АГНЕЦ В ИСКУССТВЕ

Агнец (латинское — agnus, древнееврейское — kebes, греческое — άμνός, старославянское — агнъцъ) — распространённый сюжетный и символический мотив средневекового и ренессансного искусства; в древней Палестине жертвенное животное; в Библии, христианской литургии и иконографии символ непорочной жертвы, целомудрия и смирения.

Якобелло Альбереньо. Полиптих «Апокалипсис».  (Центральная панель, 1360-1390 гг.).

Якобелло Альбереньо. Полиптих «Апокалипсис».
(Центральная панель, 1360-1390 гг.).

Синонимы — агнец божий; спаситель; ангел (во плоти, кротости); непорочность во плоти, святой; агница, агня.

Уильям Блейк.

Агнец.

Агнец, агнец белый!

Как ты, агнец, сделан?

Кто пастись тебя привел

В наш зеленый вешний дол,

Дал тебе волнистый пух,

Голосок, что нежит слух?

 Кто он, агнец милый?

 Кто он, агнец милый?

 

Слушай, агнец кроткий,

Мой рассказ короткий.

Был, как ты, он слаб и мал.

Он себя ягненком звал.

Ты — ягненок, я — дитя.

Он такой, как ты и я.

 Агнец, агнец милый,

 Бог тебя помилуй!

В религиях народов древнего Ближнего Востока, и в частности в ритуалах древних евреев, агнец (ягненок) выступает как жертвенное животное.

Йозеф Антон Кох. Жертвоприношение Ноя.

Йозеф Антон Кох. Жертвоприношение Ноя.

Он  наиболее часто упоминаемая в ТАНАХЕ жертва Богу. Тора определяла агнца как жертву, приносимую за грехи. Агнца приносили в жертву в храме два раза в день (Исх 29, 39; Числ 28, 4). Особо торжественным было заклание агнца в праздник Пейсах (Исх 12, 3–11).

Пророк Иеремии (50:17) уподобляет еврейский народ безгласно-покорному агнцу, ведомому на заклание. А у пророка Исайи агнец символизирует еврейский народ, искупивший своими страданиями грехи предков и других народов.

В качестве символа искупительной жертвы Агнец был заимствован из иудаизма ранним христианством и, претерпев ряд трансформаций, стал символизировать Иисуса Христа принявшего смерть на кресте как невинную, добровольную жертву во искупление грехов человечества. Апостол Филипп так комментирует одно из мест о Мессии из Книги пророка Исаии: «Как овца, веден был Он на заклание и, как агнец пред стрегущим его безгласен, так Он не отверзает уст Своих. В уничижении Его суд Его совершился. Но род Его кто разъяснит, ибо вземлется от земли жизнь Его» (Деян 8. 32-33).

Таким образом возникло символическое имя Христа – «Агнец Божий» и изображение Христа в виде Агнца с крестом в произведениях христианского искусства.

В 691 году в период правления Юстиниана II представление Христа как Агнца Божьего было запрещено.

Позднее в христианской апокалиптике «Агнец Божий» или просто «Агнец» - название Иисуса Христа как мессии. Апокалиптический образ Агнца (теперь уже Небесного) представлен в «Откровении апостола Иоанна Богослова». Здесь он  изображен не только закланным за грехи и искупившим грехи людей «из всякого колена и языка, и народа, и племени» (5. 9), но и «сидящим на престоле» (5. 13), ибо «достоин Агнец закланный принять силу и богатство, и премудрость, и крепость, и честь, и славу, и благословение» (5. 12).

Видение Иоанна Богослова.  Миниатюра из «Роскошного часослова герцога Беррийского».

Видение Иоанна Богослова.
Миниатюра из «Роскошного часослова герцога Беррийского».

Небесный Агнец облечен властью исполнять Божественные определения о дальнейших судьбах мира (снимать семь печатей), и о судьбах праведных и нечестивых, а также вести эсхатологическую битву с силами зла. «Сидящему на престоле и Агнцу» «всякое создание, находящееся на небе и на земле, и под землею, и на море, и все, что в них» непрестанно воздает «благословение и честь, и славу… во веки веков» (Откровение апостола Иоанна Богослова» 5. 13).

В «Откровении Иоанна Богослова» снятию седьмой печати предшествует «поклонение всех святых» (как канонизированных, так и оставшихся неизвестных Церкви) Агнцу Божьему. «И я видел, и слышал голос многих Ангелов вокруг престола и животных и старцев, и число их было тьмы тем и тысячи тысяч, которые говорили громким голосом: достоин Агнец закланный принять силу и богатство, и премудрость и крепость, и честь и славу и благословение … После сего взглянул я, и вот, великое множество людей, которого никто не мог перечесть, из всех племен и колен, и народов и языков, стояло пред престолом и пред Агнцем в белых одеждах и с пальмовыми ветвями в руках своих. И восклицали громким голосом, говоря: спасение Богу нашему, сидящему на престоле, и Агнцу! И все Ангелы стояли вокруг престола и старцев и четырёх животных, и пали перед престолом на лица свои, и поклонились Богу, говоря: аминь! благословение и слава, и премудрость и благодарение, и честь и сила и крепость Богу нашему во веки веков! Аминь. И, начав речь, один из старцев спросил меня: сии облеченные в белые одежды кто, и откуда пришли? Я сказал ему: ты знаешь, господин. И он сказал мне: это те, которые пришли от великой скорби; они омыли одежды свои и убелили одежды свои Кровию Агнца» («Откровение Иоанна Богослова»).

