АГАСФЕР В ИСКУССТВЕ

Агасфер (латинское – Ahasverus), Вечный жид (латинское — judeus immortalis) — наиболее распространенные имена персонажа европейской христианской мифологии средневековья и нового времени.

Марк Шагал. Вечный жид.

Марк Шагал. Вечный жид.

В христианской мифологии имя Агасфер связывалось с образом иудея, не принимающего христианство и не признающего Мессию в образе Иисуса Христа.

А. С. Пушкин.

Агасфер.

 В еврейской хижине лампада

В одном углу бледна горит,

Перед лампадою старик

Читает библию. Седые

На книгу падают власы.

Над колыбелию пустой

Еврейка плачет молодая.

Сидит в другом углу, главой

Поникнув, молодой еврей,

Глубоко в думу погруженный.

В печальной хижине старушка

Готовит позднюю трапезу.

Старик, закрыв святую книгу,

Застежки медные сомкнул.

Старуха ставит бедный ужин

На стол и всю семью зовет.

Никто нейдет, забыв о пище.

Текут в безмолвии часы.

Уснуло все под сенью ночи.

Еврейской хижины одной

Не посетил отрадный сон.

На колокольне городской

Бьет полночь. — Вдруг рукой тяжелой

Стучатся к ним. Семья вздрогнула,

 

Младой еврей встает и дверь

С недоуменьем отворяет —

И входит незнакомый странник.

В его руке дорожный посох.

Имя Агасфер это искаженное библейское имя Ахашверош из «Книги Эсфири» — еврейское прочтение имени персидского царя Ксеркса I (персидское — Artaxšacā, اردشیر یکم).

Ян Викторс.  Пир Эстер и Ахашвероша. (1640 г.)

Ян Викторс.
Пир Эстер и Ахашвероша. (1640 г.)

В ранних версиях мифа встречаются и другие имена: Эспера-Диос («надейся на бога»), Бутадеус («ударивший бога»), Картафил.

Хотя миф об Агасфере не имеет прямого отношения к еврейскому фольклору, существует гипотеза, что он еврейского происхождения и относится к эпохе первых христиан (IV веку н.э.). Другая гипотеза гласит, что миф о неприкаянном страннике не способном умереть, является реминисценцией мифа о Каине.

Мифа об Агасфере нет ни в одном из Евангелий, в апокрифов, трудов ранних богословов. Известно, что он возник лишь в средние века, однако точно установить время его возникновения не представляется возможным.

Следует отметить, что аналогичный миф и есть у буддистов. В нем рассказывается, как Будда за заносчивость приговорил некого Пиндола к бессмертию -  «Ты не попадешь в нирвану, пока существует мой закон».

Структурный принцип мифа об Агасфере зиждется на двойном парадоксе – темное и светлое дважды меняются местами: бессмертие (вечная мечта человечества) оборачивается проклятием, а проклятие – милостью (шансом искупления).

Вопросом ο происхождении мифа οб Агасфере занимались Гастон Пари (в статье, помещенной в «Encyclopedie des sciences religieuses, dirigée par M. Licbtenberger», 1880 г.), А. Н. Веселовский («Легенды о Вечном жиде и императоре Траяне», 1880 г.; «К вопросу об образовании местных легенд в Палестине», 1885 г.), Д. Конвей («The wandering jew», 1881 г.), Ф. Д. Батюшков («Вечный жид», 1914 г.).

В. Набоков

Агасфер      

Драматический монолог, написанный в виде пролога для инсценированной симфонии.

(Фрагмент)

Пролог

(голос в темноте)

Все, все века, прозрачные, лепные

тобой, любовь, снутри озарены, —

как разноцветные амфоры… Сны

меня томят, апокрифы земные…

Века, века… Я в каждом узнаю

одну черту моей любви. Я буду

и вечно был: душа моя в Иуду

врывается, и — небо продаю

за грешницу… Века плывут. Повсюду

я странствую: как Черный Паладин

с Востока еду в золотистом дыме…

Века плывут, и я меняюсь с ними:

Флоренции я страстный властелин,

и весь я — пламя, роскошь и отвага!..

Но вот мой путь ломается, как шпага:

я — еретик презренный… Я — Марат,

в июльский день тоскующий… Бродяга —

я, Байрон, — средь невидимых дриад

в журчащей роще — что лепечет влага?..

 

…я — Агасфер. То в звездах, то в пыли

я странствую. Вся летопись земли —

сон обо мне. Я был и вечно буду.

Пускай же хлынут звуки отовсюду!

Встаю, тоскую, крепну… В вышине

Моя любовь сейчас наполнит своды!..

О, музыка моих скитаний, воды

и возгласы веков, ко мне… Ко мне!..

Как первое задокументированное свидетельство мифа об Агасфере можно трактовать рассказ из сборника VI века «Лей-монарьон» Иоанна Мошаса повествующий о том, как один странствующий монах случайно встретил изможденного, оборванного эфиопа. Странный путник сказал, что он тот, кто «Творца мира, Господа нашего Иисуса Христа, идущего на казнь, ударил по лицу».

Но первым установленным письменным упоминанием об Агасфере принято считать «Большую хронику» монаха аббатства в Сент-Олбансе Мэтью Парижского (Матиаса Париса) 1223 года в которой упоминается о паломнике, который встретил в Армении крестившегося еврея, в сто лет выглядевшего тридцатилетним и утверждавшего, что он не может умереть до Второго Пришествия Христа.

В хронике «Цветы истории» написанной в 1228 году монахом Сент-Элбанского аббатства в Англии Рогером из Вендовера (Роджер Вендоверский)  герой мифа привратник Пилата (отсюда его имя - Картафилос, то есть «привратник»). Он не вечный скиталец, а лишь вечно живущий.

Мауриций Готтлиб. Агасфер. (1876 г.)

Мауриций Готтлиб. Агасфер. (1876 г.)

Итальянский астролог Гвидо Бонатти сообщает, что в 1267 году проследовал на поклонение в монастырь св. Якова современник земной жизни Спасителя, звавшийся Иоанном Буттадейом, получивший свое прозвище вследствие того, что нанес удар Спасителю, во время Его шествия на Голгофу (buttare - бить, ударять; deus - Бог). «И Христос сказал этому Иоанну: «Ты дождешься моего возвращения», и тот вынужден странствовать до второго Пришествия».

