АБЕЛЯР, ПЬЕР

Пьер Абеляр (Пётр Абеляр, Петрус Абеляр, Pierre Abélard, Abailard, Petrus Abaelardus) — средневековый фрaнцузский философ, логик, теолог, поэт и композитор; отец схоластики и основоположник концептуализма.

Жюль Кавелье. Статуя Пьера Абеляра на здании Луврского дворца в Париже.

Жюль Кавелье. Статуя Пьера Абеляра на здании Луврского дворца в Париже.

Родился в 1079 году в Бретани в Пaле примерно в шестнадцати киллометрах к востоку от Нанта, в рыцарской семье Беранже и Люси дю Пале.

«Я был рожден в некоем укрепленном местечке, которое было сооружено в преддверии Бретани, что, как я полагаю, на восемь миль восточнее Наннетика и собственное название которого Палаций» (Пьер Абеляр). Отсюда и происходит прозвище Абеляра — Палатин, или Перипатетик из Палатина.

Он получил домашнее образование, в которое входили фехтование и верховая езда, чтение, грамматика, латынь и музыка.

 В одиннадцать лет поступил в школу Шартра (École de Chartres).

В 1092 году Пьер Абеляр отказался от права майората и стал школяром-клириком.

«Я был старшим сыном своих родителей. И меня готовили к военной карьере. Однако с детства я так полюбил науки, а в особенности – философию, что безо всякого сожаления отказался от рыцарского звания. А вместе с ним – и от права наследовать отцовское состояние» (Пьер Абеляр).

До 1098 года посещал в Вансе школу Росцелина из Компьена, номиналистическую доктрину которого позже расценил как «безумную». Математике учился у Теодорика (Тьерри) Шартрского.

В 1100 году с благословения отца он отправился в Париж, чтобы изучать диалектику и риторику под руководством Гильома из Шампо возглавлявшего школу при соборе Нотр-Дам в Париже.

Уже около 1101 года Абеляр открыл собственную школу в Мелёне, а в 1104 году — в Корбейле. Но в 1107 году у него произошел нервный срыв, и он на год вернулся на родину в Пaле.

Леон Бенувиль. Абеляр беседует с учениками в окрестностях Мелёна. (1837 г.).

Леон Бенувиль. Абеляр беседует с учениками в окрестностях Мелёна. (1837 г.).

Около 1108 года Абеляр начал преподавать  неподалеку от собора Нотр-Дам, на горе Святой Женевьевы. Впоследствии его школа послужила ядром, вокруг которого сформировался Парижский университет.

Франсуа Фламенг. Абеляр и его школа на горе Св. Женевьевы. Фреска, парадная лестница перистиля в Сорбонне  (1889 г.).

Франсуа Фламенг. Абеляр и его школа на горе Св. Женевьевы. Фреска, парадная лестница перистиля в Сорбонне (1889 г.).

В 1113 году, с целью углубления своего богословского образования, Абеляр стал учеником школы Ансельма Ланского, но вскоре разочаровался и покинул ее.

В том же году, после того как Гильом из Шампо был возведён в звание шалонского епископа, занял его место магистра и возглавил школу при соборе Нотр-Дам. Это вызвало протест Ансельма Лаонского и его сподвижников, поскольку философ не имел священеческого сана.

Тем не менее, слава Абеляра достигла апогея. В 1113 году он написал «Введение в теологию», в 1114 году – «Логику для начинающих».  В это же время получил звание каноника.

Из руководимой им школы при соборе Нотр-Дам вышли Папа Целестин II, девятнадцать кардиналов, более пятидесяти епископов Франции, Германии и Италии.

Безрассудно судить о мыслях и понимании одного по мыслям и пониманию другого. Пьер Абеляр.

К 1118–1119 годам относится его роман с Элоизой, племянницей каноника Фульберта.

На этой истории следует остановиться несколько подробнее, поскольку она имела не только  немало последствий для Абеляра и Элоизы, но и осталась в истории как пример «романтической любви». Хотя скажем прямо, романтического в этой истории весьма мало.

Гюстав Флобер

Лексикон прописных истин.

(Фрагмент)

 Абеляр

- Иметь какое-либо представление об его философии или же знать названия его произведений не обязательно.

- Скромно намекнуть, что Фюльбер его изуродовал.

- Могила Элоизы и Абелара; если вам станут доказывать, что она не подлинная, воскликните: «Вы лишаете меня иллюзий!»

Итак, на вершине успеха Пьер Абеляр влюбился в семнадцатилетнюю Элоизу — племянницу каноника собора Нотр-Дам Фульбера.

О ней известно одновременно и много и мало. Ни о родителях, ни о родине Элоизы точных сведений нет. Известно, что она рано осиротела, а родителей ей заменил дядя — Фульбер, который взял её к себе, и дал девушке образование. Она увлекалась философией и теологией, знала латинский, греческий и древнееврейский языки.

Мастер молитвенников.  «Элоиза» Миниатюра «Лист 137» из манускрипта «Поэмы Карла Орлеанского».

Мастер молитвенников. «Элоиза». Миниатюра «Лист 137» из манускрипта «Поэмы Карла Орлеанского».

Мастер молитвенников.  «Элоиза» Миниатюра «Лист 137» (фрагмент) из манускрипта «Поэмы Карла Орлеанского».

Мастер молитвенников. «Элоиза». Миниатюра «Лист 137» (фрагмент) из манускрипта «Поэмы Карла Орлеанского».

В 1117 году Пьер Абеляр познакомившись с Элоизой предложил Фульберу свои услуги в качестве ее учителя. Причем плату назначил, весьма невысокую. Они занимались еврейским и греческим языками, этическими и теологическими вопросами, а также диалектикой.

«Поручив мне девушку с просьбой не только учить, но даже строго наказывать ее, он (Фульбер) предоставлял мне удобный случай для исполнения моих желаний и давал возможность склонить к любви Элоизу ласками или же принудить, ее угрозами и побоями» (Пьер Абеляр).

Они вступили в любовную связь. «Любовь закрыла нам глаза. Наслаждение учить ее любви превосходило тончайшее благоухание всех прекраснейших ароматов мира» (Пьер Абеляр). Элоиза также была влюблена и счастлива. «Какая королева, какая принцесса не позавидовала бы тем моим радостям, которые я испытала с тобой в постели?!» — вспоминала она впоследствии.

Узнав об этом романе, Фульбер немедленно прекратил такое «обучение». Тогда Абеляр ночью, в отсутствие каноника, похитил Элоизу и отправил ее, переодетую монахиней, в Бретань, к своей сестре. Здесь она родила сына, которого назвала Астролябием. Ребенок был отдан на попечение сестры Абеляра в Пале. Известно, что позднее он занимал должность каноника в Нанте.

Как «порядочный человек» Абеляр сразу же предложил жениться на Элоизе, но она долго отказывалась вступить в брак, поскольку считала, что философу нельзя связывать себя семейными узами. Вступив в брак, по её словам, Абеляр не смог бы сохранить своего положения в школе, читать богословие и достигнуть высших ступеней церковной иерархии. И все-таки по настоянию Абеляра, Элоиза согласилась тайно обвенчаться с ним. Это произошло в одной из отдаленных парижских церквей, в присутствии дяди. После церемонии каждый из супругов вернулся в свой дом, скрывая свой брак.

Позже Абеляр отвез её в Аржантельский монастырь, где она раньше воспитывалась, впрочем запретив принимать постриг.

Двусмысленное поведение Абеляра спровоцировало массу сплетен. В результате Фульбер, решив, что Абеляр насильно постриг Элоизу в монахини, нанял троих парижских разбойников и подкупил слугу Абеляра, чтобы тот ночью открыл двери спальни своего хозяина. Затем вместе со своими наемниками и врачом-испанцем прокрался в спальню Абеляра и, привязав его к кровати, кастрировал. «Они отсекли те части моего тела, посредством которых я совершил дело, ставшее причиной их огорчения» (Пьер Абеляр).

