АБУ НУВАС

Абу Нувас аль-Хасан бен Хани аль-Хаками (أبو نواس الحسن بن هانئ الحكمي, أبو نواس‎‎ — ‎‎Отец кудрей, Кудрявый) - арабский поэт VIII века.

аж506Дата рождения точно не установлена — в разных источниках год его рождения варьируется от 747 до 762 года. Однако точно известно место  рождения поэта — селение Ахваз в области Хузестан на юго-западе Ирана.

Его отец был родом из южной Аравии и служил солдатом в войсках последнего омейядского халифа - Марвана II. Мать Абу Нуваса — персиянка зарабатывавшая на жизнь мытьём шерсти. Отец умер, когда будущему поэту было шесть лет. По другой информации он и вовсе не знал своего отца.

Ребенком Абу Нувас переехал с матерью из Ахваза в Басру, где она продала его торговцу благовониями, для которого он собирал ароматические травы.

Каким образом Абу Нувас перебрался из Басры в Куфу неизвестно. Там, по-видимому, он жил в ужасных условиях, прежде чем познакомился с поэтами Валибахом ибн аль-Хабабом и Халафом аль-Ахмаром. Валибах ибн аль-Хабаб не только обучил его теологии и грамматике, но и познакомил с искусством стихосложения. Он же ввёл его в компанию «золотой молодёжи» и просветил насчет радостей однополой любви.

Предание гласит, что Абу Нувас с разрешения Валибаха ибн аль-Хабаба отправился в пустыню и прожил год среди бедуинов чтобы изучать арабскую поэзию и арабский язык.

Позднее он перебрался в Багдад (возможно, в компании Валибаха ибн аль-Хабаба) и вскоре стал известен своими стихами. Поэт был замечен и приближен ко двору халифом Харун ар-Рашидом.

 «В качестве придворного панегириста Абу Нувас должен был сочинять выспренние панегирики, прославляя представителей правящей династии и других высокопоставленных лиц империи, но для узкого круга друзей и знатоков он сочинял весёлые застольные песни» (И. Фильштинский).

Абу Нувас.

Будь терпелив с возлюбленною, друг,

Знай, что любовь — и счастье, и недуг.

Пусть милая угрюма и строга, -

Не гневайся на нежного врага.

 

Ты дьявола на помощь призови

И чаще повторяй слова любви.

Она смягчится: каждому мила

Искусная любовная хвала.

Если верить преданию, Абу Нувас вел крайне легкомысленную и беспутную жизнь, за что его неоднократно заключали в темницу.

Но бежать в Египет он был вынужден не из-за своей «веселой жизни», а после того как он написал элегическое стихотворение, восхваляющее Бармекидов, свергнутых и убитых Харуном аль-Рашидом.

Абу Нувас вернулся в Багдад в лишь 809 году после смерти Харуна ар-Рашида.

Последующее восшествия на престол двадцатидвухлетнего сына Харуна ар-Рашида Мухаммеда аль-Амина (бывшего ученика Абу Нуваса), была удачей для поэта. Последние годы жизни Абу Нувас провёл в Багдаде в качестве его придворного поэта. Одно из своих самых известных  сочинений стихотворение «Касида», он сочинил в честь аль-Амина. Это был наиболее благополучный период в жизни поэта и большинство исследователей считают, что Абу Нувас написал большинство своих стихов именно во времена правления аль-Амина.

Но пьяное распутство Абу Нуваса переполнило чашу терпения даже благосклонного к нему аль-Амина, и он снова был заключён в тюрьму на три месяца за нарушение исламской морали.

После убийства Мухаммеда аль-Амина собственным братом Абу аль-Мамуном и приходом последнего к власти положение Абу Нуваса резко ухудшилось. Некоторые поздние свидетельства даже утверждают, что страх тюрьмы заставил его раскаиться и стать глубоко религиозным, впрочем другие — что покаянные стихи были написаны лишь в надежде получить снисхождение халифа.

Информация о смерти Абу Нуваса туманна и противоречива. По разным данным, он то ли умер в тюрьме, то ли был отравлен Исмаилом бен Абу Сахелем где-то между 813 и 815 годом.

Портрет Абу Нуваса (Рисунок Халила Джебрана).

Портрет Абу Нуваса (Рисунок Халила Джебрана).

Средневековый мусульманский историк Аль-Хатиб аль-Багдади утверждал, что Абу Нувас был похоронен на кладбище Шинизи в западной части Багдаде.

Современники поэта, постоянно порицавшие его за распущенность, вместе с тем единодушно отмечали широкую образованность Абу Нуваса, глубоко разбиравшегося в медицине, астрономии и других науках. Исмаил бен Нубахт сказал об Абу Нувасе: «Я никогда не видел человека образованней, чем Абу Нувас, никого, кто имел столько книжных шкафов, и имел так много книг».