Миниатюра из «Апокалипсиса», Беатус Факундус, 1047 г.

Миниатюра из «Апокалипсиса», Беатус Факундус, 1047 г.

Это послужило основанием для возникновения христианского праздника «День всех святых» (латинское - Sollemnitas Omnium Sanctorum, греческое — Κυριακὴ τῶν Ἁγίων Πάντων, немецкое — Allerheiligen, английское - All Saints, французское - Toussaint) который известен с конца IV - начала V веков. Его празднование приходится: в православной традиции — на первое воскресенье после Дня Святой Троицы, а в католицизме - на 1 ноября.

Федор Николаевич Глинка.

Агнец Божий.

И  было  то,  что  в  Вифаре –

Креститель  под  пальмой  стоял.

И  желтый поток  Иордана

Кипел,  и  шумел,  и  сиял.

Собралося  много  народу:

И  отрок,  и  старец  седой

Стремились,  желая  спасенья,

Живою  креститься водой.

 

Из  дальних  пустынь  на  верблюде,

Из  ближних  на  статном  коне

И  раб,  и  свободные  люди

Спешат  к  Иорданской  волне.

 

Поспешно  снимая одежды, 

Всяк  сердце  хотел  обнажать,

И  голос Крестителя  громко

Сердцам  возвещал  благодать.

 

Как  многое  тут  пробудилось!

Все  тайны  раскрылись  сердец,

То  мытарь  бледнел  и  молился, 

То  в  латах  смирялся  боец.

 

И  слезы  текли  по  ланитам,

И  вздохи  кипели  в  устах,

И  все  торопились  омыться

В  святых  Иорданских  волнах.

 

Но  вдруг  вдохновенный  Креститель

Вскричал  громогласно  при  всех:

«Глядите!  Се  Агнец  Господень,

От  мира  взимающий  грех!»

 

И  взоры  все  ищут  кого-то,

Как  будто  видение  снов,

Глядят, вопрошают  с  заботой:

«Где ж  дивный  взиматель  грехов?»

 

И  путник  вдали  показался

Величествен,  тих,  сановит.

И шел  Он,  как  Божия  дума,

Высокою  тайной  покрыт!

 

Так  ходят  алмазные  звезды

По  синим  своим  высотам,

Сияньем  земных  обливая,

Не  данствуя  их  суетам.

 

И  вспыхнули  разные  чувства

На  лицах  людей  и  в  очах:

То  вера  боролась  с  неверьем,

То  с  робкой  надеждою – страх,

 

Пытливость  лукаво  глядела,

И  кротость  смиренно  ждала,

Что скажет  Неведомый  Путник,

Какие  приявит  дела?

 

От  путника  веяло  жизнью, 

Зане  Он – и  Жизнь  и  Любовь.

И  будет  так  веять – доколе

Сияет  лампада  миров.

Поскольку библейский сюжет «Авраам приносит в жертву сына своего Исаака», в котором место сына на жертвенном костре занимает ягненок, стал трактоваться как символ жертвенной смерти Христа, Агнец Божий изображается с нимбом — атрибутом Святости.

Агнец с нимбом, внутри которого крест — атрибут Иоанна Крестителя.

Изображение Агнца с вымпелом (флагом), на котором красный крест (иногда с монограммой Христа) изображен на белом фоне называется Хоругвью Воскресения.

Миниатюра «Агнец Апокалипсиса» (XIV в., Британская библиотека, Лондон).

Миниатюра «Агнец Апокалипсиса»
(XIV в., Британская библиотека, Лондон).

Двенадцать Апостолов также иногда изображаются в виде двенадцати агнцев, с Агнцем-Христом в центре.

Агнец со связанными ногами — один из даров в сцене Поклонения пастухов.

На тексте Апокалипсиса (Откровение Иоанна Богослова 5:6-14) основана композиция, в которой Агнец изображен стоящим на книге с семью печатями, лежащей на коленях Христа.

«Апокалиптический Агнец» — образ с семью рогами и семью глазами, означающий Семь даров Святого Духа.

В искусстве романского периода также встречается любопытная инверсия образов ягненка и льва. В подобных случаях Агнец Божий изображается в центре круга, символизирующего Вселенную, рядом надпись на латыни: «Mors ego sum mortis. Voco Agnus, sum Leo fortis» («Я смертный из смертных. Меня нарекли ягненком, я — сильный лев»).

Агнец вместе с голубкой — символизирует тело и душу Христа, его человеческую и божественную природу.

В большинстве христианских стран агнец — пасхальный символ.

В Средневековье «агнцем» называли золотые, серебряные или бронзовые плакетки, на одной стороне которых было рельефное изображение ягненка, держащего ножками «крест покаяния». Эти плакетки служили амулетами.

«Agnus Dei» («Агнец Божий») — небольшая коробка для хранения пасхальных свечой с набивным рисунком ягненка.

То же название носит небольшой кошелек из вышитой ткани.

Вышивка с изображением Агнца является религиозным символом. Ее нередко вешают на стену над детской кроваткой или шее.

В византийской литургии агнец — сердцевина просфоры, предназначенная для преложения в Тело Христово. Вырезание агнца из просфоры во время проскомидии символизирует крестную смерть Христа.

Евхаристический Агнец.

Евхаристический Агнец.