Наутро об этом узнал весь Париж. «Я более страдал от их сострадания, чем от своей раны, сильнее чувствовал стыд, чем нанесенные удары, и мучился больше от срама, чем от физической боли» (Пьер Абеляр).

Вскоре вся компания была схвачена – наемники отправлены в тюрьму, а Фульбер лишился сана и всего своего имущества.

Как только весть об этих событиях дошла до Элоизы, она постриглась в монахини. «Зачем я, нечестивая, стала твоей женой, чтобы принести тебе горе? Прими ж мое искупление, которое я добровольно выбираю» — писала она.

Позднее Элоиза стала настоятельницей монастыря Аржантей, аббатисой монастыря Параклет.

Абеляр же потрясенный случившимся ушел в монастырь Сен-Дени.

Гравюра «Элоиза и Абеляр». (1839 г.)

Гравюра «Элоиза и Абеляр». (1839 г.)

Однако вполне возможно, что во всей этой «романтической» истории есть и «второе дно». Ряд историков считает, что Абеляр пострадал не столько из-за личных чувств Фульбера, сколько из-за политического соперничества между фракциями семьи Монморанси и канцлера Франции епископа Бове Этьена де Гарланда, защитника и мецената Абеляра, поскольку последний активно участвовал в политической жизни Франции.

Владимир Жаботинский

Баллада о дамах былых времен.

 Вольный перевод из Франсуа Вийона.

(Фрагмент)

 

И где она, скажите мне,

Где Элоиза? К ней – в сутане,

Но страсти все ж горя в огне, –

Слал Абеляр листы посланий…

Где та, любовник чей в тумане

Был брошен в Сену с ложа нег?

(Слыхали вы о Буридане?)

Да где ж он, прошлогодний снег?

 По совету друзей Пьер Абеляр возобновил чтение лекций в Мезонвильском приорстве. К этому времени им уже были написаны трактаты «О единстве и троичности Бога» (De unitate et trinitate Dei), «Введение в теологию» (Introductio ad theologiam) и «Теология Высшего блага» (Tlieologia Summi boni).

В 1121 году в Суассоне состоялся поместный собор, на котором его обвинили в нарушениях монашеского обета, выразившихся в том, что он вел занятия в мирской школе и преподавал теологию без церковной лицензии. Однако фактически предметом разбирательства стал трактат «О единстве и троичности», направленный против номинализма Росцелина и реализма Гильома из Шампо. Собор осудил взгляды Абеляра как еретические и принудил его публично придать этот трактат сожжению. Сам же философ по приговору собора был отправлен «на исправление» в аббатство Святого Медарда.

Логика оттолкнула от меня мир. Пьер Абеляр.

Впрочем, вскоре он вернулся в Сен-Дени. Но здесь Абеляр сумел рассориться с настоятелем аббатства, выступив с осуждением нерадивости монахов, а также высмеяв легенду о том, что основателем аббатства якобы был Святой Дионисий Ареопагит, по преданию обращенный в христианство самим апостолом Павлом. Так что из Сен-Дени ему пришлось бежать.

Пьер Абеляр. Contra Bernardum. Рукописная копия XII века.

Пьер Абеляр. Contra Bernardum. Рукописная копия XII века.

Он нашел убежище в небольшом монастыре в Шампани. И лишь после смерти невзлюбившего его аббата смог не только вернуться в монастырь Сен-Дени, но и получил право жить в монашестве в любом месте по своему выбору.

В 1122 году решив стать отшельником, Абеляр выстроил себе на подаренной неизвестным благодетелем земле неподалеку от местечка Ножан-Сюр-Сен на Сене (близ Труа) часовню и келью, названные Параклетом. Однако его отшельничество было недолгим: молельня быстро обросла хижинами многочисленных учеников, узнавших, где скрывается их учитель.

Параклет (между 1686 и 1798 гг.).

Параклет (между 1686 и 1798 гг.).

В 1125 году Пьер Абеляр получил приглашение от монахов монастыря Святого Гильдазия в Бретани возглавить их аббатство. Год спустя в 1126 году он вступил в должность настоятеля этого монастыря. Абеляр и монахи сразу же не пришлись по вкусу друг другу, Причем настолько сильно, что он был вынужден бежать и оттуда. Философ даже утверждал, что монахи пытались убить его.

Возвратившись из Бретани в Париж, Абеляр вновь поселился на холме Святой Женевьевы, где в 1136 году возобновил занятия в своей школе.  Как и раньше, его лекции посещало множество слушателей, а школа вновь стала центром публичного обсуждения богословских проблем.

Всякое знание есть благо, даже знание зла. Творить зло – это грех, но познать зло – это благо. Пьер Абеляр.

Когда монахинь Аржантея обвинили в несоблюдении устава и они по просьбе аббата Сен-Дени Сугерия, возобновившего давние притязания своего аббатства на земли этого монастыря были распущены Святым Престолом, Абеляр предложил Элоизе и ее монахиням поселиться в Параклете.

Именно в этот период он вел активную переписку с Элоизой. Эти письма впоследствии и составят знаменитую «Переписку Абеляра и Элоизы».

За это время он написал несколько вариантов «Христианской теологии» (Theologia Christiana), «Да и Нет» (Sic et non), «Диалектику» (Dialectica), комментарий к «Посланию к римлянам», «Этику, или Познай самого себя» (Ethica, seu Scito te ipsum) и целый ряд других трактатов. И это не сошло ему с рук. Созванный Бернардом Клервоским в 1141 году собор в Сансе обвинил Абеляра в арианской, пелагианской и несторианской ересях.

Характерно, что в Сансском соборе участвовали не только представители высшего духовенства, но и светские сановники, в том числе король Франции Людовик VII. Это дает возможность предположить, что за кулисами и этого события опять-таки скрывались не столько религиозные, сколько политические мотивы. Участники собора не только осудили сочинения Абеляра, но и просили у папы Иннокентия II осуждения еретического учения Абеляра, беспощадной расправы с его последователями, запрещения ему писать и преподавать, а также повсеместного уничтожения его книг. Папа Иннокентий III утвердил приговор собора, обрекая философа на вечное молчание. А его трактаты были сожжены в соборе Святого Петра в Риме. Однако приговор над самим философом не был приведен в исполнение, поскольку за Абеляра ходатайствовал клюнийский аббат Петр Достопочтенный, выступивший посредником между ним и его судьями, и добившийся их примирения.

Не мнения людей, а доводы разума — вот универсальная формула поиска истины. Пьер Абеляр.

21 апреля 1142 года Пьер Абеляр умер в монастыре Сен-Марсель-сюр-Сон aббaтства Сен-Мaрсель, близ Шaлон-сюр-Сон в Бургундии.

Жан Франсуа Жигу. Смерть Абеляра.

Жан Франсуа Жигу. Смерть Абеляра.

Элоиза перевезла прах Абеляра в Параклет и там предала его земле. Она пережила мужа на двадцать два года и умерла в 1163 или 1164 году. Ее похоронили в том же монастыре.

В 1701 году аббатисса монастыря Параклит Катрина III де ла Рошфуко  установила в монастыре памятную табличку в честь Абеляра и Элоизы.

3 марта 1768 года двое хирургов по просьбе другой настоятельницы монастыря Параклет устроили вскрытие и осмотр костей Элоизы и Абеляра.

Ещё через двенадцать лет двадцать девятая настоятельница обители организовала пышное перезахоронение останков Абеляра и Элоизы. Об этой церемонии даже сообщил в октябре 1780 года «Французский Меркурий».