В конце XIV века та же история, но в более развернутом виде появляется в «Путеводителе по Иерусалиму» («Liber terrae sanctae Jerusalem»), составленном для паломников, отправлявшимся к Святым местам. Там, даже указано место близ Иерусалима, где Иоанн Буттадей ударил Иисуса Христа, причем сказал ему дерзкие слова: «Ступай мимо, отправляйся на смерть». Христос ответил ему: «Я пойду, но ты не умрешь до моего возвращения». Далее в «Путеводителе» говорится, что многие встречали в разных местах этого человека, скитающегося по миру.

Со временем в итальянском фольклоре с героем мифа происходит целый ряд метаморфоз, вследствие чего он утрачивает черты преступника и становится добрым волшебником, дающим советы и выручающим из беды.

Отметим, что в Пикардии и Бретани по сей день верят в то, что странствие Агасфера еще не закончено. Когда ветер неожиданно взметает дорожную пыль, местные жители говорят: прошел Вечный жид.

Впрочем, имя «Вечный жид» (латинское - judeus immortalis - бессмертный еврей, итальянское — l’ebreo errante, французское - le juif errant, английское - the wandering jew - странствующий жид, немецкое — der ewige Jude, чешское и польское  — wieczny Żyd) средним векам неизвестно.

Юхан Август Стриндберг.

Агасфер

Агасфер, иди в скитанье,

взявши посох и суму!

Жребий твой – не знать скончанья

не дан больше никому.

Колыбель была сначала,

но концу не выйдет срок;

вечно грязь топча устало,

много сносишь ты сапог.

Ты напрасно ждал Мессию –

время грозно шло вперед!

Ждешь, что минут дни лихие,

час амнистии придет?

Мнишь живым попасть в святые,

заслужив любовь высот?

Прочь стезей глухой и торной!

Брось тепло и брось уют!

Хлеб забит травою сорной.

Гнев властей небесных лют:

дом разрушен, как в Содоме,

нет детей и нет жены,

все сгорело, все в разгроме,

сруб и пашня сплошь черны.

Якопо дель Селайо. Банкет Агасфера. (1490 г)

Якопо дель Селайо. Банкет Агасфера. (1490 г)

Окончательная версия мифа дошла до нас в образцах XVI-XVII веков.

Впервые эта версия мифа была записана в 1574 году в «Мемуарах» Пауля фон Айтцена, епископа Шлезвигского.

В 1602 году в немецкой народной книге «Новое сообщение об Иерусалимском жиде, именуемом Агасфером, видевшем распятие нашего Господа Иисуса Христа и находящемся еще в живых» описывается встреча епископа Шлезвигского с Иоанном Буттадеем в 1564 году. Эта история явно заимствована из вышеуказанных мемуаров. Здесь говорится, что настоящее имя Иоанна Буттадея было Агасфер, но что при крещении он был назван Buttadeus. Здесь же изложена основная схема мифа:

Агасфер сапожник, живший в Иерусалиме. Христос, идя на Голгофу, остановился около его дома, чтобы перевести дух, но Агасфер грубо с ним обошелся и не позволил, чтобы Христос приблизился к его дому. «Я остановлюсь и отдохну, — молвил Христос, - а ты пойдешь». Агасфер тотчас же отправился в путь и с той поры скитается безостановочно.

Гастон Парис считал, что эта версия плод протестантского миссионерства. Ее сущность сводится к божественному воздаянию человеку согрешившему против Бога, выражающемуся в вечном скитании или вечных муках. Такая трактовка мифа опиралась на антисемитские традиции христианства, возникшие еще в период, когда христианство становилось официальной религией Римской империи. Поскольку империя не могла быть повинной в смерти Христа, всю ответственность за его распятие возлагали на евреев. Аврелий Пруденций Клеменс около четырехсотого года писал в своем «Апофеозе»: «с места на место бездомный еврей блуждает в… изгнании …  и страдает за убийство… обагрив свои руки кровью Христа, от которого он отрекся, расплачиваются за грехи». Таким образом, миф об Агасфере трактовался как божественное наказание. А его грехи — как естественное качество всех евреев.

Именно в такой протестантской (германской) интерпретации миф начал приобретать антисемитские черты. И этот вариант мифа стал главным источником всех позднейших литературных обработок сюжета.

В XVII веке появились уже более семидесяти немецкоязычных изданий  этой книги и более ста изданий в Нидерландах, Франции, Англии, Италии, Дании, Швеции, Бельгии, Эстонии, Финляндии и Польше.

В 1844 году в Пруссии было опубликовано эссе Константина Франца «Агасфер или еврейский вопрос». В нем говорилось: «Еврейский народ вечный жид. Он … разбросан по всей земле, и не находит себе покоя ни в одном месте». Ему вторил швейцарский поэт Готфрид Келлер – «еврейский народ, бессмертный  среди смертных земных народов … Как Вечный Жид, который не может умереть… Смертные расы относятся к земле, они имеют право управлять ими, в то время как еврейский народ обречен на вечное скитание».

Таким образом, отдельные элементы мифа об Агасфере стали стереотипами антисемитизма. В ХХ веке эти средневековые стереотипы активно использовались в нацистской пропаганде. И они все еще используются для антисемитской агитации.

Странствующий Вечный Жид (Le Juif Eternel), цветная гравюра на дереве. (Германии 1937-1938 гг.)

Странствующий Вечный Жид (Le Juif Eternel), цветная гравюра на дереве. (Германия, 1937-1938 гг.)

аг1495

И. Ильф. Е. Петров.

Рассказ Остапа Бендера о Вечном жиде.

- Не буду напоминать вам длинной и скучной истории Вечного еврея. Скажу только, что около двух тысяч лет этот пошлый старик шатался по всему миру, не прописываясь в гостиницах и надоедая гражданам своими жалобами на высокие железнодорожные тарифы, из-за которых ему приходилось ходить пешком. Его видели множество раз. Он присутствовал на историческом заседании, где Колумбу так и не удалось отчитаться в авансовых суммах, взятых на открытие Америки. Еще совсем молодым человеком он видел пожар Рима. Лет полтораста он прожил в Индии, необыкновенно поражая йогов своей живучестью и сварливым характером. Одним словом, старик мог бы порассказать много интересного, если бы к концу каждого столетия писал мемуары. Но Вечный Жид был неграмотен и к тому же имел дырявую память.
Не так давно старик проживал в прекрасном городе Рио-де-Жанейро, пил прохладительные напитки, глядел на океанские пароходы и разгуливал под пальмами в белых штанах.
Штаны эти он купил по случаю восемьсот лет назад в Палестине у какого-то рыцаря, отвоевавшего гроб господень, и они были еще совсем как новые. И вдруг старик забеспокоился. Захотелось ему в Россию, на Днепр, Он бывал везде: и на Рейне, и на Ганге, и на Миссисипи, и на Ян-Цзы, и на Нигере, и на Волге. И не был он только на Днепре. Захотелось ему, видите ли, бросить взгляд и на эту широкую реку.