Агнец также нередко изображается на дне литургических сосудов.

аг1779Он может изображаться и на скале или камне, из подножия которого бьют струи четырех источников (символы Четвероевангелия), к которым устремляются другие агнцы — апостолы или, шире, вообще христиане.

Ю. Е. Ряшенцев.

Агнец.

Агнец Ивана Жулидова бел, как туман,

тихо лежащий за старицей ближе к Уралу.

Завтра с рассветом зарежет ягнёнка Иван…

В небе станицы смеркается мало-помалу.

 

Смерть, как и жизнь, спозаранку являют себя:

кобчик, ликующий в небе, и мёртвый кузнечик.

Жёсткую шёрстку ягнёнка с тоской теребя,

что же ты плачешь, любитель стремян и уздечек?

 

Бабка Жулидова лепит у хлева кизяк,

песню старинную воет, шалава, тевтонка…

Крови ль бояться казакам? Жулидов — казак.

Стало быть, завтра с рассветом зарежет ягнёнка.

 

Месяц шабашит за рощей, далёко отсель,

но возникает внезапно и без проволочки.

Больше кулагу, калиновый местный кисель,

ты не возьмёшь от жулидовской ласковой дочки.

 

Полно, блокадный заморыш!.. О, чтоб ты пропал:

завтра же вечером будешь глодать с казаками

кости того, кто был другом твоим, каннибал,

кто так доверчив сейчас под твоими руками.

 

— Это не тот, — тебе весело скажут, — другой!

Это не тот, у того и ребро жигловатей…

Дочка Жулидова ловкой весёлой ногой

будет пихаться: что бабка увидит — плевать ей…

 

Жизнь, как и смерть, обнаружат себя под закат:

хохотом в горнице, рожками в мёртвом ведёрке…

Агнец Ивана Жулидова дивно рогат:

словно две свечки… Но солнце давно на пригорке.

 Символом искупительной жертвы агнец выступает не только в христианстве, но и в исламе.

Александр Блок.

Вот Он — Христос — в цепях и розах

За решеткой моей тюрьмы.

Вот Агнец кроткий в белых ризах

Пришел и смотрит в окно тюрьмы.

В простом окладе синего неба

Его икона смотрит в окно.

Убогий художник создал небо.

Но лик и синее небо — одно.

 Словосочетание «Агнец божий» или «Agnus Dei» довольно широко используется в католической, православной, англиканской и лютеранской литургии.

Такова, например словесная формула, произносимая священником при пресуществлении Святых Даров — «Вот Агнец Божий», которую в католической литургии священник произносит перед причащением. Эта аккламация впервые была использована в римской церкви в пятом веке и окончательно утвердилась в 687 году при папе Сергии I.

Во многих рукописях  IX-XIII веков формула «Agnus Dei» как и формула «Господи помилуй» заключала литургические тексты.

В настоящее время «Agnus Dei» произносится перед причастием и в конце литании.

У католиков, аккламация «Agnus Dei» также  читается во время мессы.

Католический священник с Евхаристией.

Католический священник с Евхаристией.

В настоящее время в римско-католической церкви используется следующий текст:

Agnus Dei, qui tollis peccata mundi, miserere nobis.

Agnus Dei, qui tollis peccata mundi, miserere nobis.

Agnus Dei, qui tollis peccata mundi, dona nobis pacem.

(Агнец Божий, вас, кто взял на себя грехи мира, помилуй нас.

Агнец Божий, вас, кто взял на себя грехи мира, помилуй нас.

Агнец Божий, вас, кто взял на себя грехи мира, даруй нам мир).

Аккламация «Agnus Dei» также используется  и в других конфессиях, в частности в  Англиканской церкви.

Уильям Блейк – Константин Бальмонт.

Тигр.

Тигр, Тигр, жгучий страх,

Ты горишь в ночных лесах.

Чей бессмертный взор, любя,

Создал страшного тебя?


В небесах иль средь зыбей

Вспыхнул блеск твоих очей?

Как дерзал он так парить?

Кто посмел огонь схватить?


Кто скрутил и для чего

Нервы сердца твоего?

Чьею страшною рукой

Ты был выкован – такой?


Чей был молот, цепи чьи,

Чтоб скрепить мечты твои?

Кто взметнул твой быстрый взмах,

Ухватил смертельный страх?


В тот великий час, когда

Воззвала к звезде звезда,

В час, как небо все зажглось

Влажным блеском звездных слез, –


Он, создание любя,

Улыбнулся ль на тебя?

Тот же ль он тебя создал,

Кто рожденье агнцу дал?

 

Поскольку месса традиционно сопровождалась музыкой, то и аккламация «Agnus Dei» стала частью ее музыкального оформления.

Изначально, «Agnus Dei» в литургии входила в григорианские песнопения и имела весьма простой характер.

Таким образом, сложилось католическое песнопение «Agnus Dei» представляющее собой заключительный раздел мессы.

Вот ее полный текст:

Agnus Dei qui tollis peccata mundi, miserere nobis.

Агнец божий, ты, грех мира на себя принявший, помилуй нас.

Последние слова мессы, обычно примыкающие к этому тексту:

Dona nobis pacem

 Даруй нам мир.

Епископ служит мессу. Средневековая миниатюра.

Епископ служит мессу. Средневековая миниатюра.