В 1800 году их останки были перенесены в парижский музей (musée des Petits-Augustins), затем в церковь Сен-Жермен-де-Пре (St. Germain-des-Près) и наконец в 1817 году преданы земле на кладбище Пер-Лашез (Père-Lachaise), где  была сооружена гробница Абеляра и Элоизы, ставшая местом паломничества. Существует легенда, что в тот момент, когда в могилу к Абеляру опускали останки Элоизы, он протянул к ней руки и обнял ее.

Гробница Абеляра и Элоизы на кладбище Пер-Лашез (XIX век).

Гробница Абеляра и Элоизы на кладбище Пер-Лашез (XIX век).

Гробница Абеляра и Элоизы на кладбище Пер-Лашез.

Гробница Абеляра и Элоизы на кладбище Пер-Лашез.

Гробница Абеляра и Элоизы на кладбище Пер-Лашез.

Гробница Абеляра и Элоизы на кладбище Пер-Лашез.

Гробница Абеляра и Элоизы на кладбище Пер-Лашез.

Гробница Абеляра и Элоизы на кладбище Пер-Лашез.

Такова в вкратце история жизни, любви и смерти Пьера Абеляра.

Но за внешними событиями его биографии скрывался многолетний труд, благодаря которому он занял особое место в истории философии, науки, искусства и богословия.

Нынешние школы никчемны по результату. Преподается только умение складывать слова без понимания, как будто для овец важнее блеять, чем кормиться. Пьер Абеляр.

 Пьер Абеляр занимал особую позицию в споре реализма с номинализмом, поскольку не считал в отличие от номиналистов идеи или универсалии (universalia) только простыми наименованиями или отвлечённостями. В то же время, не соглашаясь с реалистами, что идеи составляют всеобщую действительность, а действительность общего выражается в каждом отдельном существе. Абеляр доказывал и даже вынудил Гильома из Шампо согласиться с тем, что одна и та же сущность подходит к каждому отдельному лицу не во всём её существенном (бесконечном) объёме, но только индивидуально, конечно («inesse singulis individuis candem rem non essentialiter, sed individualiter tantum»). Таким образом в учении Абеляра примирялись две противоположности – конечное и бесконечное. Поэтому его справедливо полагали предтечей Спинозы. А большинство современных учёных считают Абеляра представителем концептуализма.

Есть правила без исключений, как, например: в любом философском обсуждении авторитет ставится на последнее место или совсем не принимается во внимание. Пьер Абеляр.

Религиозное учение Пьера Абеляра состояло в том, что «Бог дал человеку все силы для достижения благих целей, следовательно, и ум, чтобы удержать в пределах игру воображения и направлять религиозное верование … Вера зиждется непоколебимо только на убеждении, достигнутом путём свободного мышления; а потому вера, приобретённая без содействия умственной силы и принятая без самодеятельной проверки, недостойна свободной личности» (Пьер Абеляр).

Утверждение Абеляра, что единственными источниками истины являются диалектика и Священное писание, и что даже апостолы и отцы Церкви могли заблуждаться, означало, что любая официальная догма церкви, не основанная на Библии, в принципе могла быть ложной.

Объявляя нормой истины мышление, которое не только делает понятным для разума содержание веры, но в сомнительных случаях приходит к самостоятельному решению, Абеляр утверждал права свободной мысли.

С его именем также связано оформление схоластического антитетического метода, основанного на идее эквивокации (термин введен Боэцием), или двуосмысленности. Идея эквивокации, наглядно представленна в трактате Абеляра «Да и Нет», в котором методом цитатного сопоставления анализировались противоречивые высказывания отцов Церкви по поводу одной и той же проблемы. У Абеляра идея эквивокации выражена в трех аспектах:

- один и тот же термин, находящийся по разные стороны противоречия, передает разные смыслы;

- разные смыслы одного и того же термина есть следствие фигуративности языка;

 - следствие переноса (трансляции) термина из одного вида знания в другое (выражение «человек есть», справедливое для естественного знания, несправедливо для знания теологического, где глагол «есть» может быть применен только к Богу как полноте бытия).

Таким образом, утверждение и отрицание оказываются в одном случае (в теологии) противоречиями, а в другом (в естествознании) образуют разные формы связи слова и вещи. Одним и тем же словом могут быть выражены не только разные вещи, имеющие разные определения (как у Аристотеля), но в одной и той же вещи могут быть предположены разные определения в силу ее одновременного сакрально-профанного существования.

Учитель и ученики. Манускрипт «Всякое благо» («Omne Bonum») Джеймса ле Палмера.  (1360-1375 гг.).

Учитель и ученики. Манускрипт «Всякое благо» («Omne Bonum») Джеймса ле Палмера.
(1360-1375 гг.).

В «Теологии Высшего блага» на основании идеи эквивокации Абеляр выделяет четыре значения термина «персона»: теологическое (бытие Бога в трех Лицах), риторическое (юридическое лицо), поэтическое (драматический персонаж, «передающий нам события и речи») и грамматическое (три лица речи).

Сделав попытку доказать, что одни и те же слова употребляются различными авторами в различных значениях, мы легко отыщем решение многих противоречий. Пьер Абеляр.

Пьер Абеляр положил начало дисциплинарности знания, обозначив для каждой дисциплины разные способы подтверждения теоретических положений с помощью доказательств.

 Он представил теологию как теоретическую дисциплину, которая опосредует результаты рационального рассуждения текстом Библии и с его помощью осуществляет проверку на истинность.  Да и сам термин «теология» постепенно заместивший собою термин «священная доктрина» начал входить в обиход именно с легкой руки Абеляра.

Именно в теологии были выработаны основные критерии scientia (который разовьется позднее в понятие науки). По сути, труды Абеляра несут в себе зародыш будущей научной дисциплинарности, разрабатывая стандарты познавательной точности.

Одно дело — лгать, другое — заблуждаться в речах и отступать от истины в словах в силу заблуждения, а не злого умысла. Пьер Абеляр.

Одним из центральных пунктов моральной философии Абеляра стало определение этических понятий (в частности понятия греха) в их отношении к праву. Причем этика представлена у него как дисциплина, предмет которой предполагает как оценку деятельности человечества в целом, так и конкретного поколения людей.

В трактате «Этика, или Познай самого себя» Абеляр вводит понятие интенции – осознанного умысла поступка. Он переносит внимание с собственно поступка на оценку состояния души, которое позволяет выявить при внешне одинаковых поступках различные намерения.

Нельзя уверовать в то, чего ты предварительно не понял. Пьер Абеляр.

Если этика, по Абеляру, это путь постижения Бога, то логика — рациональный способ созерцания Бога. Поэтому этика и логика предстают у него как моменты единой теологической системы, которую можно определить как медитативную диалектику.

Логика Абеляра представляет собой теорию речи, поскольку в ее обосновании лежит идея высказывания, осмысленного как концепт — связь вещи и речи о вещи.

Пьер Абеляр.

Пьер Абеляр.

Концепт же, по Абеляру, универсалия, поскольку именно речь «схватывает» (конципирует) все возможные смыслы, отбирая необходимое для конкретного представления вещи. В отличие от понятия, концепт неразрывно связан с общением поскольку он формируется речью, освященной (по средневековым представлениям) Святым Духом и потому осуществляющейся «по ту сторону грамматики или языка» – в пространстве души с ее ритмами, энергией, интонацией. Концепт предельно выражает субъекта, изменяя душу размышляющего индивида, и при формировании высказывания предполагает другого субъекта, слушателя или читателя и в ответах на их вопросы актуализирует те или иные смыслы. Память и воображение — неотъемлемые свойства концепта, направленного на понимание здесь и сейчас, но вместе с тем, он синтезирует в себе три способности души — как акт памяти ориентирован в прошлое, как акт воображения – в будущее, а как акт суждения – в настоящее.