Аккурат в 1919 году Вечный Жид — в своих рыцарских брюках нелегально перешел румынскую границу. Стоит ли говорить о том, что на животе у него хранились восемь пар шелковых чулок и флакон парижских духов, которые одна кишиневская дама просила передать киевским родственникам. В то бурное время ношение контрабанды на животе называлось «носить в припарку». Этому делу старика живо обучили в Кишиневе. Когда Вечный Жид, выполнив поручение, стоял на берегу Днепра, свесив неопрятную зеленую бороду, к нему подошел человек с желто-голубыми лампасами и петлюровскими погонами и строго спросил:


- Жид?

- Жид, — ответил старик.

 - Ну, пойдем, — пригласил человек с лампасами. И повелего к куренному атаману

 - Жида поймали, — доложил он, подталкивая старика коленом.

- Жид? — спросил атаман с веселым удивлением.

- Жид, — ответил скиталец.

- А вот поставьте его к стенке, — ласково сказал куренной.

- Но ведь я же Вечный! — закричал старик. Две тысячи лет он нетерпеливо ждал смерти, а сейчас вдруг ему очень захотелось жить.

- Молчи, жидовская морда! — радостно закричал губатый атаман.

- Рубай его, хлопцы-молодцы!

И Вечного странника не стало.


- Вот и все, — заключил Остап.

В многочисленных фольклорных версиях этого мифа имя Агасфера неред­ко заменялось именами других мифо­логических персонажей: в  Германии — горный дух Рюбецаль, в Швейцарии и Австрии — Дикий охотник.  Некоторые ученые выделяют элементы мифа об Агасфере в тевтонских легендах о Вечном Хантере.

Близкими к мифу об Агасфере являются мифы о Прометее (вечно терзаемом хищной птицей), о Каине (осуждённом, как и Агасфер, на вечное скитание по земле),  Сизифе (обреченном вечно поднимать на гору камень), о Тангейзере и Летучем голландце.

Сходный мотив встречается и в арабских преданиях о Самири, сотворившем золотого тельца (Коран, XX, 89) и в тюркских сказаниях о Джидай-Хане. А также в византийских, а через них в древнерусских сказаниях — кузнец, ковавший гвозди для Христа и обречённый вечно ковать их, и Иуда Искариот, осуждённый на вечное скитание.

Известно и огромное количество легенд о «появлении» Агасфера в различных городах Европы и даже в Америке.

Тейфельсдрек на Монмаут-стрит. Иллюстрация Эдмунда Салливана к Sartor Resartus’у Томаса Карлейля.

Тейфельсдрек на Монмаут-стрит. Иллюстрация Эдмунда Салливана к Sartor Resartus’у Томаса Карлейля.

Больше всего подобных «свидетельств» сохранилось в Германии. Он якобы  посещал Гамбург в 1547 и 1564 годах, Любек в 1603 году, Баварию в 1604 году, Лейпциг в 1642 году, Штутгарт в 1684 году и Мюнхен в 1721 году.

В Голландии Агасфера под именем Исаака Лакведема,  якобы видели в Антверпене в XIII, XV и XVI веках.

В Испании, где он «появлялся» в 1575 году под именем Хуана Эсперайен Диоса («надейся на Бога»), он носил на лбу черную повязку, чтобы скрыть огненный крест, сжигающий его мозг, который постоянно восстанавливается.

Не обошел он своим вниманием Австрию (Вена — 1599 год), Чехию (Прага — 1602 год), Францию (Париж — 1644 год), Швецию (Скара — 1652 год), Англию (Стэнфорд — 1658 год), Россию (Астрахань — 1672 год), Бельгию входившую в то время в состав Священной Римской империи (Брюссель — 1774 год) и Швейцарию — в Берне даже до сих пор хранятся его трость и башмаки.

Последний раз Агасфера «видели» в 1868 году в США (Солт-Лейк-Сити).

Впрочем, вовсе не обязательно, что все это были легенды, не исключено что мифом могли пользоваться в своих интересах всякого рода авантюристы.

Василий Жуковский.

Агасфер.

(Фрагмент).      

      … В молчанье слушай. Участи моей

       Страшнее не было, и нет, и быть

       Не может на земле. Богообидчик,

       Проклятью npеданный, лишенный смерти

       И в смерти жизни, вечно по земле

       Бродить приговоренный, и всему

       Земному чуждый, памятью о прошлом

       Терзаемый, и в области живых живой

       Мертвец, им страшный и противный,

       Не именующий здесь никого

       Своим, и что когда любил на свете —

       Все переживший, все похоронивший,

       Все пережить и все похоронить

       Определенный; нет мне на земле

       Ни радости, ни траты, ни надежды;

       День настает, ночь настает — они

       Без смены для меня; жизнь не проходит,

       Смерть не проходит; измененья нет

       Ни в чем; передо мной немая вечность,

       Окаменившая живая время;

       И посреди собратий бытия,

       Живущих радостно иль скорбно, жизнь

       Любящих иль из жизни уводимых

       Упокоительной рукою смерти,

       На этой братской трапезе созданий

       Мне места нет; хожу кругом трапезы

       Голодный, жаждущий — меня они

       Не замечают; стражду, как никто

       И сонный не страдал — мое ж страданье

       Для них не быль, а вымысел давнишний,

       Давно рассказанная детям сказка…

С XVIII века миф об Агасфере подвергается критике. В 1755 году профессор Антон в Гельмштедте собрал в одну книгу все возражения, которые можно было привести против мифа об Агасфере. В 1761 году в «Ганноверских известиях» появилась статья ο легенде, которую анонимный автор заканчивал словами: «Изучая эту легенду, я пришел к выводу, что мир становится умнее. В тринадцатом веке верили этим шуткам… Теперь же дети будут смеяться над тем, кто стал бы высказывать подобные глупости».