«Agnus Dei» входит и в заупокойную мессу (реквием) где, как правило, музыка носит лирически-скорбный характер. Её исполняет хор ((Шестая часть «Реквиема» Вольфганга Амадея Моцарта), хор вместе с солистами («Торжественная месса» Людвига ван Бетховена) или один солирующий голос (ария альта в ««Мессе си-минор» Иоганна Себастьяна Баха). «Agnus Dei» мы находим также в реквиемах Джона Раттера, Габриэля Форе, Камиля Сен-Санса.

К «Agnus Dei» обращались многие композиторы. Кроме уже упомянутых Баха, Моцарта и Бетховена мы находим ее в творчестве Джованни Пьерлуиджи да Палестрины («Missa Ave Maria») и Георга Фридриха Генделя («Достоин Агнец закланный»).

Георг Фридрих Гендель.

Достоин Агнец закланный

Прославление, на стих Откровение 5:9-14,

Достоин Агнец Божий, Иисус,

За нас отдавший жизнь Свою на кресте,

Принять всю силу, богатство,

Премудрость, почёт, и крепость, и славу во веки.

Благословенья, честь и слава да пребудут на Нём,

Сидящему на троне, и Агнцу

Слава во веки и веки, во веки и веки слава! Слава!

Сидящему на троне и Агнцу.

Слава, почесть, сила и власть пребудут с Ним.

Сидящему на троне во веки и веки, во веки и веки …

Но «Agnus Dei»  может быть и отдельным произведением как, например, у Франца Шуберта.

Первым кто отступил от литургических правил при написании музыки «Agnus Dei» был Шарль Гуно.  Его мессы «Aux Orphéonistes», «Messa del Sacro Cuore», «Santa Cecilia» были подвергнуты резкой критике со стороны клерикальных кругов за нарушение литургических правил.

Используется «Agnus Dei» и в современной музыке. Таковы, например: Месса «Dona Nobis Pacem» для хора» (1948 г.) Эрнста Пеппинга, «Dona Nobis Pacem» для меццо-сопрано, виолончели и ударных (1987 г.) Виолеты Динеску, Месса «Dona Nobis Pacem» (ор. 89) Мари-Жозефа Ерд, «Берлинская месса» Арво Пярта, «Dona Nobis Pacem» (1996-1997 гг.) Петериса Васкса, «Agnus Dei» Бенджамина Бриттена, «Agnus Dei» Александра Кнайфеля.

Композитору Леонарду Бернстайну и либреттисту Стивену Шварцу принадлежит «Месса. Театральная пьеса для певцов, актеров, танцоров и оркестра» в которой также присутствует «Agnus Dei».

Сцена из спектакля «Месса. Театральная пьеса для певцов, актеров, танцоров и оркестра».  (Новосибирский театр оперы и балета).

Сцена из спектакля «Месса. Театральная пьеса для певцов, актеров, танцоров и оркестра».
(Новосибирский театр оперы и балета).

В 1967 году Сэмюэл Барбер положил «Agnus Dei» на музыку в своем «Адажио для струнных». Эта музыкальная тема пользуется известной популярностью – она используется в техно-версии Orbit William, а фрагменты мелодии были использованы в фильме «Взвод» и в саундтреке  видеоигры «Homeworld».

В рок-опере Трейсмора Гесса «Жанна д’Арк» есть ария «Agnus Dei».

В рок-опере «Avantasia» в жанре пауэр-метал, написанной Тобиасом Замметом, лидером группы «Edguy» в текстах песен фигурирует довольно много христианских символов, в том числе и «Агнец Божий» («Sign of the Cross»).

«Agnus Dei» — первая песня альбома «Want Two» Руфуса Уэйнрайта и первый трек  альбома «L’Autre…» Милены Фармер.

Музыкальная тема «Agnus Dei» композитора Этли Орварссона звучит в фильме режиссера Матье Кассовица «Вавилон нашей эры».

Трейсмор Гесс.

Agnus Dei.

Ария из Рок-оперы Жанна д Арк.

 

Жанна: Агнус дей, мизерере мей,

Агнус дей, мизерере мей,

Кви толлис пеката мунди,

Дона ноби-и-с пацем дей.


Хор: Агнец Божий, помилуй нас,

Агнец Божий, помилуй нас.

Агнец, взявший грехи мира,

Одари своим миром нас.


Столетняя Война: Агнец Божий, спаси ее!

Агнец Божий, спаси ее!

Я жива ее трудами –

В ней спасение мое.


Архангел Михаил: Агнец Божий, прими ее,

Агнец Божий, прими ее,

Среди всех, кто шел сквозь пламя,

Только Жанна – дитя твое!


Вместе: На руинах моих надежд,

В мире мытарей и невежд,

Средь молящих и зовущих

Лишь она перешла рубеж.


Дюнуа: Боже праведный, Боже Сил!

Я же звал, я тебя просил!..

Почему у тех, кто верит,

Ни на что не хватает сил?


Без нее мир похож на склеп.

Что мне кровь твоя, что твой хлеб?..

Отчего же, Боже Правый,

Ты так мстителен и так слеп??


Жиль Де Рец: Лживый бог человечьих стад!

Сам твой вид источает яд.

Будь она хоть трижды ведьма –

Вместе с ней я сошел бы в ад.


Ты же иначе рассудил:

Взял ее, а меня простил.

Я отныне – твой противник,

Если только достанет сил.


Де Рец, король Карл, Дюнуа: Боже мой, как ее спасти?

Сердце бьется птенцом в горсти.