Если после учений философов мы станем обсуждать их жизнь, то обнаружим у них правила истинной религии. Как и апостолы, они умели отрешаться от всего. Кто сравнится с Диогеном в презрении к миру? Пьер Абеляр.

Труды Пьера Абеляра: «Диалектика», «Введение в теологию», «Познай самого себя», «Да и Нет», «Диалог между Философом, Иудеем и Христианином» — поставили его в ряды крупнейших средневековых мыслителей.

Пьер Абеляр.

Пьер Абеляр.

А «Переписку Абеляра и Элоизы» и его «Историю моих бедствий» относят к одним из самых ярких литературных произведений эпохи Средневековья.

Книга «История моих бедствий» («Historia Calamitatum»)  по сути, является автобиографией Абеляра.

аж2111

Что же касается «Переписки Абеляра и Элоизы» то ее можно назвать одним из выдающихся памятников европейской любовной литературы. Всего сохранилось семь писем — четыре написаные Абеляром, и три Элоизой. Вероятно, они были сохранены Элоизой в Параклете и, после ее смерти попали в Париж, где были скопированы.

Еще совсем недавно подлинность этих писем (или, по крайней мере, подлинность писем Элоизы) ставилась под сомнения . Так историк Бернард Сильвестри утверждал, что «История моих несчастий», а также «Переписка Абеляра и Элоизы» являются апокрифическими сочинениями, написанными в тринадцатом веке, и принадлежат перу Жана де Мена, которого французская историография называет «Вольтером Средневековья». Французский археолог, библиотекарь французского Института Людовик Лаланн в 1855 году предположил, что они могут быть просто литературным вымыслом. Наконец в 1972 году Джон Бентон выдвинул гипотезу, согласно которой письма, возможно, были подделаны в конце тринадцатого века (возможно самим Абеляром). Но в настоящее время принято считать, что эти письма являются подлинными.

Первая публикация переписки Абеляра и Элоизы на латыни, состоялась в Париже в 1616 году. Это издания породило многочисленные переводы на европейские языки. Одним из первых кто проявил глубокий интерес к истории этой пары, был Петрарка, который даже обладал рукописной копией писем четырнадцатого века.

Переписка Абеляра и Элоизы. Издание 1743 года.

Переписка Абеляра и Элоизы. Издание 1743 года.

аж2233

Абеляр также получил широкую известность как поэт и композитор. Он автор шести стихотворений в жанре плача (planctus; парафразы библейских текстов), в том числе: «Плач Иакова о сыновьях» (Planctus Iacob super filios suos), «Плач дев Израилевых о дочери Иеффая Галаадского» (Planctus virginum Israel super filia Jepte Galadite), «Плач Израиля о Самсоне (Planctus Israel super Samson), «Плач Давида об Авенире, убитом Иоавом (Planctus David super Abner), «Плач Дины, дочери Иакова» (Planctus Dinae filiae Iacob). Но единственный поддающийся уверенной расшифровке плач (сохранился в нескольких рукописях, записан в квадратной нотации) – «Плач Давида о Сауле и Ионафане» (Planctus David super Saul et Jonatha).

Перу Абеляра также принадлежат тексты многих лирических гимнов (из его нотированных гимнов сохранился лишь один - «O quanta qualia»).

Возможно, что он является и автором секвенций, в том числе весьма популярной в Средние века «Mittit ad Virginem».

Хотя из его музыкальных сочинений почти ничего не сохранилось, а немногие плачи, записанные в системе адиастематической невменной нотации, не поддаются расшифровке, большинство исследователей сходятся на том, что Абеляр сам писал музыку к своим стихам.

Рукопись гимна «O quanta qualia» из Гимнария Райнау 1459 года.

Рукопись гимна «O quanta qualia» из Гимнария Райнау 1459 года.

Пьер Абеляр считается одним из прототипов легендарного персонажа средневекового итальянского фольклора и  карнавальной маски «Пьетро Байлардо» (Pietro Bailardo). Такая мифологизация образа Абеляра связанна с тем, что он неоднократно осуждался Римско-католической церковью за еретические воззрения. Рассказы о нём являются частью устной народной традиции в южных и центральных регионах континентальной Италии. В них он предстаёт с одной стороны как благородный разбойник и капитан наёмников, с другой — как могучий волшебник, владеющий «Книгой приказаний» (авторитетным источником знаний по белой и чёрной магии, по преданию написанным античным поэтом Вергилием). Так в устной традиции Абруццо персонаж Пьетро Байлардо предстаёт могущественным волшебником, раскаявшимся в конце жизни.

Ранние версии предания полны историями о магии и колдовстве. В них Пьетро Байлардо заставляет бесов исполнять весьма странные для чернокнижника приказы. Например, он велит им переносить его по воздуху сначала в Константинополь, а затем в Рим, чтобы присутствовать на мессах одновременно в обоих городах. Даже Млечный путь в Абруццо по традиции считали делом рук Пьетро Байлардо, который по нему совершил паломничество в Сантьяго-де-Компостела к святым мощам апостола Иакова.

Позднее, под влиянием тосканской литературы, легендарный персонаж превратился в народного героя и благородного разбойника, верного традициям рыцарства.

Его образ в устной традиции предшествует появлению в литературе с одной стороны образа доктора Фауста, с другой — Дона Кихота и Зорро.

А имя сохранилось в названии местной деревни Байолардо.

Марк Твен

«Простаки за границей»

(фрагмент)

среди тысяч могил на кладбище Пер-Лашез есть одна, мимо которой не пройдет, не остановившись, ни мужчина, ни женщина, ни юноша, ни девушка. Каждый посетитель чго-то смутно вспоминает о спящих в ней и по традиции приносит им дань уважения, хотя на двадцать тысяч не найдется и одного, кто ясно помнил бы историю этой могилы и ее романтических обита­телей. Это гробница Абеляра и Элоизы. За последние семьсот лет христианский мир так почитал, описывал, воспевал и обливал слезами только гробницу Спаси­теля… Когда бы вы ни пришли, кто-нибудь непременно рыдает над этой гробницей. Когда бы вы ни пришли, она всегда убрана иммортелями и букетами. Когда бы вы ни пришли, вы увидите кучу гравия, привезенного из Марселя для восполнения ущерба, причиненного вандалами, выламывающими из нее кусочки на память потому, что их любовь оказалась неудачной.

Но при всем при том - кому, собственно, известна история Абеляра и Элоизы? Очень и очень немногим…

Фигура Абеляра, как и любовная история Абеляра и Элоизы нашли широкое отражение не только в фольклоре, но и в искусстве.

Первые портреты Абеляра относятся к двенадцатому веку.

В Нанте в 1843 году был установлен скульптурный медальон с портретом Абеляра.

Абеляр. Скульптурный медальон в Нанте. (1843 г.).

Абеляр. Скульптурный медальон в Нанте. (1843 г.).

А на здании Луврского дворца в Париже установлена статуя философа работы французского скульптора Жюля Кавелье.

Полотно «Абеляр беседует с учениками в окрестностях Мелёна» (1837 г.) принадлежит кисти французского живописца Леона Бенувиля.

Но гораздо больше внимания изобразительное искусство уделило истории любви Абеляра и Элоизы, поскольку в европейской культуре они стоят в одном ряду с такими архетипическими образами влюбленных как Тристан и Изольда, Паоло и Франческа, Ромео и Джульетта.

Уже в иллюстрациях к французской аллегорической поэме XIII века Гильома де Лорриса и Жана де Мена «Роман о Розе» мы находим миниатюру «Абеляр и Элоиза».

А в манускрипте «Поэмы Карла Орлеанского», представляющем собой сборник произведений Карла Орлеанского и Псевдо-Элоизы на иллюстрации «Лист 137» изображена Элоиза. Манускрипт выполнен в Лондоне и Брюгге двумя миниатюристами около 1475-1483 года. Портрет Элоизы, по всей видимости, работы Мастера молитвенников работавшего под руководством Квентина Пуле.