Абу Нувас.

Купил беспутство я…

Перевод М. Кудинова

Купил беспутство я, не понеся урона:

Мной благочестье было продано законно;

 

Я легкомыслие избрал поводырем,

Теперь уж до конца ходить мне с ним вдвоем.

 

Одну красотку с подведенными глазами,

С лицом как свет зари, горячую, как пламя,

 

Податливую христианку много раз

И в поздний час я целовал, и в ранний час.

 

Была красотка моему приходу рада

И знала хорошо, что ждет ее награда,

 

И открывала мне бутыли, где давно

Хранилось старое, но чистое вино.

 

Прошли пред ним века, не знавшие покоя,

Ему известен Ной и даже предки Ноя,

 

И я красавицу поил им, и она

Пьянела — но, клянусь, не только от вина.

Его поэтическое наследие включает в себя застольные песни, стихи об охоте, сексуальном влечении к женщинам и мальчикам, а также панегирики его покровителям.

«Застольные песни Абу Нуваса, как и строки, посвящённые вину у его предшественников, входили в панегирик в качестве вступления к основной части — прославлению мецената, но новаторство его заключалось в том, что он создал жанр небольших стихотворений, в которых воспевался гедонистический образ жизни, часто полемически противопоставляемый аскетическому идеалу ревностных мусульман, и рисовались живые сцены дружеских сборищ» (И. Фильштинский).

 

Абу Нувас.

Кубки, наши соколы…

Перевод М. Кудинова

Кубки, наши соколы,

За вином летают;

Лютни, наши луки,

Сладостно играют.

Наша дичь — газели,

Утренние зори,

А добыча — девушки

С нежностью во взоре.

С пылкими сраженьями

Наши ласки схожи,

И бои ведем мы

На любовном ложе,

Кровь не проливаем,

Без греха воюем,

Утром мы пируем,

Вечером пируем.

 

Любимыми темами Абу Наваса были сексуальная пассивность мужчин и сексуальная несдержанность женщин. Следует отметить, что поэт в целом относился к женщинам весьма скептически, отдавая предпочтение мальчикам, а лесбиянок и вовсе не переносил, воспринимая лесбийскую любовь как нелепость.

Кажется, что поэт сознательно шокировал общество, создавая стихи на темы запрещеные в исламе. Возможно, он был первым арабским поэтом, который открыто написал о мастурбации. И уж точно одним из первых Абу Нувас писал лирические стихи о любви к мальчикам.

Но среди чувственных и нередко порнографических стихотворений выделяется цикл нежных и изящных песен, посвященных невольнице Джинане.

Впрочем, в его, казалось бы «легких», стихах зачастую кроется глубокий философский смысл. Современник поэта, Абу Хатим аль Мекки, говорил, что «многие глубокие смыслы мыслей были скрыты под землей, пока Абу Нувас не раскопал их». В стихах Абу Нуваса звучит раздумье о несовершенстве мироздания, человеческих страданиях и социальной несправедливости.

В творчестве Абу Нуваса поражает сочетание в религиозного свободомыслия, порой переходящего в отрицание основных догматов ислама, скептицизма, даже цинизма и утверждения чувственных радостей, с грустными размышлениями о бытии и земных наслаждениях перед лицом смерти.

 

Абу Нувас.

Ты глыбой ненависти стал…

Перевод М. Кудинова

Ты глыбой ненависти стал,

Стоишь — не сдвинуть: крепче скал.

 

С тобой общаться — как на гору

Карабкаться в плохую пору.

 

Аллах, когда тебя лепил,

Не подсластил, не посолил.

 

Я разгадать тебя пытался,

Но, что ты, так и не дознался.

 

Смех тратить на тебя — грешно,

Воздать хвалу тебе — смешно.

 

Посмотришь на тебя, о боже!

Лицо с пометом птичьим схоже.

 

И если ночь ты пережил,

Пусть утром хлынет кровь из жил.

 

А если очутился в море,

Дай бог, чтоб утонул ты вскоре.

Скептицизмом пропитано всё мировоззрение Абу Нуваса, и, хотя поэт всегда оставался в рамках ислама, многие религиозные предписания и догматы ставились им под сомнение и даже осмеивались. Так, Абу Нувас осмелился отрицать каноническое представление о воскресении после смерти, иронически отзывается об основных обязанностях мусульманина — паломничестве, посте, милостыне для бедных. Чтение Корана Абу Нувас считал вполне возможным совместить с весёлой попойкой, на которую он кощунственно готов пригласить даже самого пророка Мухаммада.