Почему у тех, кто верит,

Так извилисты пути?


Епископ Кошон: Боже мой, я схожу с ума!

От сомнений душа пьяна.

Почему у тех, кто верит,

В сердце вечно идет война?


Столентяя Война: Ты, стоящий у врат молитв!

Заперт слух, а ковчег открыт.

Ты забыл, что во вселенной

Битва духа – есть битва битв.


Епископ Кошон: Что вам надобно от меня,

Голоса темноты и дня?

Голос церкви – глас народа.

Выбор мой – не моя вина!


Архангел Михаил: Человечья душа черна,

Никому не дойти до дна.

Между ней и Божим Градом –

Нескончаемая война.


Столетняя Война: Сердце слабо, а плоть сильна.

Выбор твой – вот твоя цена.

Между истиной и правдой –

Нескончаемая война.


Епископ Кошон: Всемогущий, предвечный Бог!

Голос твой я понять не смог.

В судный день мой, в день печали,

Дай мне силы исполнить долг.


Все: Агнец Божий, принявший мир!

Сохрани короля и клир.

Помолись о нас, заблудших,

Пощади и даруй нам мир!

Голос Жанны:

Agnus Dei, miserere mei,

Agnus Dei, miserere mei,

Qui tollis

Peccata mundi,

Dona nobis pacem Dei.

 «Агнец Божий» является христианским символом в геральдике.

В 1429 году герцог Бургундии Филипп Добрый в ознаменование своего бракосочетания с Изабеллой Португальской основал рыцарский орден Золотого Руна. На груди двадцати трех кавалеров ордена красовалась толстая золотая цепь с медальоном в виде барашка (агнца). Орденская эмблема несла на себе двойную символику. С одной стороны, Агнец символизировал смирение, подобавшее рыцарям ордена, но с другой стороны, барашек намекал на богатство производящих шерсть Нидерландов, находившихся в ту пору под властью бургундских герцогов.

Рыцарская цепь Ордена Золотого Руна.

Рыцарская цепь Ордена Золотого Руна.

Во внецерковной практике в Средние века Агнец Божий также встречается как знак Гильдии мясников.

Но наибольшее применение в средневековой геральдике нашла эмблема «Пасхального Агнца с хоругвью Воскресения», вошедшая в гербы многих городов Западной Европы.

Герб муниципалитета Андорра (Теруэль).

Герб муниципалитета Андорра (Теруэль).

Отразилась она и в родовых гербах некоторых российских дворян (в частности в гербе княжеского рода Урусовых).

«Агнец» также широко распространен в христианском изобразительном искусстве, где является не только символом Христа, но атрибутом многих христианских святых и ветхозаветных сюжетов.

В раннехристианском искусстве наиболее частым символическим изображением Христа является «Агнец с нимбом». Таковы, например мозаика апсиды старой базилики Святого Петра в Риме (IV в.), панно в соборе Сант-Амброджо в Милане (IV в.), мозаика свода капеллы базилики Святого Иоанна Латеранского в Риме (V в.), рельеф саркофага из мавзолея Галлы Плацидии в Равенне (V в.), диптих VI века из сокровищницы собора в Милане.

Мозаика мавзолея Галлы Плацидии.

Мозаика мавзолея Галлы Плацидии.

С середины V века изображения «Агнца с крестообразным нимбом» на фоне звездного неба, а также «Агнца в венце времен года» помещали в центре арочных сводов храмов.

Встречается и другие изображения Агнца с изображением креста на голове или держащий крест: например «Крест Юстина II» (565-578 гг.). Такие изображения указывали на искупительную жертву Христа.

В раннехристианском искусстве символические образы сосуществуют с реалистическими. Изображение Агнца с нимбом может соседствовать с образом Спасителя как, например, в мозаиках свода вимы Сан-Витале в Равенне (ок. 547 г.).

Агнец Божий. Мозаика. Собор Сан-Витале в Равенне.

Агнец Божий. Мозаика. Собор Сан-Витале в Равенне.

В катакомбах Претестата (IV в.), в виде Агнца изображена ветхозаветная Сусанна, по сторонам от которой два волка, и она же представлена в позе оранты в катакомбах святых Петра и Марцеллина — по сторонам от Сусанны двое юношей (III в.).

Типичной композицией, украшавшей триумфальные арки ранних римских базилик, было изображение двух градов — Иерусалима и Вифлеема, из врат которых выходят или перед которыми стоят двенадцать Агнцев, символизирующих апостолов: базилика святого Петра (IV в.), Санта-Мария-Маджоре в Риме (432-440 гг.), и ряд других. В алтарной мозаике собора Сан-Аполлинаре-ин-Классе в Равенне (ок. 549 г.) в композиции «Преображение» помимо вышеуказанного изображения двенадцати апостолов под видом Агнца также представлены апостолы Петр, Иаков и Иоанн.

В 692 году Трулльский собор запретил изображать Христа в виде Агнца: «На некоторых честных иконах изображается перстом Предтечевым показуемый агнец, который принят во образ благодати, чрез закон показуя нам истинного Агнца, Христа Бога нашего. Почитая древние образы и сени, преданные Церкви как знамения и предначертания истины, мы предпочитаем благодать и истину, приемля оную, яко исполнение закона. Сего ради, дабы и искусством живописания очам всех представляемо было совершенное, повелеваем отныне образ Агнца, вземлющего грехи мира, Христа Бога нашего, на иконах представляти по человеческому естеству вместо ветхого агнца: да чрез то созерцая смирение Бога Слова, приводимся к воспоминанию жития Его во плоти, Его страдания и спасительныя смерти, и сим образом совершившегося искупления мира».