В восемнадцатом веке в связи с возросшей популярностью истории Абеляра и Элоизы этот сюжет встречается в изобразительном искусстве значительно чаще.

Так в 1795 году Жан Мишель Моро Младший публикует серию гравюр к изданию «Переписки Абеляра и Элоизы». Другую гравюру с таким же названием выполнил в 1750-1760 году немецкий гравер из Аугсбурга Иоганн Якоб Хайд.

Жан Мишель Моро Младший. Абеляр приветствуя Элоизу в Параклете.  Иллюстрация к изданию «Переписки Абеляра и Элоизы».  (1795 г.).

Жан Мишель Моро Младший. Абеляр приветствуя Элоизу в Параклете.
Иллюстрация к изданию «Переписки Абеляра и Элоизы».
(1795 г.).

Швейцарской художнице Ангелике Мари Кауфман принадлежит картина «Прощание Абеляра и Элоизы». Выполненная в стиле неоклассицизма она отличается гладкой, «сплавленной» манерой письма и тщательной отделкой деталей.

Ангелика Мария Кауфман. Прощание Абеляра с Элоизой. (1780

Ангелика Мария Кауфман. Прощание Абеляра с Элоизой. (1780 г.).

В девятнадцатом веке «Переписка Абеляра и Элоизы» многократно переиздается, в связи с чем, растет и количество иллюстраций к ней. В частности в 1839 году во французском издании мы находим иллюстрации живописца Жана Франсуа Жигу славившегося как рисовальщик литографий и иллюстратор. Позднее иллюстрации создают французские иллюстраторы Даниэль Виерге и Ашиль Жак-Жан-Мари Девериа.

Дэниел Вирдж. Абеляр и Элоиза.

Дэниел Вирдж. Абеляр и Элоиза.

Ашиль Жак-Жан-Мари Девериа. Элоиэа и Абеляр застигнутые Фулбертом.

Ашиль Жак-Жан-Мари Девериа. Элоиэа и Абеляр застигнутые Фулбертом.

Поэма Александра Поупа  «Элоиза и Абеляр» была проиллюстрирована английским художником Джозефом Северном.

Джозеф Северн. Иллюстрация к поэме Александра Поупа «Элоиза и Абеляр».

Джозеф Северн. Иллюстрация к поэме Александра Поупа «Элоиза и Абеляр».

В 1819 году французский художник Жан Виньо пишет картину «Каноник Фульбер застает врасплох Абеляра и Элоизу».

Жан Виньо. Каноник Фульбер застает врасплох Абеляра и Элоизу (1819 г.).

Жан Виньо. Каноник Фульбер застает врасплох Абеляра и Элоизу (1819 г.).

Фабула картины Никазиуса де Кейсера «Абеляр и Элоиза» заимствована из сочинения Абеляр «История моих бедствий».

Никазиус де Кейсер. Абеляр и Элоиза. (1850 г.).

Никазиус де Кейсер. Абеляр и Элоиза. (1850 г.).

Французский скульптор Эмиль Франсуа Шатроз изваял в 1859 году небольшую, но весьма изящную статуэтку «Элоиза и Абеляр».

Эмиль Франсуа Шатроз. Элоиза и Абеляр.

Эмиль Франсуа Шатроз. Элоиза и Абеляр.

А знаменитый французский живописец-жанрист Жан-Батист Грез отмечает популярность сюжета в картине «Женщина, читающая письма Элоизы и Абеляра».

Жан-Батист Грез. Женщина, читающая письма Элоизы и Абеляра. (ок. 1758-1759 гг).

Жан-Батист Грез. Женщина, читающая письма Элоизы и Абеляра. (ок. 1758-1759 гг).

Но особой популярностью этот сюжет пользуется у британских художников. В частности свои картины на эту тему писали Чарльз Локк Истлейк («Абеляр и Элоиза на террасе») и Роберт Бейтман («Элоиза и Абеляр»).

Чарльз Лок Истлейк. Абеляр и Элоиза на террасе.

Чарльз Лок Истлейк. Абеляр и Элоиза на террасе.

Роберт Бейтман. Элоиза и Абеляр.

Роберт Бейтман. Элоиза и Абеляр.

 Кисти английского художника-прерафаэлита Эдмунда Блэра Лейтона принадлежит картина «Абеляр и его ученица Элоиза». Работы Лейтона отражают его ностальгическое видение романтического, изящного, галантного прошлого. Одним из главных его отличий от других художников-прерафаэлитов пожалуй является особое внимание к деталям.

Э. Блейер Лейтон. Абеляр и его ученица Элоиза.

Э. Блейер Лейтон. Абеляр и его ученица Элоиза.

В двадцатом веке к сюжету об Абеляре и Элоизе обращались французский художник-реалист Фернан Кормон («Абеляр и Элоиза», 1911 г.) и один из самых известных представителей сюрреализма Сальвадор Дали (Литография из серии «Дантов ад» — «Элоиза и Абеляр», 1951 г.).

Фернан Кормон. Абеляр и Элоиза.

Фернан Кормон. Абеляр и Элоиза.

Сальвадор Дали. Элоиза и Абеляр. Литография из серии «Дантов ад».

Сальвадор Дали. Элоиза и Абеляр. Литография из серии «Дантов ад».

А в двадцать первом – венгерский художник Габриель Жозеф («Абеляр и Элоиза», 2003 г.), франко-испанский художник Карлос Мурчиано («Абеляр и Элоиза», 2015 г.) и итальянский художник Дарио Фо («Абеляр и Элоиза», 2007 г.).

Габриель Жозеф. Абеляр и Элоиза.

Габриель Жозеф. Абеляр и Элоиза.

Карлос Мурчиано. Абеляр и Элоиза.

Карлос Мурчиано. Абеляр и Элоиза.

Сразу несколько работ в стиле в чем-то напоминающем работы старых мастеров посвятила Элоизе и Абеляру американская художница Дженни Ши («Элоиза и Абеляр», «Элоиза»).

Дженни Ши. Элоиза и Абеляр.

Дженни Ши. Элоиза и Абеляр.

Дженни Ши. Элоиза.

Дженни Ши. Элоиза.

Бронзовая статуя Абеляра и Элоизы установлена в Лё Палле по заказу «L’Association Culturelle Pierre Abélard».

Памятник Абеляру и Элоизе в Лё Палле.

Памятник Абеляру и Элоизе в Лё Палле.

Другой памятник  Абеляру и Элоизе установлен в Мелён (Иль-де-Франс).

Памятник Абеляру и Элоизе. Мeлён , Иль-де-Франс.

Памятник Абеляру и Элоизе. Мeлён , Иль-де-Франс.

А барельеф с изображением Абеляра и Элоизы украшает зал на первом этаже здания по адресу Рю-де-ла-Сите, в Париже.

Барельеф «Абеляр и Элоиза». Центральный столб в зале первого этажа (комната охраны) по адресу Rue de la Cité, Paris Ive.

Барельеф «Абеляр и Элоиза». Центральный столб в зале первого этажа (комната охраны) по адресу Rue de la Cité, Paris Ive.

Итальянскому скульптору Джованни Консерво принадлежит выполненная из дерева работа «Любовь Элоизы к Абеляру».

Джованни Консерво. Любовь Элоизы к Абеляру. (1989 г.).

Джованни Консерво. Любовь Элоизы к Абеляру. (1989 г.).

Весьма интересная работа принадлежит и американскому скульптору из Таос (Нью-Мексико) Раймонду Вигеру. Его скульптура «Абеляр и Элоиза» является элементом сценического оформления танцевального спектакля «История любви Абеляра и Элоизы».

Раймонд Вигер. Абеляр и Элоиза.