Ярый враг бедуинского «псевдоклассицизма», он стал виднейшим представителем «нового стиля», отразившего «более утонченные формы быта и настроения богатого горожанина в период превращения халифата из замкнутого арабско-национального государства в исторический фактор международного значения» (И. Фильштинский).

Вместе с тем в панегириках поэт старался следовать традиционному канону.

Жанровое разнообразие произведений Абу Нуваса необычайно велико, это и хамрийят, итардийят, и хиджа и любовная лирика, а также васфи, мадхья, риса, зухдийят.

Именно Абу Нувас создал самостоятельный жанр поэзии вина - хамрийят, составив множество «винных» стихов. Дело в том, что персидские поэты довольно поздно стали использовали тему вина в своих стихах, и то только в качестве метафорического символа. Но для Абу-Нуваса это была тема наполненная конкретикой, тема, выражающая сексуальную свободу и приятное времяпрепровождение. «Винные» стихи Абу Нуваса пользовались невероятной популярностью — их заучивали наизусть, записывали и пели. Так в Египте во время праздников еще несколько веков назад самыми популярными и любимыми были песни на слова Абу Нуваса.

Он также считался создателем особого жанра охотничьих стихов - тардийят.

В сатире (хиджа) Абу Нувас для придания стиху иронической окраски использовал перевёрнутый образ.

А для его любовной лирики свойственно употребление множества деталей, применение различных метафор и риторических фигур. В лирических стихах сохраняется диалог, ни в чём не нарушается живой поток речи. Автор пытается дать речевую характеристику героям.

«Лирический герой Абу Нуваса, как и лирический герой хиджазской любовной лирики, наделён устойчивыми чертами, причём каждое стихотворение вносит новую деталь, рисуя дополнительную сторону натуры или поведения этого весёлого «прожигателя жизни». В результате создаётся цельный образ героя, воплощённый в самом поэтическом сюжете и наделённый устойчивой портретной, биографической и психологической характеристикой. В стихах, посвящённых застольным радостям, обычно фигурирует лирический герой — беспутный гуляка, который с вечера, а иногда и с наступлением дня отправляется в сопровождении молодых собутыльников в лавку виноторговца-иноверца, почтительно встречающего завсегдатаев в ожидании щедрого вознаграждения» (И. Фильштинский).

 

Абу Нувас.

Настало утро, и запели птицы…

Перевод М. Кудинова

Настало утро, и запели птицы.

О братья, не пора ли нам напиться?

 

Проснитесь же! Кувшин скорбит о том,

Что день грядет, а мы объяты сном.

 

Вино еще не смешано с водою,

Смешаешь их — расстанешься с бедою.

 

Все радостным покажется вокруг,

И станет шутником твой хмурый друг.

 

Урод красавцем станет, а тупица,

Вдруг поумнев, на нас не будет злиться.

 

Так выпьем, чтобы нам с утра опять

Блистать умом, шутить и хохотать.

Абу Нувас применил в своей поэзии новый стиль «бади», то есть поэтические тропы и фигуры красноречия — метафоры, противопоставления и звуковое уподобление, что послужило переходом к новой ступени в осознании литературного творчества. В своих стихах он стремился сравнить в немногих словах как можно больше вещей. Его творчество считалось образцом «лучшего сравнения». Он также первым ввел строфическую форму с определённым количеством и расположением строк.

Источником вдохновения Абу Нуваса была традиционная персидская культурная традиция. В его стихах нередко встречаются имена персидских исторических и фольклорных героев, описание обычаев и традиций зороастризма. Произведения поэта дают основание предполагать, что он принадлежал к Шуубии - культурно-политическому течению, выступавшему за освобождение персидских народов из-под власти арабского Халифата.

Абу Нувас прочно вошел в мусульманскую культуру став поистине фольклорным персонажем. О его приключениях рассказывают сказки «1001 ночь», сборники порнографических стихов и анекдотов (впрочем, значительная часть этих историй представляет собой бродячие сюжеты). Он стал и одним из персонажей народных восточных и даже африканских сказок, в которых выступает как весельчак, вольнодумец, острослов и хитрец.

Сказка об Абу-Нувасе

Жил-был Абу-Нувас. Он был любимцем Харуна ар-Рашида. Однажды Абу-Нувас захотел купить осла, но у него не было де­нег. Абу-Нувас решил попросить их у Харуна ар-Рашида и от­правился к нему во дворец. Но Харун ар-Рашид в этот день не принимал, и привратники не хотели пропускать Абу-Нуваса во дворец, хотя и знали, что Абу-Нувасу нужны деньги. В это вре­мя вышел старший привратник ж сказал Абу-Нувасу:

- Я дам тебе разрешение пройти во дворец, но ты должен отдать мне половину того, что получишь от султана.