Однако в западноевропейской художественной традиции древнейшие формы сохраняются и позднее, как например, в мозаике апсиды собора Сан-Марко в Риме (829-830 гг.).

Мозаика апсиды собора Сан-Марко в Риме (829-830 гг.).

Мозаика апсиды собора Сан-Марко в Риме (829-830 гг.).

В начале VIII века образ Агнца появился в книжной миниатюре. Наиболее распространенные сюжеты: Агнец в окружении четырех апокалиптических животных; на фоне креста; Агнец стоящий на свитке или книге с 7 печатями (Откр 6, 1); Агнец возлежащий на Престоле Божием с раной в груди. Позднее изображения Агнца были введены в такие сцены, как поклонение пастухов, детство Христа, Тайная вечеря и Распятие (XIV в.).  На миниатюре из французской книги «Откровения Иоанна Богослова» изображен Агнец с семью глазами и семью рогами, означающих семь даров Святого Духа.

Изображения Агнца  встречаются и в сюжетах на тему «Собор всех святых». Сюжет выкристаллизовался из сцены Страшного суда и представляет торжество всех праведников в Раю. Самый ранний дошедший пример изображения этого сюжета — сакраментарий Х века, где изображены ряды святых и ангелов, поклоняющихся Агнцу расположенному в центре.

Фра Анжелико. «Собор всех святых».

Фра Анжелико. «Собор всех святых».

Франческо дель Коса.   «Святой Иоанн Креститель». (1473 г.).

Франческо дель Коса. «Святой Иоанн Креститель». (1473 г.).

В византийском искусстве изображения Агнца немногочисленны, но зато весьма разнообразны. Это лежащий на троне Агнец, которому двадцать четыре старца приносят в дар свои короны; евхаристический Агнец, окруженный хлебами и виноградом; Агнец, разворачивающий копытцем свиток. Таковы медальон с Агнцем в композиции «Сошествие Святого Духа» и мозаика монастыряря Гроттаферрата (XII в.).

Иконография «Заклания жертвенного Агнца в чаше» сложилась в Сербии в XII веке и в XIII-XIV вв. распространилась в Болгарии и на Руси под названием «Жрение Агнца» (старославянское жьрж — приносить жертву). Столь необычные изображения объясняют легендой IV века, согласно которой Младенец Христос явился святителю Петру Александрийскому лежащим на жертвеннике.

«Заклания жертвенного Агнца в чаше».

«Заклания жертвенного Агнца в чаше».

Композицию «Служба Святых Отцов» обычно располагали в апсиде храма. Она представляет собой изображение процессии святителей, как бы направляющихся для совершения литургии к центру апсиды, где находится престол с евхаристической жертвой — образом лежащего на престоле Богомладенца, или Мелисмоса (греческое melismos — «ягненок, агнец»).

В древнерусских иконах и фресках также изображают «Поклонение Мистическому Агнцу», но вместо ягненка на престоле обычно изображали чашу (иногда с Богомладенцем внутри). Вокруг престола — ангелы и святители. Такое изображение обнаружено среди фрагментов древних фресок церкви Успения на Волотовом поле в Новгороде Великом (1363 г.).

В XVI веке получает распространение иконография святого Иоанна Предтечи, в руках которого чаша с Младенцем, прямо иллюстрирующая евангельский текст «Се агнец Божий».

В русской иконописи под иконографией «Агнец Божий» понимается изображение Младенца на дискосе («Сийский иконописный подлинник», вторая половина XVII в.).

Что касается собственно изображения Агнца, то в византийском и русском искусстве оно встречается в иллюстрациях Апокалипсиса, (например, Апокалипсис, икона конца XV в., Успенский собор Московского Кремля). В клейме Владимирской иконы Богоматери с Акафистом (XVI в.) вместо Эммануила в медальоне на груди Богоматери изображен Агнец

Встречается изображение распятого Христа-Агнца и в алтарных картинах Северного Возрождения, отражающих идеи лютеранства.

Хуберт ван Эйк, Ян ван Эйк. Центральная часть «Гентского алтаря» («Поклонение мистическому агнцу»).

Хуберт ван Эйк, Ян ван Эйк. Центральная часть «Гентского алтаря» («Поклонение мистическому агнцу»).

