АГНИВЦЕВ, НИКОЛАЙ ЯКОВЛЕВИЧ

Николай Яковлевич Агнивцев — русский поэт, драматург, детский писатель.

аг1812Родился 8 (20) апреля 1888 года в Москве в дворянской семье. Его отец занимал должность председателя судебной палаты и по долгу службы часто переезжал из города в город. Детство Агнивцева прошло во Владивостоке, где он поступил в гимназию. Затем последовали Умань, Москва, Благовещенск.

Окончив в 1906 году гимназию в Благовещенске, Николай Агнивцев поступил на юридический Санкт-Петербургского университета, а три года спустя перевелся на историко-филологический факультет. Здесь он увлекся поэзией и в 1908 году опубликовал в журнале «Весна» свое первое стихотворение «Родной край». В 1911 году решив посвятить себя поэзии, оставил университет, не завершив образования.

Печатался в «Петербургской газете», «Биржевых ведомостях», «Голосе земли», журнале «Пятак», «Солнце России», «Столице и усадьбе», «Сатириконе» и «Новом Сатириконе» и других периодических изданиях.

В 1913 году вышла первая книга стихов Николая Агнивцева «Студенческие песни. Сатира и юмор», в которой сценки из студенческого быта соседствовали с эпиграммами.

Николай Агнивцев.

Баллада о конфузливой даме.

Подобно скатившейся с неба звезде,

Прекрасная Дама купалась в пруде…

 

Заметив у берега смятый корсаж,

Явился к пруду любознательный паж.

 

Увидя пажа от себя в двух шагах

Прекрасная Дама воскликнула: «Ах!»

 

Но паж ничего не ответствовал ей

И стал лицемерно кормить лебедей.

 

Подобным бестактным поступком пажа

Зарезана Дама была без ножа.

 

Так в этом пруде, всем повесам в укор,

Прекрасная Дама сидит до сих пор…

1921 г.

В эти же годы он входит в мир театра. На стихи Агнивцева был написан ряд песен, которые исполнялись такими артистами, как Н. Ходотов и А. Вертинский. Поэт и сам постоянно выступал с публичным чтением своих стихов в театрах, кабаре и литературно-артистическом ресторане «Вена».

Николай Агнивцев.

Бим-Бом.

Где-то давно, в неком цирке одном

Жили два клоуна, Бим и Бом.

 

    Бим-Бом, Бим-Бом.

 

Как-то, увидев наездницу Кэтти,

В Кэтти влюбились два клоуна эти

 

    Бим-Бом, Бим-Бом.

 

И очень долго в Петрарковском стиле

Томно бледнели и томно грустили

 

    Бим-Бом, Бим-Бом.

 

И, наконец, влезши в красные фраки,

К Кэтти явились, мечтая о браке,

 

    Бим-Бом, Бим-Бом.

 

И, перед Кэтти представши, вначале

Сделали в воздухе сальто-мортале

 

    Бим-Бом, Бим-Бом.

 

«Вы всех наездниц прекрасней на свете»,–

Молвили Кэтти два клоуна эти,

 

    Бим-Бом, Бим-Бом.

 

«Верьте, сударыня, в целой конюшне

Всех лошадей мы вам будем послушней» –

 

    Бим-Бом, Бим-Бом.

 

И в умиленьи, расстрогавшись очень,

Дали друг другу по паре пощечин

 

    Бим-Бом, Бим-Бом.

 

Кэтти смеялась и долго, и шумно:

«Ола-ла! Браво! Вы так остроумны»,

 

    Бим-Бом, Бим-Бом.

 

И удалились домой, как вначале,

Сделавши в воздухе сальто-мортале,

 

    Бим-Бом, Бим-Бом.

 

И поступили в любовном эксцессе

С горя в «Бюро похоронных процессий»

 

    Бим-Бом, Бим-Бом.

1921 г.