Уильям Вордсворт.

Агасфер.

Перевод С. Маршака

Многопенные потоки,

Пробежав скалистый путь,

Ниспадают в дол глубокий,

Чтоб умолкнуть и заснуть.

Стая туч, когда смирится

Гнев грозы и гул громов,

Шлемом сумрачным ложится

На зубчатый ряд холмов.

День и ночь косуля скачет

По скалам среди высот,

Но ее в ненастье прячет

От дождя укромный грот.

Зверь морской, что в океане

Крова мирного лишен,

Спит меж волн, но их качанья

Он не чувствует сквозь сон.

Пусть, как челн, грозой гонимый,

Пляшет ворон в бурной мгле, -

Рад он пристани родимой

На незыблемой скале.

Робкий страус до заката

По пескам стремит свой бег,

Но и он спешит куда-то

В сень родную — на ночлег…

Без конца моя дорога,

Цель все так же впереди,

И кочевника тревога

День и ночь в моей груди.

Легенда об Агасфере послужила материалом для многих произведений искусства. Особо образ бессмертного человека привлекал к себе внимание поэтов.

Первые поэтические произведения на эту тему относятся к пятнадцатому веку. В 1891 году в Италии в библиотеке государственного архива Флоренции был обнаружен поэтический рассказ XV века про Джиованни Боттадио, который спасает детей в снежную бурю в горах и дает трактирщику благодетельные советы как выдать дочь замуж.

В начале XVII века книга «Новое сообщение об Иерусалимском жиде, именуемом Агасфером…» легла в основу французской популярной поэмы «La complainte du Juif errant».

В 1774 году возникла еще одна поэтическая версия мифа – «Жалоба Вечного Жида» («La complainte du Juif Errant») ставшая одной из популярнейших народных песен Бельгии и Франции. Она начинается строфой: «Есть ли что удивительнее на свете великого горя бедного Вечного Странника?»

Вечный жид. Французская литография XIX века.

Вечный жид. Французская литография XIX века.

В 1783 году немецкий поэт Кристиан Фридрих Даниель Шубарт пишет  «лирическую рапсодию» «Der ewige Jude», в которой Агасфер воплощает в себе неудовлетворённое и мучительное желание смерти. А в 1791 году Агасфер становится героем поэмы Β. Φ. Геллера «Утопия».

В 1792 году в своем незаконченно произведении «Der ewige Jude» обращается к сюжету об Агасфере Иоганн Вольфганг фон Гёте. В сохранившемся фрагменте явно ощущаются сатирические элементы.

Немецкий писатель и поэт Клеменс Брентано де ла Рош один из основателей «Немецкого застольного общества», чьи антиеврейские, переходящие в антисемитские воззрения он активно поддерживал, в своём произведении «Филистимлянин вчера, сегодня и завтра» изобразил Агасфера в крайне негативном виде. Но немецкий поэт Людвиг Келер в своем стихотворении «Новый Агасфер» («Der neue Ahasver», 1841 г.) видит в Агасфере проповедника свободы.

В 1837 году  австрийский поэт Юлиус Мозен пишет эпическую поэму «Агасфер». А в балладе австрийского поэта-романтика Николауса Ленау «Der ewige Jude» написанной в 1839 году сюжет вращается вокруг галлюцинаций охотника, увидевшего медаль с изображением Вечного жида, которая была сделана из пули, расплющившейся о тело Агасфера.

аг1502Австрийский поэт и драматург Роберт Гамерлинг пишет в 1868 году поэму «Агасфер в Риме» («Ahasverus in Roma») в которой противопоставляет жажду смерти Агасфера и жажду жизни и развлечений императора Нерона, сжигающего по совету Агасфера Рим во имя наслаждения. Жажда смерти Агасфера в конце торжествует и пресыщенный Нерон погибает.

Вообще немецкая поэзия уделяет Агасферу значительное внимание – он фигурирует в произведениях Августа Вильгельма Шлегеля («Предупреждение»), Эдуарда фон Шенка, Алоиса Шрайбера («Вечный Жид»), Иоганна Людвига Вильгельма Мюллера («Вечный жид»), австрийского поэта Йозефа Кристиана фон Цедлица, франко-немецкого писателя и поэта Адельберта фон Шамиссо («Новый Агасфер»).

Французский поэт Эдуард Гренье в довольно сентиментальной поэме «Смерть Вечного Жида» («La mort du juif errant») написанной в 1857 году изображает момент примирения Вечного Жида с Христом – он освобождается наконец, от своей вечной кары. Проникнуто сентиментальным духом и  стихотворение Альфонса де Ламартина. Им противостоит песня Беранже «Le Juif errant», в которой Агасфер образ страждущего человечества.

 «Монолог Вечного Жида» пишет один из величайших английских поэтов XIX века Перси Биши Шелли. Он же вывел Агасфера в поэме «Королева Маб» (1813 г.) и повести «Убийцы» (1814 г.). Джодж Байрон уделил несколько строк Агасферу в написанной в 1818 году поэме «Паломничество Чайльд-Гарольда». Английский поэт-романтик «озерной школы» Уильям Вордсворт посвящает ему стихотворение «Агасфер».

Русский поэт Василий Жуковский в неоконченной поэме «Странствующий жид» написанной в 1852 году под влиянием фрагмента Шелли (чем объясняется заглавие «Странствующий (англ. wandering) жид») следуют традиции отражения мифа заложенной Шубартом. Поэт Е. Бернет (А. К. Жуковский) написал романтическую поэму «Вечный жид» в 1839 году.

Работал над своей поэмой об Агасфере  и Вильгельм Кюхельбекер. В своих дневниках он писал о своем замысле: «В воображении моем означились уже четыре главные момента различных появлений Агасвера: первым будет разрушение Иерусалима, вторым падение Рима, третьим поле битвы после Бородинского или Лейпцигского побоища, четвертым смерть его последнего потомка, которого мне вместе хотелось бы представить и вообще последним человеком…». Поэма была опубликована лишь в 1878 году, уже после смерти поэта.

Александр Сергеевич Пушкин в 1826 году также начинал работу над поэмой об Агасфере и не закончил ее, написав всего тридцать строк.

