Часто написанные ими песни носят политический характер, как например, у Пита Сигера, и Вуди Гатри (на гитаре которого была надпись: «Эта машина убивает фашистов»).

В Италии для обозначения авторов-исполнителей применяется итальянское выражение «cantautori» (кантаутори; от cantante — певец и autore — автор, писатель). По одной из версий авторами термина появившегося в 1959 году были Эннио Мелису и Винченцо Микоччи.

Вторая половина XX века в Италии была ознаменована ростом количества поющих авторов, что привело к образованию разных школ авторской песни, самыми известными из которых являются генуэзская, римская, неаполитанская, болонская и миланская.

Наиболее известными исполнителями итальянской авторской песни являются Луиджи Тенко, Джоржо Габер, Франческо Де Грегори, Фабрицио Де Андре, Паоло Конте.

Паоло Конте

ав3327

Via con me.

Прочь со мной.

Давай, давай, уходи прочь отсюда,

Ничто тебя больше не связывает с этими местами,

Даже эти голубые цветы …

Прочь, прочь… ни даже эта серая погода

Полная музыки и мужчин

Которые тебе когда-то нравились.

 

Это чудесно, это чудесно, это чудесно

удачи, моя малышка, это чудесно.

Это чудесно, это чудесно, я мечтаю о тебе

chips, chips, du-du-du-du-du

 

Давай, давай, уходи прочь со мной.

Войди в эту туманную любовь,

Но только, ни за что не теряйся в мире…

Давай, давай, ни за что не теряйся в мире…

Художественный спектакль меняем,

одним влюблённым в тебя…

 

Это чудесно, это чудесно, это чудесно

удачи, моя малышка, это чудесно.

Это чудесно, это чудесно, я мечтаю о тебе

chips, chips, du-du-du-du-du

 

Прочь, прочь, уходи прочь со мной.

Войди в эту темную любовь, полную мужчин…

давай, давай… войди и прими горячую ванну.

Есть голубой халат,

За окнами холодный мир поливает дождём…

 

Это чудесно, это чудесно, это чудесно

удачи, моя малышка, это чудесно.

Это чудесно, это чудесно, я мечтаю о тебе

chips, chips, du-du-du-du-du

Во Франции для обозначения автора-исполнителя используется термин «auteur-compositeur-interprète» — «поэт-композитор-исполнитель». Здесь их творчество тесно связанно с жанром шансона. Среди известных франкоязычных исполнителей этого жанра можно выделить Жоржа Брассенса, Жака Бреля, Лео Ферре, Ива Монтана, Шарля Азнавура, Сержа Генсбура.

Жак Брель

ав3329

Амстердам

Вот он — порт Амстердам.

Тут поют моряки

От невнятной тоски

На пути в Амстердам.

Тёмный порт Амстердам,

Там, где спят моряки,

По пустым берегам,

Как без ветра флажки.

 

Грязный порт Амстердам,

Там, где мрут моряки

Среди пива и драм

От рассветной тоски.

Странный порт Амстердам,

Рай земной морякам –

Из густой духоты

Их родит океан.

 

Старый порт Амстердам…

О, как жрут моряки!

Пятна по скатертям

От вина и трески.

Только зубы блестят

И удачу грызут –

Звёзды с неба сжуют

И соляркой запьют!

Рыбой пахнет весь мир –

По три порции взять,

И ручищами кружку,

И — рыбы опять…

Только громко поржать,

Да словечко загнуть,

Да вставая, ширинки

Кой-как застегнуть…

 

Шумный порт Амстердам –

Так танцуют они:

Трутся брюхом о брюхо,

Облапивши дам.

Так танцуют они,

Словно солнца плевки,

Гордо смотрят глаза,

А шаги нелегки,

И прогорклой гармошки

Пронзительный скрип,

Резко вывернув шеи,

К их смеху прилип,

И гармошка хрипит,

И вся эта возня –

До рассвета, до света,

До яркого дня.

 

Вот ночной Амстердам.