Центральная часть знаменитого «Гентского алтаря» братьев ван Эйк (1432 г.) представляет сцену «Поклонение жертве». Алтарь предназначался для одной из капелл церкви Святого Бавона в Генте и получил название Гентского по месту нахождения. Он сохраняет присущие готике символизм и красочность, идею величия мироздания и божественной красоты, растворенной в природе. В закрытом виде алтарь представляет сцену Благовещения (Архангел Гавриил и Дева Мария во всем белом). На нее указывают пророки и сивиллы; об этом событии размышляют два донатора. Сбоку от каждого донатора два святых Иоанна — Иоанн Креститель (пророк Ветхого Завета) и Иоанн Евангелист (автор книг — Евангелия и Откровения — Нового Завета). Они оба стали свидетелями того, как Слово воплотилось в Агнца Божьего (символ Христа). В центре на алтаре помещен Агнец, символизирующий Христа. Его кровь изливается в чашу. Над Агнцем в сиянии парит голубь, символ Святого Духа. Вокруг коленопреклоненные и славящие его Ангелы — двое из них держат орудия Страстей: крест, копье и терновый венец, два других — столп  (атрибут бичевания Христа). Внизу — шестигранная купель с источником жизни. На переднем плане слева и справа две процессии лицом друг к другу. Одна (слева) персонажи Ветхого Завета и язычники, те, которые были прощены Церковью. В толпе узнаваемы Вергилий и Данте. Справа — персонажи Нового Завета; они стоят коленопреклоненные. За ними расположились иерархи Церкви – папы (в тиарах), первые диаконы (без головных уборов), за ними епископы (в митрах).  На заднем плане еще две большие группы, тоже обращенные лицом друг к другу. Слева исповедники веры, их ряды тесно сомкнуты; почти все они облачены в голубые одежды. С противоположной стороны святые Девы-мученицы, их процессию возглавляют Святая Агнеса, Святая Варвара, Святая Доротея и Святая Урсула. У них в руках пальмовые ветви, традиционный символ их мученичества, а на головах у них венки из цветов (традиционный атрибут святых дев в процессиях такого рода). В глубине на горизонте — видение Нового Иерусалима.

Ганс Мемлинг. «Мистическое бракосочетание святой Екатерины».

Ганс Мемлинг. «Мистическое бракосочетание святой Екатерины».

 На триптихе «Мистическое бракосочетание святой Екатерины» Ганса Мемлинга (1479 г., Брюгге) рядом с Иоанном Крестителем изображен Агнец — символ Иисуса и иллюстрация слов Иоанна: «Ecce Agnus Dei» («Вот Агнец Божий» — Ин. 1: 36).

Иероним Босх. «Иоанн Креститель в пустыне». (1505 г.).

Иероним Босх. «Иоанн Креститель в пустыне». (1505 г.).

Мы встречаем Агнца на картинах Иеронима Босха «Св. Иоанн Креститель в пустыне» (1504—1505 гг.), Бернардино Луини «Мадонна с младенцем и юным Иоанном» (1523-1525 гг.) и «Младенец Христос и младенец Иоанн Креститель с ягненком» (1507 — 1532), Чезаре да Сесто «Мадонна с младенцем и Агнцем Божьим» (1515 г.), а также в алтарных триптихах Генриха фон Верле (1438 г.) и Робера Кампена.

Бернардино Луини. «Мадонна с младенцем и юным Иоанном».

Бернардино Луини. «Мадонна с младенцем и юным Иоанном».

Чезаре да Сесто. «Мадонна с младенцем и Агнцем Божьим».

Чезаре да Сесто. «Мадонна с младенцем и Агнцем Божьим».

В серии из пятнадцати гравюр на дереве «Апокалипсис» немецкого художника, рисовальщика и гравёра Альбрехта Дюрера иллюстрирующей «Откровение Иоанна Богослова» Агнец присутствует на третьей («Иоанн перед Богом и двадцатью четырьмя старцами»), седьмой («Поклонение Богу и Агнцу») и тринадцатой («Зверь с семью головами и зверь с рогами ангца») гравюрах. На гравюре «Иоанн перед Богом и двадцатью четырьмя старцами» в верхней части  через распахнутые Небесные врата видно сидящего на престоле Бога с Книгой Жизни. Рядом с ним Агнец с семью рогами и семью очами. Вокруг них четверо шестикрылых животных. А на гравюре  «Поклонение Богу и Агнцу» в верхней части на двойной радуге стоит Агнец. Вокруг него четверо шестикрылых животных и двадцать четыре старца, один из которых собирает в чашу кровь Агнца, чтобы праведники могли омыть одежды. В гравюре «Зверь с семью головами и зверь с рогами ангца» Дюрер иллюстрирует два фрагмента Откровения. Первый из главы 13: 8 «И поклонятся ему все живущие на земле, которых имена не написаны в книге жизни у Агнца, закланного от создания мира». Справа на гравюре изображён зверь с семью головами, одна из них сильно изогнута, что отображает исцелённую рану. Слева зверь в виде льва с бараньими рогами. Серия «Апокалипсис» была впервые опубликована в 1498 году в Нюрнберге.

Альбрехт Дюрер. «Апокалипсис». «Иоанн перед Богом и двадцатью четырьмя старцами»

Альбрехт Дюрер. «Апокалипсис». «Иоанн перед Богом и двадцатью четырьмя старцами»

Альбрехт Дюрер. «Апокалипсис». «Поклонение Богу и Агнцу».

Альбрехт Дюрер. «Апокалипсис». «Поклонение Богу и Агнцу».

Альбрехт Дюрер. «Апокалипсис». «Зверь с семью головами и зверь с рогами ангца»

Альбрехт Дюрер. «Апокалипсис». «Зверь с семью головами и зверь с рогами ангца»

В испанской живописи мы находим Агнца в картинах Франсиско де Сурбарана («Agnus Dei») и Бартоломе Эстебана Мурильо («Младенец Иоанн с Агнцем»).

Франсиско де Сурбаран. «Поклонение пастухов». (1638 г.)

Франсиско де Сурбаран. «Поклонение пастухов». (1638 г.)

Франсиско де Сурбаран. «Agnus Dei». (1635-1640 гг.).

Франсиско де Сурбаран. «Agnus Dei». (1635-1640 гг.).