Королева Румынии Елизавета Паулина Оттилия Луиза цу Вид публиковавшая свои произведения под псевдонимом Кармен Сильва в своей поэме «Иегова» опубликованной в Лейпциге в 1882 году сделала Агасфера одним из ее персонажей.

Венгерский поэт Янош Арань в лирическом монологе «Вечный жид» написанном в 1860 году пишет об одиночестве человека.

Не смог пройти мимо фигуры Агасфера и американский поэт Эдвин Арлингтон Робинсон склонный рассматривать проблемы своего времени «под знаком вечности» Он публикует стихотворение «Вечный жид» в сборнике «Три таверны» («The Three Taverns», 1920).

В скандинавской литературе к образу Агасфера обращается шведский поэт и драматург Юхан Август Стриндберг («Агасфер», 1903 г.) и датский поэт Х. Х. Зеедорф в поэме которого «Агасфер и плуг» (1961 г.) в которой Агасфер олицетворяет странствование еврейского народа и его возвращение на родину.

Обращался к образу Агасфера и С. Г. Фруг, причем дважды — в лирическом стихотворении «Вечный Жид» и фантазии «Агасфер и Сатурн».

Фердинанд Ходлер. Агасфер. (1910 г.)

Фердинанд Ходлер. Агасфер. (1910 г.)

Перси Биши Шелли.
Монолог Вечного Жида.

О, Вечный, Триединый Боже Сил,

Ты ль колесо Судьбы остановил,

В Ад заточил меня и держишь там?

Ужли и гром сожечь меня не в силах,

И меч отступит, кровь оставив в жилах?

Пусть так. В дом Гибели приду я сам –

Расшевелю ее в берлоге сонной

И разбужу, дразня, в ней гнев законный.

Есть факел в тайниках ее унылых

Для моего костра! Я буду храбр.

О Ты, Земли тиран, страданья раб,

Я знаю, в закромах Возмездья есть

Убийце уготованная месть!

Я голову с презреньем запрокину

Под ядовитым облаком Твоим!

Где ветер Твой, в дни гнева Палестину

Дыханием наполнивший чумы?

Где царь Возмездия, что в волн пучину

Низвергнул древле ассириян тьмы,

Твоею волею руководим?

Где черный демон, мрачный дух Корана,

Потрясший города во время сна?

Где меч двуострый, райских кущ охрана,

Что от блаженства отлучил людей?

Не пращуров карал ты заблужденья –

Ты правнуков предвидел преступленья!

Теперь я кары требую своей!

Тиран! И я Твой трон хвалой украшу,

Лишь дай испить желанной смерти чашу!

Количество прозаических произведений, в которых фигурирует Агасфер, не только не уступает, но, пожалуй, значительно превосходит поэтические.

Первые произведения такого рода появляются в восемнадцатом веке. В 1796 году английский романист и драматург Мэтью Льюис делает Агасфера одним из героев своего готического романа «Монах».

аг1503В девятнадцатом веке количество произведений, в которых Агасфер является если и не героем, то одним из действующих лиц резко возрастает.

В 1804 году польский писатель-романтик Ян Потоцкий выводит его на страницы своего романа в новеллах «Рукопись, найденная в Сарагосе».

В написанном в 1829 году английским писателем Чарльзом Робертом Метьюрином романе «Мельмот Скиталец» тема Агасфер перекликается с фаустовскими мотивами.

Но особо полюбился этот персонаж французским романистам. В романе Эжена Сю «Агасфер»(« Вечный жид» — («Le Juif errant») написанном в 1845 году Агасфер благотворитель и защитник.

аг1492В 1853 году ему посвятил свой роман «Исаак Лакедем» Александр Дюма.

В Германии выходят посвященные Агасферу романы Г. Кроули «Салафиель» (1829 г.),  Фрица Маутнера (1881 г.), Элькерса (1884 г.). Он один из персонажей сатирического произведения «Странички мемуаров сатаны» («Mittheilungen aus den Memoiren des Satan», 1826 г.) Вильгельма Гауфа. А в мистерии Карла Йоахима Фридриха Людвига фон Арнима «Halle und Jerusalem», где мотивы средневековых народных еврейских поверий, сочетается с изображением действительности, Агасфер проходит по улицам современного писателю городка с его сутолокой и спорами студентов о защите диссертации. Агасфер – один из персонажей серии романов Бертольда Ауэрбаха из жизни евреев под общим заглавием «Das Ghetto».

В 1893 году американский писатель Льюис «Лью» Уоллес опубликовал роман «Падение Царьграда», в котором Агасфер выведен в образе таинственного князя Индии. Пишет о нем и Марк Твен.

В рассказе бразильского писателя Мачадо де Ассис «Жить!» опубликованном в 1896 году мы находим диалог между Агасфером и Прометеем в конце времен.

Главная тема рассказа на идиш Буки бен-Иогли «םידומש ליל» (1886 г.) — протест Вечного Жида против общераспространенной молвы, что он будто бы постоянно ищет смерти, но не находит ее. Он считает вечную жизнь великим благом. Он «никогда добровольно не бросался в морские волны или горящие костры, как ο нем рассказывают, — это другие его туда толкали, но он, к своему удовольствию, оставался цел и невредим».

В повести Е. А. Баратынского «Перстень» Вечный жид – несчастный сумасшедший, вообразивший себя вечным скитальцем.

Странствия Агасфера по мировой литературе подытожил в конце XIX век Рудольф Касснер в своей диссертации «Об образе Вечного Жида в поэзии различных народов» (1897 г.).

С. Г. Фруг

Агасфер и Сатурн

(новогодняя фантазия)

Фрагмент

   «Из мрачного, пустыннаго ущелья,

   Едва дыша, выходит Агасфер.

   Две тысячи годов уже промчались

   С тех пор, как он по всем странам земли

   Скитается, не ведая покоя…

   Из мрачного, пустыннаго ущелья,

   Едва дыша, выходит Агасфер;

   Из черепов, у ног его лежащих,

   Берёт один и гневно со скалы

   Бросает вниз — и вслед за ним другие

   Летят туда-з, а Вечный Жид глядит

   В отчаяньи и горько восклицает:

   «Вот этот был отец мой, эти вот —

   Жена моя и дети, и родные!

   И все они — все умереть могли,

   И только я, отверженец проклятый,

   Обязан жить!..

В XX веке образ Агасфера получил дальнейшее развитие в литературе.