Первую мировую войну Агнивцев встретил с патриотическим воодушевлением. Он мало того что буквально «забросал» периодические издания своими патриотическими стихами, еще и выпустил в 1915 году сборник «Под звон мечей». Впрочем, когда первый военный угар прошел, и пришли реалии военного времени война начала ему нравится все меньше и меньше. Свои патриотические вирши он больше никогда не печатал. Склонный к эйфории поэт резко переключился с прославления войны на ее осуждение. А Февральскую революцию 1917 года и вовсе встретил с «небывалым воодушевлением». Теперь его муза обличала «проклятый царский режим». Следует отметить, что хотя пресса и называла его «русским Беранже» он весьма далек от сатирического стиля французского поэта, а его стихи весьма далеки от российских реалий — темы и сюжеты он брал в основном из эпохи французской революции и из русской истории. Его «революционную поэзию» — стихотворения  «Гильотина» и «Павел I» исполняли во всех кабаре Петрограда, а стихотворение «Рассеянный король», ставшее песней исполнял А. Вертинский.

В январе 1917 года вместе с режиссёром К. А. Марджановым и актёром Ф. Н. Курихиным Николай Агнивцев создал в Петрограде театр-кабаре «Би-ба-бо» позднее переименованный в «Кривой Джимми». Его короткие одноактные пьески, скетчи и песни составляли основу репертуара этого кабаре. Он даже сочинил гимн театра на музыку Ю. Юргенсона.

После Октябрьской революции театр отправился на гастроли в Киев. Там, как вспоминал И. Эренбург, «в маленьком театре, известном петербуржцам, актеры подпрыгивали, пели куплеты, написанные Агнивцевым:

«И было всех правительств десять,

Но не успели нас повесить».

Затем последовали гастроли в Харькове, Ростове, Тифлисе. Собственно маршрут этих гастролей совпадал с направлением отступления белых войск, а поскольку из Тифлиса бежать уже было некуда, театр вернулся в Москву. Часть труппы во главе с Ф. Курихиным вскоре оказались в Ростове-на-Дону, где они открыли сатирический театр малых форм «Гротеск», ставивший, в частности, и пьесы Агнивцева: «Санкт-Петербург», «Дама в карете», «Фуфыра и сморчок», «Черный паж». О. Мандельштам, видевший в начале 1922 года спектакли «Гротеска», писал в «Обозрении театров гг. Ростова и Нахичевани»: «В ростовском «Гротеске» господствует … изысканный Агнивцев с браслетами, щеночками и собачками, этот Кузмин на сахарине с маргариновым старым Петербургом, где стилизация не прячется в углах губ, а прет из каждой строчки, как лошадиное дышло».

Сам же Агнивцев после отъезда театра остался в Тифлисе и, по свидетельству И. Эренбурга, «ждал французской визы». Вскоре он получил ожидаемую визу и в 1921 году через Константинополь выехал в Париж.

Николай Агнивцев.

Голубая дама.

В этот день, как огромный опал,

Было небо прозрачно… И некто,

В черный плащ запахнувшись, стоял

На мосту у «Большого проспекта»…

 

И к нему, проскользнув меж карет,

Словно выйдя из бархатной рамы,

Подошла, томно вскинув лорнет,

В голубом незнакомая дама…

 

    Был на ней голубой кринолин,

    И была вся она – голубою,

    Как далекий аккорд клавесин,

    Как апрельский туман над Невою…

 

- «Государь мой, признайтесь: ведь вы

Тот вельможа, чей жребий так славен,

Князь Тавриды Потемкин?» – «Увы,

Я всего только старый Державин!».

 

И, забыв о Фелице своей,

Сбросив с плеч тяготившие годы,

Старый мастер сверкнул перед ней,

Всею мощью Державинской оды…

 

    Но она, подобрав кринолин,

    Вдаль ушла, чуть кивнув головою…

    Как далекий аккорд клавесин,

    Как апрельский туман над Невою…

1923 г.

 С 1921 по 1923 год Агнивцев находился в эмиграции.

В 1923 году в Берлине он выпустил книгу элегических стихов «Блистательный Санкт-Петербург», которую посвятил актрисе театр «Кривой Джимми» Александре Перегонец. С ее появлением обозначился противоречивый облик Агнивцева-поэта: «…Среди массы повторений, тривиальностей и просто безграмотностей — нет-нет да и выглянет настоящее лицо настоящего поэта, губящего себя, свое дарование по подмосткам театриков кабаре» (Новая русская книга, 1923 г.).