Моряки крепко пьют;

Пьют за всяческих дам

Там, где пьют, там и льют,

И опять и опять

Пьют за каждую блядь,

И за дам и не дам,

И за «дам, да не вам»

Пьют за гаврских,

За гамбургских — где они там!

Пьют за тех, кто даёт

За один золотой,

И сморкаются в небо,

Утираясь луной…

О неверности женской –

Ну что тут сказать!

Всё, над чем я ревел –

Им на это — нассать!

Вот он, порт Амстердааааам…

Традиция авторского исполнения в Северной Америке связана с творчеством фолк-музыкантов. Одними из первых представителей этого жанра были Вуди Гатри, Лидбелли, Пит Сигер. Но настоящая популярность к авторской песне пришла в шестидесятых годах с появлением таких исполнителей как Джонни Кэш, Боб Дилан, Крис Кристофферсон, Леонард Коэн, Джони Митчелл, Том Уэйтс, Ник Дрейк.

В жанре авторской песни здесь работали Вилли Нельсон, Пол Саймон, Нил Янг, Леонард Коэн, Ван Моррисон, Джими Хендрикс, Брайан Уилсон, Отис Реддинг, Том Пэкстон, Эрик Андерсен, Арло Гатри, Джексон Брау, Дженис Джоплин, Джоан Баэз, Джуди Коллинс, Дэвид Кросби, Рэнди Ньюман, Стив Гудмэн, Пауль Брэди, Сильвия Тайсон, Тим Хардин, Барбра Стрейзанд, Эммилу Харрис, Джеймс Тейлор, Джерри Джефф Уолкер, Джимми Баффет, Микки Ньюбери и Фрэнк Заппа.

В середине семидесятых – первой половине восьмидесятых годов большая часть этих исполнителей были интегрированы поп и рок музыкой.

Боб Дилан

ав3330

Ballad of a Thin Man.

Баллада худого человека.

Ты входишь в комнату

С карандашом в руке,

Ты видишь кого-то обнаженного

И говоришь: «Кто этот человек?»

Ты изо всех сил стараешься,

Но не понимаешь,

Что будешь говорить,

Когда придешь домой.

 

Потому что здесь что-то происходит,

Но ты не знаешь, что именно,

Не так ли, мистер Джонс?

 

Ты поднимаешь вверх голову

И спрашиваешь: «Это именно то самое?»

И кто-то указывает на тебя и говорит:

«Это его»

И ты говоришь: «Что мое?»

И кто-то другой говорит: «Где это что?»

И ты говоришь: «Господи, неужели

Я тут совсем один?»

 

Но что-то происходит,

Но ты не знаешь, что именно,

Не так ли, мистер Джонс?

 

Ты протягиваешь билет

И идешь смотреть уродца,

Который тут же подходит к тебе,

Когда слышит твои речи,

И говорит: «Каково чувствовать себя

Таким уродом?»

И ты говоришь: «Невозможно»,

Так как он протягивает тебе кость.

 

И здесь что-то происходит,

Но ты не знаешь, что именно,

Не так ли, мистер Джонс?

 

У тебя много связей

Среди лесорубов

Для получения фактов,

Когда кто-то нападает на твое воображение,

Но, ни у кого нет, ни капли уважения.

Тем не менее, они уже все ожидают от тебя

Чек для благотворительных организаций,

Не подлежащих налогообложению.

Ты проводил время с профессорами,

И им нравилось твое мнение,

С самыми великими адвокатами

Ты обсуждал прокаженных и мошенников.

Ты прочел от корки до корки все книги

Ф. Скотта Фицджеральда,

Ты очень хорошо их прочел,

Это широко известно.

 

Но здесь что-то происходит,

Но ты не знаешь, что именно,

Не так ли, мистер Джонс?

 

И вот глотатель мечей, он приходит к тебе,

И затем преклоняет колено,

Он крестится,

И затем щелкает своими высокими каблуками,

И без дополнительного предупреждения

Спрашивает тебя, каково это?

И говорит: «Вот твое горло,

Спасибо за займ».

 

Но здесь что-то происходит,

Но ты не знаешь, что именно,

Не так ли, мистер Джонс?