Он по-прежнему привлекателен для немецких писателей. О нем пишет Ландштейнер в романе «Ein jünger Ahasvérus» (1900 г.). Название «Агасфер» получил сборник рассказов Мейке (1900 г.). Он персонаж романа австрийского писателя-экспрессиониста Густава Майринка «Зелёный Лик» («Das grüne Gesicht», 1916 г.), экспрессионистского романа Франца Верфеля «Звезда нерожденных» (1946-1945гг., опубликован после смерти писателя). Герой романов  Вальтера Йенса «Агасфер» («Ahasver» 1956 г.) и Стефана Гейма «Агасфер» («Ahasver», 1981 г.).

Швейцарский прозаик, публицист и драматург Фридрих Дюрренматт выводит его на страницы своего романа «Подозрение» («Der Verdacht», 1953 г.).

аг1504На страницах произведений шведского писателя лауреата Нобелевской премии Пера Лагерквиста Агасфер появляется дважды – в романах «Сивилла» (1956 г.) и  «Смерть Агасфера» (1960 г.).

Целый ряд произведений французской литературы ХХ века вращается вокруг этого образа. Это и новелла Гийома Аполлинера «Пражский прохожий» из сборника «Ересиарх и К» (1910 г.), и сатирический роман Ромена Гари «Пляска Чингиз-Хаима» («La danse de Gengis Cohn»,  1967 г.), и книга Жана д’Ормессона «История Вечного Жида» (1991 г.).

О нем писали английские писатели Джон Голсуорси и Редьярд Киплинг (в новелле «Вечный Жид»). В романе писателя-сатирика Ивлина Во «Елена» («Helena», 1950 г.), Вечный жид является во сне главному герою.

Мы находим Агасфера в произведениях испанского писателя Висенте Бласко Ибаньеса и румынского писателя Мирча Элиаде, который выводит его в своем романе «Даян» (1979 г.).

Чешский писатель-фантаст Ян Вайсс в романе-антиутопии «Дом в тысячу этажей» («Dům o 1000 patrech») написанном в 1929 году выводит персонажа по имени Огисфер Муллер (Агасфер Мюллер).

аг1506В «Звёздных дневниках Ийона Тихого» Станислава Лема, Агасфер — Вечный жид появился в результате попыток скорректировать историю человечества путем отправки в прошлое тайных агентов. «Что до Спинозы, то он, не спорю, был безусловно порядочный человек, однако по недосмотру допустил крестовые походы … Я не знал, как быть со Спинозой - Греция уже трещала по швам от подобных мыслителей, - и сначала велел гонять его взад-вперед через все столетия с сорокавековой амплитудой; отсюда возникла легенда о Вечном жиде».

В рассказе О. Генри «Дверь, не знающая отдыха» пьяный сапожник Майк О’Бадер приходит в редакцию провинциальной газеты и заявляет, что он тот самый иерусалимский сапожник Майкоб Адер, который не позволил Христу отдохнуть у двери своего дома по пути на распятие и был за это осужден жить до Второго пришествия. Характерно что при этом он настаивает, что он не еврей. А в сатирической повести-сказке Роберта Николса «Голгофа & Ко» (1923 г.) Агасфер — успешный бизнесмен, срывающий Второе Пришествие. Агасфер действующее лицо произведения американского писателя-фантаста Майка Резника «Как я написал Новый Завет, поспособствовал Эпохе Возрождения и блестяще загнал мяч в семнадцатую лунку на Пеббл-Бич». В пост-апокалиптических «Страсти по Лейбовицу» Уолтера Миллера-младшего, написанных в 1959 году, образ, который можно интерпретировать, как Агасфера появляться во всех трех новеллах.

Среди писателей Латинской Америке которые обращались к образу Агасфера и навеянным им мотивам аргентинские писатели Мануэль Мухике Лаинес и Хорхе Луис Борхес — в новелле «Бессмертный» (1949 г.). Неоднократно обращался к этому образу колумбийский писатель Габриэль Гарсиа Маркес – «На следующий день после в субботу» (1955 г.), «Похороны Большой Мамы» (1962 г.), «Сто лет одиночества» (1967 г.).

аг1507

В русской литературе XX века образ Агасфера отличается оригинальной трактовкой братьев Стругацких в романе «Отягощённые злом, или Сорок лет спустя» (1988 г.). Следует отметить, что Агасфер вообще частый гость в их творчестве, как предмет разговора.

В романе Ильфа и Петрова «Золотой телёнок» Остап Бендер в ответ на новую версию иностранного журналиста мифа об Адаме и Еве излагает остроумную легенду-повесть о Вечном Жиде, захотевшем посмотреть на просторы Днепра, но пойманном петлюровцами и зарубленном ими.

В повести Всеволода Иванова «Агасфер», действие которой происходит в Москве 1944 года, к советскому писателю приходит человек, представляющийся как «космополит Агасфер», и рассказывает, что он богослов из Гамбурга Пауль фон Эйтцен, в XVI веке сам выдумавший легенду об Агасфере, чтобы добиться славы и богатства, но затем против своей воли превратившийся в настоящего Агасфера. А в «рапсодии» Владимира Богораза «Агасфер», заострены национальные мотивы.

Образ Агасфера проникает и в массовую литературу. Так, например, Агасфер действует как частный сыщик в детективно-оккультных рассказах Эдварда Хоха. В трилогии А. Валентинова «Око силы» «Агасфер-Вечный-Иванов» является представителем разумной, но нечеловеческой силы (причем не имеется ввиду пришелец или классический сатана), пытающийся подправить историю России, начиная с революции 1917 года.

Уже в XXI веке появился ряд литературных произведений посвященных этому образу. В 2008 году испанский писатель Сесар Видаль Мансанарес, посвятил ему свой роман «Вечный жид». А в 2011 году опубликован роман узбекского писателя Исажона Султона «Вечный скиталец» (2011 г.), повествующий о судьбе Агасфера.

Эрнст Голль.

Агасфер.

перевод Терджимана Кырымлы

Помолчим в горах: нас двое,

солнце третье, и покой.

Строй облачный непокоен

над долиною родной.


Рук твоих приняв прохладу,

я: «Немил мне свет земной:

чтоб покой обресть, мне надо

в тесной дружбе жить с тобой».


Ты головку-хомякушу

на моё плечо, Жу-жу:

«Ты мою встревожил душу,

мира я не нахожу».