Раймонд Вигер. Абеляр и Элоиза.

Столь обширная иконография стала причиной того, что по всему миру было издано весьма большое количество почтовых марок на эту тему.

Почтовая марка посвященная Абеляру и Элоизе

Почтовая марка посвященная Абеляру и Элоизе.

Почтовая марка посвященная Абеляру и Элоизе.

Почтовая марка посвященная Абеляру и Элоизе.

Почтовая марка посвященная Абеляру и Элоизе.

Почтовая марка посвященная Абеляру и Элоизе.

Памятный почтовый конверт посвященый Абеляру и Элоизе.

Памятный почтовый конверт посвященый Абеляру и Элоизе.

Памятный почтовый конверт посвященый Абеляру.

Памятный почтовый конверт посвященый Абеляру.

Памятный почтовый конверт посвященый Абеляру.

Памятный почтовый конверт посвященый Абеляру и Элоизе.

В литературе первое упоминание о трагической истории любви Абеляра и Элоизы мы находим в «Романе о Розе» («Roman de la Rose») - одном из самых знаменитых сочинений средневековой литературы. Книга состоит из двух самостоятельных частей, написанных разными авторами в разное время и потому весьма различных по духу. Из 22 817 стихов поэмы первые 4028 написаны около 1225-1230 годов Гийомом де Лоррисом. Остальные добавлены около 1275 года Жаном де Меном. Произведение представляет собой одновременно куртуазный роман, рассказ о возникновении любви и словесную игру с использованием миражей, метафор и других литературных приемов. Трактовка любви в романе не статична. От Гильома де Лорриса к Жану де Мену она развивается как движение от изощренной куртуазности к чувственности. Насыщая финал романа нарочито грубыми сексуальными метафорами, Жан де Мен перечеркивает куртуазную утопию, возвращая героя к заветам Природы, для которой любовь есть служение человека продолжению собственного рода.

Абеляр и Элоиза. Иллюстрация из книги Гильома де Лорриса и Жана де Мена «Роман о Розе». (Около 1370 г.).

Абеляр и Элоиза. Иллюстрация из книги Гильома де Лорриса и Жана де Мена «Роман о Розе». (Около 1370 г.).

Именно Жан де Мен вводит в роман историю Абеляра и Элоизы. У него Абеляр и Элоиза скорее символы разврата, чем любви. А Элоиза это в первую очередь умная женщина, не желавшая выходить замуж. Осуждая разврат, Жан де Мен для пущей убедительности утверждал, что Элоиза сама кастрировала Абеляра: «отрезала у Пьера корень жизни, пока он спал».

Жан де Мен.

Роман о Розе.

(фрагмент)

И в письмах против брака говорила, что слишком уж суров его устав.

Умна она была, начитанна и женский нрав познала.

Она хотела, чтобы он её любил, не зная прав других.

В конце XV века Франсуа Вийон развил эту тему в «Балладе о дамах былых времён» («Ballade des dames du temps jadis»).

Франсуа Вийон.

 Баллада о женщинах былых времен.

 Перевод Николая Гумилева.

(Фрагмент)

 

Где Элоиза, всех мудрей,

Та, за кого был дерзновенный

Пьер Абеляр лишен страстей

И сам ушел в приют священный?

Но в восемнадцатом веке трактовка истории Абеляра и Элоизы меняется. Теперь это история о несчастной любви. Такой ее сделал английский поэт Александр Поуп переписавший в стихах письма Элоизы в духе «Ромео и Джульетты», да еще и с явным антиклерикальным привкусом.

Александр Поуп. Элоиза Абеляру. Второе издание.

Александр Поуп. Элоиза Абеляру. Второе издание.

Александр Поуп родился католиком и естественно предположить, что он хорошо знал эту историю и имел к ней особый интерес. Однако недавно опубликованные источники говорят о том, что написать свою версию «письма Элоизы» его побудило стихотворение поэта Джона Хьюза впервые опубликованое в 1713 году (стихотворение Поупа было опубликовано лишь в 1717 году). Главное отличие этих двух произведений заключалось в том, что у Поупа Элоиза страдает из-за того, что заточена в монастырь.

Александр Поуп.

Элоиза Абеляру.

Перевод Д. Веденяпина.

(Фрагмент)

                
В глуши, во мгле обители угрюмой,

Исполненный бесстрастно-скорбной Думой,

В краю Печали, в сумрачной тиши

Что значит этот вихрь на дне души?

Зачем опять мечта моя крылата

И сердце вновь бунтует, как когда-то,

Вновь чувствует давно забытый жар

И губы снова шепчут: «Абеляр?»…


О, затхлый гнет промозглых подземелий!

О, мрачный ужас мхом поросших келий!

Бездушность камня! Ветхость хладных стен!

Томящей скорби добровольный плен!

Гробницы, пред которыми смиренно

Сонм девственниц коленопреклоненно

Льет токи слез на бдениях ночных

Под взорами безрадостных святых


Твое письмо с какой-то чудной силой

Минувшие страданья воскресило.

В смятении, исполненная грез,

Я не могла сдержать невольных слез.

Читала, и опять передо мною

Несчастья проходили чередою;

Все горькие мытарства прежних дней

Вновь оживали в памяти моей.

Мне грезилось то жаркое веселье,

То мертвый холод монастырской кельи,

Где, вспыхнув, тотчас угашалась вновь

Прекраснейшая из страстей — Любовь!


Ты знаешь, сколь невинная, впервые

Я шла на те свиданья роковые,

Где под личиной Дружества меня

Настигла власть Любовного огня.

Ты для меня был словно ангел света.

Прекрасномудрой нежностью согрета,

В сиянии твоих бездонных глаз

Нездешний день я зрела всякий раз;

В твоих речах чудесно проступало

Божественное, высшее начало.

А я?.. Тебе внимая без помех,

Я научилась ненавидеть грех…

 

Ты помнишь день, когда, застыв в печали,

Как жертвы мы пред алтарем лежали?

Ты помнишь плач мой горестный, когда,

Со всем мирским прощаясь навсегда,

Я хладными губами целовала

Распятье и святое покрывало?

Ты помнишь, как померк лампадный свет,

Когда в слезах давала я обет

 

Мой Абеляр, прекрасный мой мучитель!

Грехов моих и радостей родитель!

Когда и ты могилой будешь взят

И в свой черед изведаешь распад,

Когда узришь духовными очами,

Как Ангелы парят под небесами,

Когда Святые в облаке лучей

Тебя обнимут с нежностью моей,

Пусть под одною гробовою сенью

Моя с твоей соединится тенью.

Пусть высота причтется к высоте

В двух именах на мраморной плите.

Популярность стихотворения Поупа была такова, что уже в 1720 году оно было переиздано под названием «Стихи в память несчастного леди» («Verses to the memory of an unfortunate lady»). Его успех в значительной степени способствовал популяризации истории Абеляра и Элоизы и вызвал массу подражаний и даже пародий.

Особой любовью к этому сюжету воспылали британские поэты: в 1720 году Джудит Мадан анонимно опубликовала стихотворение «Абеляр Элоизе» («Abelard to Eloisa»), в 1721 году Чарльз Бекингем – «Фрагмент из послания Элоизы к Абеляру» («Fragment of an Epistle from Abelard to Eloisa»), в 1725 году Джеймс Делакур — «Абеляр Элоизе» («Abelard to Eloisa»), в 1747 году Джеймс Которн — «Абеляр Элоизе» («Abelard to Eloisa»), в 1792 году Сара Фаррелл — «Абеляр Элоизе» («Abelard to Eloisa»), в 1795 году Уолтер Сэвидж Лэндор «Абеляр Элоизе» («Abelard to Eloisa»).