 

Теперь ты видишь одноглазого карлика,

Который кричит: «СЕЙЧАС»

И ты говоришь: «Для чего?»

И он говорит: «Как?»

И ты говоришь: «Что это означает?»

И он кричит в ответ: «Ты корова,

Дай немного молока,

Иначе иди домой!»

 

Потому что здесь что-то происходит,

Но ты не знаешь, что именно,

Не так ли, мистер Джонс?

 

Ты заходишь в комнату,

Как верблюд, и затем хмуришься.

Ты кладешь свои глаза в карман,

И нос на землю.

Должен быть закон

Против того, чтоб ты находился рядом.

Тебя должны были создать,

Чтоб одевать наушники.

 

Но здесь что-то происходит,

Но ты не знаешь, что именно,

Не так ли, мистер Джонс?

Среди канадских исполнителей авторской песни наибольшей известностью пользуются Леонард Коэн, Нил Янг и Джони Митчелл.

Леонард Коэн

ав3331

Аллилуйя

Я слышу тайный звукоряд.

Давид играет, Бог так рад.

Зачем Вас эти звуки не волнуют?

Один аккорд,

Другой аккорд,

Упал минор, взлетел мажор,

И царь поёт в восторге: Аллилуйя!

 

Аллилуйя

 

И Ваша вера так сильна,

Купаясь в небесах она

Прекрасна, жаль, что ночь её ворует.

И вот под вами

Табурет,

А трон разбит, короны нет,

И только с губ слетает: Аллилуйя!

 

Аллилуйя, аллилуйя

 

Вы правы: я святых не знал

Имён, но всё же я взывал

К тому, чьё имя не помянешь всуе.

Любой глагол

Горит огнём,

Когда я слышу святость в нём,

Когда он хоть немного — Аллилуйя.

 

Аллилуйя, аллилуйя

 

И я не верил правде той,

Которой не достать рукой,

Боясь обмана, к истине ревнуя.

Но даже если

Это ложь,

Представ пред Богом Песен, всё ж

Смогу промолвить только: Аллилуйя!

 

Аллилуйя, аллилуйя!

В Норвегии одним из самых известный исполнителей авторской песни считается Ян Эггум.

В Латинской Америке в шестидесятых годах ХХ века возникают течения авторского исполнения, сочетающие в себе элементы разных стилей.

Одно из таких течений, получившее название «nueva canción» (новая песня), распространено в Чили, Боливии и Аргентине.

В этот же период в Бразилии возникает движение «тропикалия», наиболее известными представителями которого стали Жилберту Жил и Каэтану Велозу. Корни этого движения уходят в стиль босса-нова и творчество таких музыкантов как Жуан Жилберту и Антониу Жобим.

На Кубе Сильвио Родригес и Пабло Миланес создали новый жанр – «нуэва трова», выражающий идеологию и эстетику левых и революционных движений Латинской Америки.

Традиция авторского исполнения развивалась также и на Пиренейском полуострове, где широкую известность получили португальский поэт Жозе Афонсу и испанский певец Хоакин Сабина.

Хоакин Сабина

ав3332

19 дней и 500 ночей.

Роман наш длился,

Сколько длятся две льдинки

в стакане виски.

И чем притвориться

Или швырнуть в меня бокалом ревности,

Она рассмеялась.

Я вдруг увидел себя

Бездомной собакой,

Облаивающую двери неба.

Она мне оставила чемодан унижений,

Мед на губах,

И иней в волосах.

Мои любовницы

Были правы.

В том, что, раньше,

Виноватым был я,

За одним исключением:

В этот раз

Я хотел хотеть ее любить,

А она – нет.

И вот она ушла,

И оставила мое сердце

В руинах

И меня на коленях.

Из такси,

И это было чересчур,

Она бросила два поцелуя…

Один из них в щеку.

И я вернулся

К проклятьям

Шкафа без ее одежды,

К беспамятству

На барных стойках,

К золушкам на углу,

Работающим за деньги,

И, шатаясь по этим забегаловкам

Где нальют «Фино ля Ина»,

Платя за услуги

Бездушных людей,

Теряющих покой

От кокаина,

Сходя с ума,

Проматывая

Кошелек и жизнь,

Я уже считал ее

Более или менее забытой.