Бартоломе Эстебан Мурильо. «Младенец Иоанн с Агнцем».

Бартоломе Эстебан Мурильо. «Младенец Иоанн с Агнцем».

Аллюзия на это образ видна и в картине Рафаэля Санти «Святое семейство с ягнёнком» (1507 г.).

Рафаэля Санти «Святое. семейство с ягнёнком». (1507г.).

Рафаэля Санти «Святое. семейство с ягнёнком». (1507г.).

В XIX веке  к образу Агнца обращаются прерафаэлиты, в том числе такие художники как Данте Габриэль Россетти, Джон Эверетт Миллес, Уильям Моррис Джон Уильям Уотерхаус. А также такие художники как Элизабет Гарднер («The Shepherd David», 1895 г).

Элизабет Гарднер. «The Shepherd David». (1895 г).

Элизабет Гарднер. «The Shepherd David». (1895 г).

В XX веке  к нему также нередко обращались художники, правда, трактовка образа зачастую весьма далека от канонической. Так кисти Сальвадора Дали принадлежит «Портрет Гала с двумя рёбрышками ягнёнка, балансирующими на её плече (1933 г.).

Сальвадор Дали.  «Портрет Гала с двумя рёбрышками ягнёнка, балансирующими на её плече» (1933 г).

Сальвадор Дали.
«Портрет Гала с двумя рёбрышками ягнёнка, балансирующими на её плече» (1933 г).

Неоднократно обращался к образу «Пасхального Агнца» Нико Пиросмани («Пасхальный ягненок», «Ягненок и парящие ангелы»). На одном из своих «Пасхальных барашков» Нико Пиросмани написал на двух языках: «Слава Богу, что дожили до Пасхи. Христос Воскрес! Воистину Воскрес!».

Нико Пиросмани. «Пасхальный ягненок».

Нико Пиросмани. «Пасхальный ягненок».

Лев Лосев.

С января на сорок дней                  

мир бедней.

Тычась в мертвые сосцы

то ль волчицы, то ль овцы,

сорок дней сосут твое

из него отсутствие.

Агнец стих. Не воет волк.

Мир умолк.

Не скребет по древу мышь.

Всюду тишь.

Воронья стая на дворе.

Чернила стынут на пере.

Снег на мраморе стола.

Бумага белая бела.

 

Дирк Баутс. «Agnus Dei». (1462-1464 гг.).

Дирк Баутс. «Agnus Dei». (1462-1464 гг.).

В средние века Агнец нередко встречается в мистерии и школьной драме. Так он широко распространен в польских школьных драмах-диалогах («Беседа скалы с душою жестокосердой при Христе распятом», «Диалог или беседа человека грешного с ангелами» Мартина Пашковского).

Упоминается Агнец и в пасхальном диалоге Симеона Полоцкого «Вирши в Великий Пяток при выносе плащаницы» в основе которого лежат традиционные для школьной драматургии XVII века мотивы моралите. Здесь среди метафорических синонимов Христа мы встречаем и такие как «связанный невинный агнец».

В ХХ веке получила широкую известность пьеса Джона Филмейра «Агнец Божий» написанная в 1982 году, спектакль по которой шел с большим успехом на Бродвее и впоследствии стал основой для фильма с Джейн Фондой в главной роли.

Осип Мандельштам.

Улыбнись, ягненок гневный с Рафаэлева холста…

Улыбнись, ягненок гневный с Рафаэлева холста, -

 На холсте уста вселенной, но она уже не та:

В легком воздухе свирели раствори жемчужин боль,

В синий, синий цвет синели океана въелась соль.


Цвет воздушного разбоя и пещерной густоты,

 Складки бурного покоя на коленях разлиты,

На скале черствее хлеба — молодых тростинки рощ,

 И плывет углами неба восхитительная мощь.

 В кинематографе аллюзии на Агнца явление довольно частое. Вот лишь часть фильмов, в названиях которых мы его находим: «Агнец, Девушка, Волк» («The Lamb, the Woman, the Wolf», 1914 г.), «Agnus Dei» режиссера Миклоша Джанко, 1970 г.), «Агнесса божья» («Агнец божий», режиссёр Норман Джуисон, 1985 г.), «Молчание ягнят» («The Silence of the Lambs», режиссер Джонатан Демми, 1991 г.), «Агнец божий» («Lammas all paremas nurgas», другие названия – «Тайный агнец» и «Овечка в правом нижнем углу», режиссер Лембит Ульфсак, 1992 г.), «Agnus Dei» (режиссер Семён Аранович, работа над фильмом остановлена после смерти режиссера, 1996 г.), «Agnus Dei» (режиссер Люсия Кедрон,  2008 г.), «Агнец Божий» («Paradise», режиссер Д. Коуди, 2013 г.).

Кадр из фильма «Agnus Dei» (режиссер Семён Аранович).

Кадр из фильма «Agnus Dei» (режиссер Семён Аранович).

Кадр из фильма «Агнец Божий» («Paradise»).

Кадр из фильма «Агнец Божий» («Paradise»).

В художественной литературе, особенно в поэзии, образ агнца зачастую употребляется, как символ смирения и покорности («смиренный агнец») и нередко выносится в название произведения (например, роман Франсуа Мориака «Агнец»).

 

При перепечатке данной статьи или ее цитировании ссылка на первоисточник обязательна: Копирайт © 2013 Вячеслав Карп — Зеркало сцены.

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.