Отдельно следует выделить пародии как на переписку Абеляра и Элоизы, так и на произведение самого Александра Поупа. «Elegy Written in an Empty Assembly-Room» написана Ричардом Оуэном Кембриджом в 1756 году. В предисловии автор характеризует ее как «Пародию на одно из самых замечательных мест в известном Послании Элоизы Абеляру». А в 1780 году была опубликована весьма скабрезная пародия под названием «Элоиза в нижнем белье» («Eloisa en deshabille). Несмотря на ее популярность, авторство этой пародии не установлено – ее приписывают нескольким авторам, из которых наиболее вероятными считаются Ричард Порсон и Джон Мэтьюз.

Стихотворение Александра Поупа сделало историю любви Абеляра и Элоизы настолько популярной, что наконец-то и французская литература отдала ей дань. Здесь публикуется огромное количество подражаний Поупу, из которых самым известным стало «Послание Элоизы к Абеляру» («Lettre d’Héloïse à Abailard») Шарля-Пьера Колардо.

Своеобразным отражением популярного литературного мотива стал роман в письмах «Юлия, или Новая Элоиза» («Julie ou la Nouvelle Héloïse») написанный Жан-Жаком Руссо в 1757-1760 годах. Вторая часть названия напрямую отсылает читателя к истории Элоизы и Абеляра, на которую похожа судьба главных героев романа — Юлии д’Этанж и Сен-Прё.

Гравюра Гравело к первому изданию романа Жан-Жака Руссо «Юлия, или Новая Элоиза».

Гравюра Гравело к первому изданию романа Жан-Жака Руссо «Юлия, или Новая Элоиза».

Впрочем, герои романа Руссо имеют весьма мало общего со своими средневековыми прототипами. Не только Юлия целомудренна и предельно стыдлива – то же можно сказать и о Сен-Пре. Ведь «они лишены «опыта страстей»; любовь обрушилась на них как стихия, и когда это случилось, они стали идеальными любовниками».

Хотя Руссо внёс в «Новую Элоизу» много личного, в романе явственно ощущается влияние родоначальника «чувствительной» литературы Сэмюэля Ричардсона. В полном соответствии с установками Ричардсона он наполнен сентенциями, поучительными афоризмами, слезами и вздохами, поцелуями и объятиями, жалобами и наставлениями. Но Руссо во многом и далек от Ричардосна, в романах которого ситуация всегда мелодраматична и легко сводится к формуле: «Невинность — жертва порока». Руссо вывернул банальный сюжет «совращения невинной девушки» наизнанку: «падение» девушки становится ее возвышением, «развратитель» трагичен, нормы патриархальной морали выявляют свой догматизм и даже бесчеловечность.

Юлия и Сен-Прё. Иллюстрация к французскому изданию романа Жан-Жака Руссо «Юлия, или Новая Элоиза» 1878 года.

Юлия и Сен-Прё. Иллюстрация к французскому изданию романа Жан-Жака Руссо «Юлия, или Новая Элоиза» 1878 года.

Первое издание романа вышло в Амстердаме в типографии Рея в феврале 1761 года. Он пользовался огромным успехом у современников. За первые сорок лет «Новая Элоиза» только официально переиздавалась семьдесят раз. Л. Н. Толстой сказал о романе Руссо: «Эта прекрасная книга заставляет думать».

В русской литературе к истории любви Абеляра и Элоизы первым обратился драматург и поэт Владислав Александрович Озеров, опубликовавший в 1794 году вольный перевод «Послания Элоизы к Абеляру» Ш. Колардо. Это был «выдержанный на едином дыхании вопль тоскующей души, сознающей невозможность счастья и потому погруженной в отчаяние и трагическую безысходность. Смерть остается последним прибежищем, где душам несчастных влюбленных позволено будет соединиться».

В. А. Озеров

Послания Элоизы к Абеляру

Вольный перевод Ш. Колардо

(Фрагмент).

 

Вот час… Мой Абеляр, приди, я умираю;

Закрой мне очи ты: страсть с жизнью лишь теряю;

Приди ко мне, прими в сей мной желанный час

Последний поцелуй, последний вздоха глас!

А ты, коль смерть сотрет твои красы жестоки,

Красы, что горьких слез моих влекли потоки,

Коль скорби дней твоих нить тяжку прекратят,

Пущай в единый гроб пас ввеки съединят!

Чтоб в надписи любовь злу повесть описала;

Чтоб нежные сердца та надпись ужасала.

В девятнадцатом веке история Абеляра и Элоизы вдохновила английскую поэтессу Кристину Россетти на написание стихотворения «Монастырский порог» («The Convent Threshold»). Но в целом английская литература утратила интерес к этой теме.

Зато сюжет перебирается через океан, обретая популярность в США. На его ниве поэмой «Абеляр Элоизе» («Abelard to Eloise») отметился в 1820 году один из первых американских поэтов Джозеф Родман Дрейк, в трактовке которого общие страдания влюбленных ведут к  их общему искуплению в загробной жизни. Другой американский поэт Джон Рэндалл Витт опубликовал в 1856 году поэму «Абеляр и Элоиза» («Abelard and Eloisa») состоявшую из шести отдельных эпизодов написанных в разных поэтических формах.

аж2208

Первым кто нарушил традицию «возвышенного» изложения этой истории стал Марк Твен, рассказавший ее в юмористических тонах в сборнике очерков «Простаки за границей, или Путь новых паломников» (1869 г.). Столь же ироничен и Гюстав Флобер в небольшой статье «Абеляр» в книге «Лексикон прописных истин».

Зато германские поэты и писатели открывшие, наконец, для себя историю Абеляра и Элоизы разразились целым потоком сентиментальных слезливых произведений — Игнац Аврелий Фесслер «Абеляр и Элоиза» («Abalard und Heloise», 1806 г.), Вильнав Фридрих Кристоф Шлоссер «Abalard und Duicin» (1807 г.), Якоби «Абеляр и Элоиза» («Abalard und Heloise», 1860 г.).

В столь же сентиментальных тонах рассматривает историю Абеляра и Элоизы один из основоположников романтизма в русской поэзии Василий Андреевич Жуковский. Собственно это не оригинальное произведение, а вольный перевод фрагмента все того же «Послания Элоизы к Абеляру» Александра Поупа. Но этот перевод стоит особняком не только в русской лирике девятнадцатого века, но и в творчестве самого Жуковского. Переводчик явно соотносит себя с адресатом послания Элоизы, а опосредованно - и с героем «Новой Элоизы».

Василий Андреевич Жуковский.

Послание Элоизы к Абеляру.

(Фрагмент).

В сих мрачных келиях обители святой,

Где вечно царствует задумчивый покой,

Где, умиленная, над хладными гробами,

Душа беседует, забывшись, с небесами,

Где вера в тишине святые слезы льет

И меланхолия печальная живет, -

Что сердце мирныя весталки возмутило?

Что в нем потухший огнь опять воспламенило?

Какой волшебный глас, какой прелестный вид

Увядшую в тоске опять животворит?

Увы! еще люблю!.. Исчезни, заблужденье!

Сей трепет внутренний, сие души волненье

При виде милых строк знакомыя руки,

Сие смешение восторга и тоски -

Не суть ли признаки любви непобежденной?

Супруг мой, Абеляр! О имя незабвенно!

Дерзну ль священный храм тобою огласить?

Дерзну ли с Творческим тебя совокупить,

Простертая в пыли, молясь пред алтарями?

О страшные черты! да смою их слезами!

Преступница! к кому, что смеешь ты писать?

Кого в обителях святыни призывать?

Небесный твой супруг во гневе пред тобою!

Творец, творец! смягчись! вотще борюсь с собою!

Где власть против любви? Чем сердце укротить?

Каким могуществом сей пламень потушить?..

 

Во мгле монастыря, под иноческой ризой,

В кипенье пылких лет, с толь пламенной душой,

Томиться, увядать, угаснуть — жребий мой!