И это при том, что я,

Чтобы не унижать

Деву Марию цветами,

Чтобы не осаждать ее

Своей антологией

О холодных простынях

И пустых постелях,

Чтобы не покупать ее

Дешевой бижутерией,

И быть тем болваном,

Который идет в паломничестве

Со своей общиной

Святого Упрека,

Я так ее любил,

Что мешкал научиться

Ее забыть, 19 дней

И 500 ночей.

Она сказала — здравствуй и прощай,

И хлопок двери прозвучал

Как знак вопроса,

Подозреваю, что так

Мстил, через забвение,

Мне Купидон.

Прощения не прошу,

Зачем? Чтобы она меня простила,

Потому что ей уже все равно…

У нее всегда был очень высокий лоб,

Очень длинный язык,

И очень короткая юбка.

Она меня бросила,

Как бросают

Старые туфли,

Разбила стекло

Моих очков на дальность,

Забрала у зеркала

Свой живой портрет,

И я пошел, такой тореро

По переулкам

Игры и вина,

Что вчера швейцар

Меня выкинул из казино

Торрелодонеса.

Какая огромная боль,

Я бы отказался от святого причастия,

В тот самый миг,

Когда она бы мне его послала.

И это при том, что я,

Чтобы не унижать

Деву Марию цветами,

Чтобы не осаждать ее

Своей антологией

О холодных простынях

И пустых постелях,

Чтобы не покупать ее

Дешевой бижутерией,

И быть тем болваном,

Который идет в паломничестве

Со своей общиной

Святого Упрека,

Я так ее любил,

Что мешкал научиться

Ее забыть, 19 дней

И 500 ночей.

И я вернулся…

В СССР в шестидесятых годах XX века возникло течение «авторской песни». Основной упор делался на поэтичность текста. Основателем этого жанра и одним из самых значительных и популярных его представителей является Булат Окуджава. В числе других известных и популярных создателей авторской песни Александр Галич, Владимир Высоцкий, Юрий Визбор, Александр Городницкий, Александра Дольский, Татьяна и Сергй Никитины.

Юрий Визбор

ав3333

Вновь – дорога.

Вновь — дорога и путь, мне обещанный,

Самолет намотает на винт.

И разлука, упрямая женщина,

Вновь назначит проверку любви.

 

Пусть новые дни стоят у порога,

Пусть надежды сбываются вновь.

Пусть новою будет наша дорога,

Пусть будет старою наша любовь.

 

Три звезды мне даны, сердцу сказаны,

И без каждой на небе изъян,

А в судьбе моей звезды те названы:

Дело жизни, любовь и друзья.

 

Пусть новые дни стоят у порога,

Пусть надежды сбываются вновь.

Пусть новою будет наша дорога,

Пусть будет старою наша любовь.

 

То крутыми шагаю отрогами.

То снега предо мною, то льды.

Но не гаснут над всеми дорогами

Три мои путевые звезды.

 

Пусть новые дни стоят у порога,

Пусть надежды сбываются вновь.

Пусть новою будет наша дорога,

Пусть будет старою наша любовь.

 

Снова ждут нас свиданья и проводы,

Легких дней я тебе не сулю.

Но позволь мне без всякого повода

Вновь сказать, что тебя я люблю.

 

Пусть новые дни стоят у порога,

Пусть надежды сбываются вновь.

Пусть новою будет наша дорога,

Пусть будет старою наша любовь.

На стыке авторской песни и фолк-музыки в девяностые годы ХХ века сформировалось движение «менестрелей», связанное с поклонниками ролевых игр и исторической реконструкции. Его представители — Тэм и Йовин, Канцлер Ги, Айрэ и Саруман, Элхэ Ниэннах, исполняют песни собственного сочинения, в основном на темы Средневековья либо фэнтези-литературы (по преимуществу произведений Дж. Р. Р. Толкина).

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.