Отдохнём в горах, нас двое,

солнце третье, и покой.

Строй облачный непокоен

над долиною родной.

Как это ни парадоксально, но изобразительное искусство уделило значительно меньше внимания фигуре Агасфера, чем литература. Лишь в девятнадцатом веке фигура Агасфера привлекает к себе внимание  художников.

Гюстав Доре. Вечный Жид.

Гюстав Доре. Вечный Жид.

Миф об Агасфере вдохновил Э. Делакруа на создание картины «Мельмот, или Внутренний вид доминиканского монастыря в Мадриде» (1831 г.).

Э. Делакруа. Мельмот, или Внутренний вид доминиканского монастыря в Мадриде

Э. Делакруа. Мельмот, или Внутренний вид доминиканского монастыря в Мадриде.

Немецкий художник Вильгельм фон Каульбах изображает его в написанной 1846 году картине «Разрушение Иерусалима Титом» (1839-1845 гг.).

Вильгельм фон Каульбах. Разрушение Иерусалима Титом.

Вильгельм фон Каульбах. Разрушение Иерусалима Титом.

Мы находим его на картинах польских художников Войцеха Грабовского - «Вечный странник» («Агасфер, 1874 г.), Готтлиба Мауриция — «Автопортрет в образе Агасфера» (1876 г.) и Самуэля Гиршенберга — «Вечный жид» («Агасфер», 1899 г.).

Самуэль Гиршенберг. Вечный Жид. (1899 г.)

Самуэль Гиршенберг. Вечный Жид. (1899 г.)

Венгерских художников Михая Мункачи — «Христос перед Пилатом» (1880 г.) и Адольфа Хиреми-Хиршла «Агасфер на краю мира» (1888 г.).

Михай Мункачи. Христос перед Пилатом. (1881 г.)

Михай Мункачи. Христос перед Пилатом. (1881 г.)

Неоднократно обращался к образу Агасфера Марк Шагал («Вечный жид» — 1914,  1923-1925 гг. ​).

Марк Шагал. Вечный жид. (1923-1925 гг.)

Марк Шагал. Вечный жид. (1923-1925 гг.)

Роман Эжена Сю «Агасфер» иллюстрировали многие художники, в том числе Ж. — А. Боссэ и  Сталль, но наибольшую известность приобрела серия Гюстава Доре в из двенадцати гравюр сделанная им в 1852 году.

В 2007 году индийский художник и кинорежиссер Сарнатхе Банерджи опубликовал графический роман «The Barn Owl’s Wondrous Capers», который был вдохновлен мифом о Агасфере.

Пьер Утин. Вечный жид.

Пьер Утин. Вечный жид.

Сергей Островой.

Агасфер.

Я все кричу тебе, кричу, ломая звуковой барьер,

А ты по тонкому лучу опять уходишь, Агасфер.

Где мне искать тебя, скажи. В какую ты стучишься дверь?

Каких столетий этажи тебе мерещатся теперь?

Ты все идешь, идешь, идешь. Остановись. Уже пора.

Сочится кровь с твоих подошв. Они как черная кора.

И да не знать тебе беды! И да приди к моим садам.

Я хлеба дам. Я дам воды. Я в жены дочь тебе отдам.

А я кричу тебе, кричу. Из дальних сфер, из ближних сфер.

А ты по тонкому лучу опять уходишь, Агасфер.

Образ Агасфера занял прочное место и на театральных подмостках.

Уже в 1638 году во Франции появился комический балет «Свадьба Петра из Прованса с прекрасной Магеллоной», в котором наряду со многими другими комическими персонажами выступает и Агасфер.

Считается, что одной из первых попыток вывести Агасфера на сцену в Германии была «Комедия об Агасфере» («Spiel von Ahasver) написанная в начале восемнадцатого века неизвестным автором. Об этой комедии почти ничего не известно, так как франкфуртская еврейская община в 1708 году запретила ее представления, а отпечатанные экземпляры пьесы были сожжены. Но скорее всего героем этой театральной шутки, явно написанной евреем для праздника Пурим, был не Агасфер, а Ахашверош из книги Эсфири.

В 1797 году в Лондоне пользуется большой популярностью музыкальный спектакль «Вечный жид, или маскарад любви» в котором роль Агасфера исполнял актер Эндрю Франклин.

В девятнадцатом веке фигура Агасфера становится все более и более притягательной для театра. Широко ставятся пьесы Гауита (1825 г.) и Эрнста Августа Клингемана («Агасфер», 1828 г.).

Философскую трактовку сюжета даёт французский историк, философ и драматург Эдгар Кинэ в своей мистерии «Агасфер» («Ahasverus», 1833 г.). У Эдгара Кинэ исчезает национальный мотив и мотив жажды смерти. Он усматривает в Агасфере олицетворение всего человечества, а его бессмертие интерпретируется как победа над смертью. Сходную трактовку образа дает и Шелли в драме «Эллада» (1822 г.). Агасфер Шелли бунтарь и олицетворение тысячелетней мудрости человечества одновременно.

Куда более пессимистичен итальянский поэт Артуро Граф в своей драме «Фауст и Агасфер» (1891 г.).

Драма Г. Хейерманса «Агасфер» написанная в 1893 году стала основой одноименной оперы Ф. Риттера (поставлена в 1910 г.).

Французский композитор Жак Франсуа Фроманталь Эли Галеви в содружестве с либреттистами Эженом Скрибом и М.де Сент-Жоржем в 1852 году пишет оперу «Вечный Жид», в которой дает музыкальное освещение социального положения еврейского народа.

Агасфер упоминается в  трагедии Карла Гуцкова «Уриэль Акоста» (1847 г.).  По ее мотивам первая в России женщина-композитор Валентина Семёновна Серова написала одноимённую оперу (первая постановка – 1885 г.). В московской постановке этой оперы в 1899 году выступил в заглавной роли Ф. М. Шаляпин.

Явные отголоски мифа об Агасфере звучат и в опере Рихарда Вагнера «Летучий голландец». Как писал сам Вагнер в 1851 году образ главного героя это «любопытная смесь характера Агасфер с Одиссеем».

Из музыкальных произведений посвященных Агасферу следует также упомянуть сочинение немецкого композитора Иоганна Готфрида Карла Лёве «Der Jude Ewige, Op. 36/3» написанное в 1834 году.