аг1814Здесь же в Берлине выходят и его книги «Мои песенки» (1921 г.) и «Пьесы» (1923 г.).

Он также сотрудничал с эмигрантским «Русским театром Ванька-Встанька» и писал для кабаре.

Стихи Агнивцев охотно включали составители различных сборников и антологий. В 1922 году в Берлине вышла «Антология сатиры и юмора», где были помещены пять стихотворений поэта. Несколько его произведений были включены в сборник «Вечера под зеленой лампой» (Берлин, 1923 г.). Даже в покинутой им в Москве в «Сборнике литературно-художественных революционных произведений» (1922 г.) нашлось место для его «Баллады о короле».

Николай Агнивцев.

Санкт-Петербургские триолеты.

Скажите мне, что может быть

Прекрасной Невской перспективы,

Когда огней вечерних нить

Начнет размеренно чертить

В тумане красные извивы?!

Скажите мне, что может быть

Прекрасней Невской перспективы?

 

Скажите мне, что может быть

Прекрасней майской белой ночи,

Когда начнет Былое вить

Седых веков седую нить

И возвратить столетья хочет?!

Скажите мне, что может быть

Прекрасней майской белой ночи?

 

Скажите мне, что может быть

Прекрасней дамы петербургской,

Когда она захочет свить

Любви изысканную нить

Рукой небрежною и узкой?!

Скажите мне, что может быть

Прекрасней дамы петербургской?

1923 г.

 

Хотя материально Агнивцеву жилось в эмиграции лучше многих других эмигрантов, в 1923 году он вернулся на родину.

По возвращении в Советскую Россию сотрудничал в сатирических журналах, писал куплеты для эстрады и цирка. Издал более двадцати книг для детей в том числе: «Как примус захотел Фордом сделаться» (1924 г.), «Октябренок-постреленок» (1925 г.), «Кит и снеток» (1927 г.), «Рикша из Шанхая» (1927). Многие детские книги Агнивцева выдержали не одно издание — «Кирпичики мои» (1926 и 1927 гг.), «Шарманочка» (1926 и 1929 гг.), «Мыши из цирка» (1927 и 1930 гг.), «О бедном щегленке» (1927 и 1930 гг.), «Сказка с цветами» (1929 и 1930 г.). Выпустил книгу стихов 1916-1926 годов «От пудры до грузовика» (1926 г.). В предисловии к книге Агнивцев написал: это «не просто книжка выбранных стихов различных периодов. Это — мой литературный паспорт со всеми рифмованными визами, своевременно отмечавшими мои стихотворные мечтания с 1916 по 1926 г.».

аг1810В двадцатые годы несколько его стихотворений были положены на музыку композитором Исааком Дунаевским.

А в 1928 году по сценарию Агнивцева был снят мультфильм «Обиженные буквы».

 

Николай Агнивцев.

Мэри Пикфорд.

1

В Америке где-то

Судя по газетам,

Есть город такой – «Голливуд»…

И в городе этом,

Судя по газетам,

Лишь киноактеры живут!

 

И там неизменно

Пред всею вселенной

Сквозь первый в Америке взор,

Как синие птицы,

Трепещут ресницы

У маленькой Мэри Пикфорд!

 

2

В Париже, на Яве,

В Тимбукту, в Варшаве,

От Лос-Анжелос до Ельца

Пред маленькой Мэри

Раскрыты все двери

И настежь раскрыты сердца!..

 

И каждый свой вечер,

Стремясь к ней навстречу,

Следят по экранам в упор

Глаза всего света

За маленькой этой,

За маленькой Мэри Пикфорд!

 

3

И вечером сонным

Для всех утомленных

Своей кинофирмой дана,

Восходит багряно

На киноэкранах,

Как Солнце ночное, она!

 

И вьется, и мчится

По вздрогнувшим лицам

Тот первый в Америке взор!..

И сколько улыбок

На свете погибло б

Без маленькой Мэри Пикфорд?!.

1928 г.

аг1811

Николай Яковлевич Агнивцев скончался в Москве 29 октября 1932 года.

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.