Так они и порешили. Когда договор был подписан, то распи­ску Абу-Нуваса взял старший привратник, а расписку старшего привратника взял Абу-Нувас. Затем Абу-Нувас поднялся к Харуну ар-Рашиду и, приветствуя его, молча сел перед ним.

- Что с тобой, Абу-Нувас? - спросил Харун ар-Рашид.

-  Я хочу получить сто палочных ударов.

Харун ар-Рашид очень любил Абу-Нуваса, и ему жалко было его бить, но Абу-Нувас так просил, что он взял палку и стал бить его. Но бил не больно. Когда он ударил его пятьдесят раз, Абу-Нувас достал расписку старшего привратника, показал Харуну ар-Рашиду и сказал:

-  Мы с мооим другом уговорились разделить пополам все, что я получу от тебя.

Я получил свои пятьдесят ударов, а ос­тальные пятьдесят пусть получит он.

Тогда Харун ар-Рашид приказал привести старшего приврат­ника и дать ему пятьдесят ударов палкой.

- Это тебе наука, чтобы впредь ты не поступал так,- ска­зал он ему.

Горько пожалел привратник о своем договоре с Абу-Нувасом.

Основоположник арабской литературной критики Абу Усма Амр ибн Бахр аль-Джахиз так писал о поэзии Абу Нуваса. «Я не видел человека, который бы лучше знал язык, чем Абу Нувас, мог красивее складывать слова и лучше избегал бы неблагозвучия языка».

 «Своим творчеством Абу Нувас оказал на поэзию последующих поколений немалое влияние, которое можно проследить как в арабской поэзии (Ибн аль-Мутазз, ас-Санаубари, суфийские лирики), так и в поэзии персидских и турецких средневековых поэтов (в первую очередь Омара Хайяма). На этом и основано представление современной критики об Абу Нувасе как об одном из величайших поэтов стран Востока» (И. Фильштинский).

Абу Нувас.

Где в жизни что-нибудь найдешь…

Перевод М. Кудинова

Где в жизни что-нибудь найдешь, имеющее сладость?

Все в жизни горько, как миндаль, а горечь нам не в радость.

 

И разве не заметил ты, что даже в самой сути

Жизнь — это горькая вода, в которой столько мути?

 Его собрания сочинений (диваны) составлялись дважды. Филолог Аль-Сули включил в свой «Диван» произведений Абу Нуваса лишь те произведения, которые он считал апокрифическими. А «Диван» составленный персидским историком и филологом-лексикографом Хамзой аль-Исфахани включал втрое больше произведений поэта (около 1500 стихов).

«Диван» Абу Нуваса.

«Диван» Абу Нуваса.

В мусульманском мире произведения Абу Нуваса распространялись без купюр до ХХ века, и только в 1932 году в Каире появилось первое издание его стихов, которое подверглось цензуре. Со временем мало что изменилось в этом отношении. Уже в январе 2001 года Министерство культуры Египта распорядилось сжечь около шести тысяч  экземпляров книг Абу Нуваса.

В Европе его стихи стали не только известны, но и весьма популярны. «Диван» стихов Абу Нуваса составленный Хамзой аль-Исфахани впервые был издан в Европе в немецкой обработке Кремера в Вене в 1855 году. Британский арабист и исламовед Гамильтон Александр Росскин Гибб так отзывался об Абу Нувасе: «мало кто в арабской литературе может соперничать с ним в разносторонности, силе чувства, изяществе и образности языка, - недаром некоторые сравнивали его с Гейне».

В Багдаде в честь поэта установлена статуя, названы улица и парк.

Статуя поэта Абу Нуваса в Багдаде.

Статуя поэта Абу Нуваса в Багдаде.

А в 1976 году в честь Абу Нуваса был назван кратер на Меркурии.

Английский писатель Эндрю Киллин посвятил его жизни романы «Отец замков» (2009 г.) и «Зеркало Халифа» (2012 г.), впрочем, весьма далекие от его реальной биографии. А танзанийский художник Гадо в 1996 году опубликовал комикс «Abunuwasi».

К его стихам до сих пор во всем мире обращаются музыканты. Так французская певица Жюльет (Жюльет Нуреддин) обращалась к фигуре Абу Наваса дважды – в 1991 году в альбоме «¿Que Tal?» прозвучала ее «песня Абу Наваса», а в 2005 году в альбоме «Mutatis mutandis» — песня «Хмель» на его слова. А в 2010 году тунисский музыкант Dhafer Youssef посвятил ему альбом «Abu Nawas Rhapsody».

 

При перепечатке данной статьи или ее цитировании ссылка на первоисточник обязательна: Копирайт © 2015 Вячеслав Карп — Зеркало сцены.

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.