В двадцатом веке к образу Агасфера обращаются драматурги Зендерман (1902 г.), Лингард (1903 г.) и Мадьер (1903 г.).

Большой популярностью пользуются пьесы русского драматурга Леонида Николаевича Андреева (Анатаэма») и немецкого драматурга Эрнста Толлера («Преображение»).

Василий Качалов в спектакле МХТ «Анатэма».

Василий Качалов в спектакле МХТ «Анатэма».

В 1919 году в Московском театре «Габима» состоялась премьера одноактной пьесы на иврите Давида Пинского «Вечный жид» («היהודי הנצחי»).

В 1923 году В. В. Набоков в соавторстве с И. С. Лукашем написал сценарий пантомимы на симфоническую музыку В. Ф. Якобсона «Агасфер».

В двадцать первом веке к мифу об Агасфере обращается американский драматург Глен Бергер (Агасфер», первая постановка — Нью-Йорк, 2005 г.; первая европейская постановка – Париж, 2008 г.).

Яков Полонский.

Вечный жид.

(Фрагмент).

Встал, как призрак величавый,

В ветхом рубище, костлявый,

Страшно тощий, вечный жид.

Темный, пасмурный, как буря,

Вдаль глядит он, брови хмуря, —

Сам с собою говорит:


- Из гордыни, из боязни,

Я Христу не мог помочь

В страшный день, на место казни

Крест тяжелый доволочь.


Я, как бы в угоду века,

Сострадать ему не смел,

Образ Богочеловека

Я в Страдальце проглядел.


Мне ль забыть лицо Христово,

Кроткий взор, чело в крови… -

Мне ль забыть Христово слово:

«Жди меня! Покуда снова

Не приду я в мир, — живи»…


И с тех пор живу я, стражду,

Зябну, голодаю, жажду…

Каждый век со всех сторон

Слышу крики, вопли, стон, -

Вижу ненависть, гоненья…

Погибают поколенья…

Сознаю, что мне не в мочь

Человечеству помочь

И, могилою не взятый,

Как мертвец, брожу, проклятый…

Первые фильмы, посвященные Агасферу, появились еще в эпоху немого кино. Не смог пройти мимо него основатель фантастического направления в кинематографе Жорж Мельес снявший в 1904 году фильм  «Вечный жид» («Le Juif errant»). В 1920 году Агасфер появляется на экранах в немом художественном фильме «Голем, как он пришёл в мир» («Der Golem, wie er in die Welt kam») немецких киноэкспрессионистов Карла Бёзе и Пауля Вегенера.

Затем последовали фильмы Отто Крейслера «Вечный жид» («The Wandering Jew», 1921 г.) и Джорджа Роуленда «Вечный жид» («The Wandering Jew», 1933 г.). Режиссер Морис Элви обращался к теме Агасфера дважды в 1923 и 1933 годах. Оба его фильма носили название «Вечный жид» («The Wandering Jew»). В главной роли в его фильме 1933 года снялся Конрад Фейдт.

В 1933 году вышел на экраны фильм «Вечный жид» («Агасфер») снятый на идиш, рассказывающий о жизни евреев в нацистской Германии. В 1934 году на экраны выходит британский фильм «Вечный Жид» по пьесе Э. Терстона (в главной роли Конрад Вейдт).

В 1940 году в нацистской Германии по личному распоряжению Геббельса был снят документальный фильм Фрица Хипплера «Вечный жид» («Der Ewige Jude»). Фильм был призван вызвать негативное отношение немецкого народа к евреям. Этой цели авторы добивались путём демонстрации отдельных элементов быта и традиций евреев, проживавших в Варшавском гетто, а также в Германии, Палестине и США.

В итальянском фильме 1948 года «Вечный жид» (L’Ebreo errante) режиссера Гоффредо Алессандрини главную роль исполнил Витторио Гассман.

В 1959 году вышел на экраны фильм Василиса Георгиадиса «Вечные Жиды» («Periplanomenoi Ioudaioi»).

Агасфер появляется и в фильме режиссера Карла Шульца «Седьмое знамение» («The Seventh Sign», 1988 г.).

аг1512

Вадим Габриэлевич Шершеневич.

Стихи ВЕЧНЫЙ ЖИД ТРАГЕДИЯ ВЕЛИКОЛЕПНОГО ОТЧАЯНИЯ.

(Действие первое)

Вывалился из прошлого просто, как пьяный седок

Из розвальней на повороте, где выбой,

И какой-нибудь день мною плеснет в рожок,

Как волна на утес зазевавшейся рыбой.

Обвешанный грезами, как рождественская елка,

С уже подпаленной свечами печали душой,

Совсем несуразный, но еще зеленью колкий,

Я в крест переулков вставлен судьбой.

Раскачавшись на жизни, подобно белке,

На жизнь другую лечу параболой зари,

И руки раскрываю, как часовые стрелки,

Когда без четверти три.

Прошлое захлопнул на какой-то случайной

Странице

И нарочно закладку воспоминаний не вложил.

А небом уж кинуты стайные

Птицы,

Словно сетка трепещущих черных жил.

Но тоска всё прежняя, потому что такая ж

Земля изрябилась улыбкой людей…

В массовой культуре образ Агасфера не пользуется большой популярностью. Впрочем, он упоминается в одной из песен Фрэнка Синатры. Дебютный студийный альбом хип-хоп-исполнителя Oxxxymiron’а вышедший в 2011 году называется «Вечный жид».

Марина Цветаева.

Был Вечный Жид за то наказан,

Что Бога прогневил отказом.

Судя по нашей общей каре –

Творцу кто отказал — и тварям

Кто не отказывал — равны.

Агасфер, пожалуй, одна из самых противоречивых фигур мировой мифологии. Он вызывает разные нередко противоречивые толкования и эмоции. Он ужасает, завораживает, будоражит воображение, привлекает и отталкивает одновременно. Одни видят в нем символ человечества, вечно обреченного шагать по пути прогресса, другие — аллегорическое изображение судьбы еврейского народа, третьи ищут в нем антисемитский подтекст.

Столь же противоречивы и варианты мифа. Агасфер одновременно и враг Христа, и свидетель о Христе, и грешник, и доброе знамение для всего мира, и несмываемое клеймо, и защитник угнетенных.

При перепечатке данной статьи или ее цитировании ссылка на первоисточник обязательна: Копирайт © 2013 Вячеслав Карп — Зеркало сцены.

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.