Здесь вера грозная все чувства умерщвляет!

Здесь славы и любви светильник не пылает!

   Но нет!.. пиши ко мне! пиши! Соединим

Мучение мое с мучением твоим!..

В девятнадцатом веке появляются и первые беллетризованные биографии Абеляра – «Абеляр» («Abélard» (1845 г.) Шарля Франсуа Мари де Ремюза во Франции и «Питер Абеляр: Изучение церковной истории средневековья» Вилькена в Германии.

А французский философ и историк Виктор Кузен издал «Полное собрание сочинений Абелара» в двух томах (1849-1869 гг.) и «Неопубликованные произведения Абеляра» («Ouvrages inédits d’Abélard», 1836 г.).

Переписка Абеляра и Элоизы. Издание Виктора Кузена.

Переписка Абеляра и Элоизы. Издание Виктора Кузена.

Впрочем, французская литература интерес и к Абеляру и к его возлюбленной утратила. Из французских литераторов историю Абеляра и Элоизы вспомнил, пожалуй, лишь Александр Дюма в романе «Граф Монте-Кристо» да и то вскользь – во время похорон Валентина на кладбище Пер-ла-Шез молодой Моррель замечает среди деревьев их могилу.

В ХХ веке история любви Абеляра  и Элоизы обретает второе дыхание.

В 1961 году австралийская писательница Гвен Харвуд опубликовала под псевдонимом «Вальтер Леманн» два сонета  - «Элоиза  Абеляру» («Eloisa to Abelard») и «Абеляр Элоизе» («Abelard to Eloisa»), трактуя сюжет с феминистических позиций.

Представитель исповедального направления в американской поэзии Роберт Лоуэлл в сборнике стихов «История» («History», 1973 г.) посвящает им поэму «Элоиза и Абеляр» («Eloisa to Abelard»). Свое обращение к историческим сюжетам поэт пояснил так: «Великие, эпического размаха события не проходят бесследно … у них есть и некая таинственная метафизическая значимость».

А в 1979 году американская писательница Марион Мид опубликовала роман «Похищенный рай: история любви Элоизы и Абеляра».

Англоязычная литература также насыщенна многочисленными ссылками и аллюзиями на историю Абеляра и Элоизы. Так, например, в романе «Место Льва» («The Place of the Lion», 1931 г.) британского писателя Чарльза Уильямса один из главных героев чрезвычайно сосредоточен на своем исследовании об Абеляре. Насыщен ссылками на эту историю и фантастический роман «Мятежные ангелы» («The Rebel Angels»), 1970 г.) канадского писателя Уильяма Робертсона Дэвиса. А американский писатель Генри Миллер использует «Предисловие к Истории моих бедствий» Абеляра в качестве эпиграфа своего полуавтобиографического романа «Тропик Козерога» («Tropic of Capricorn», 1938 г.): «Человеческие   чувства  часто  сильнее   возбуждаются  или   смягчаются примерами,  чем словами. Поэтому,  после утешения в  личной беседе, я  решил написать тебе, отсутствующему, утешительное послание  с изложением пережитых мною бедствий,  чтобы,  сравнивая  с  моими,  ты  признал  свои  собственные невзгоды или ничтожными, или незначительными и легче переносил их».

Лида Баас. Абеляр и Элоиза.

Лида Баас. Абеляр и Элоиза.

А вот в русской литературе двадцатого века история Абеляра и Элоизы особой популярностью не пользовалась. К ней обращались и то в форме аллюзии, пожалуй, лишь Виктор Шкловский (в частности в романе «Zoo. Письма не о любви или Третья Элоиза») и Марина Цветаева (в стихотворени «Пригвождена к позорному столбу…» из цикла «Н. Н. В.»).

М. Цветаева.

Пригвождена к позорному столбу…»

 (Фрагмент).

Ты этого хотел. - Так. - Аллилуйя.

Я руку, бьющую меня, целую.


В грудь оттолкнувшую
- к груди тяну,

Чтоб, удивясь, прослушал - тишину.


И чтоб потом, с улыбкой равнодушной:

- Мое дитя становится послушным!


Не первый день, а многие века

Уже тяну тебя к груди, рука


Монашеская
- хладная до жара! —

Рука - о Элоиза! - Абеляра!


В гром кафедральный
- дабы насмерть бить!

Ты, белой молнией взлетевший бич!

 Зато в Ирландии в двадцатых-тридцатых годах выходит сразу два романа посвященных истории Элоизы и Абеляра: «Элоиза и Абеляр» («Heloise agus Abelard», 1921 г.) Джорджа Огастаса Мура и «Пьер Абеляр» («Peter Abelard», 1933 г.) Хелен Джейн Уодделл. В поэме «Resistance» (написанной на английском языке)  их упоминает ирландский поэт Пол Малдун.

Во Франции к ней обращаются Антонен Арто в рассказе «Элоиза и Абеляр» («Héloise et Abélard»), писатель Клод Фаррер в одной из новелл сборника «Дым опиума» (««La fumée d’opium», 1904 г.), историк-медиевист и писательница Режин Перну в романе «Элоиза и Абеляр» («Héloise et Abélard», 1970 г.) и писательница Жанна Бурен в романе «Премудрая Элоиза» («Tres sage Heloise»).

Милена Придис. Иллюстрация к рассказу Антонена Арто «Элоиза и Абеляр».

Милена Придис. Иллюстрация к рассказу Антонена Арто «Элоиза и Абеляр».

И наконец, в Германии писательница Луиза Ринзер в романе «Любовь Абеляра» («Liebe Abaelard», 1991 г.).

Антонен Арто.

Элоиза и Абеляр.

(Фрагмент).

Жизнь перед ним скукожилась. Гнили целые области мозга. Явление известное, но это не делало его простым. Абеляр не выдавал свое состояние за открытие, но в конце концов написал:

Дорогой друг,

Я исполин. Ничего тут не поделаешь, коли я — вершина, где самые высокие мачты берут грудь под видом парусов, а женщины тем временем чувствуют, что их вульвы твердеют, как галька…

Все рты мертвого самца смеются, следуя случайностям зубов в аркатуре их прорезания, либо девственного, либо обложенного сальными ломтиками голода и затканного отбросами, как арматура рассудка Абеляра.

Но здесь Абеляр замолкает. На ходу в нем теперь лишь пищевод. Не, безусловно, аппетит вертикального протока с его изголодавшейся страстью, но прекрасное прямое дерево из серебра с разветвлениями сделанных для воздуха веночек, с листвой вокруг птиц. Вкратце — строго растительная, скомканная жизнь, в которой ноги идут своим механическим шагом, а мысли — как зарифленные бомбрамсели. Переход тел...

Но дело в том, что у Элоизы есть еще и ноги. Прекрасней всего, что у нее есть ноги. А еще есть у нее эта штука наподобие морского секстанта, вокруг которой вращается и вибрирует все волшебство, эта штука, как лежащий меч.

Но превыше всего у Элоизы сердце. Прекрасное прямое сердце, все в ветвях, напрягшееся, застывшее, шершавое, оплетенное мною, обильное наслаждение, каталепсия моей радости!

У нее есть руки, которые охватывают книги своими медовыми хрящами. У нее есть груди из сырого мяса, такие маленькие, чей прижим сводит с ума; у нее есть груди в лабиринте нити. У нее есть и мысль — только обо мне, вкрадчивая, изворотливая мысль, которая будто сматывается с кокона. У нее есть душа.

В ее мысли я — бегущая игла, а получает иглу и принимает ее душа, и мне в моей игле лучше, чем остальным в постели, ибо у себя в постели я разматываю мысль с иголкой в изгибах ее спящего кокона.

Ведь именно к ней я возвращаюсь по нити этой любви без пределов, этой повсеместно общеизвестной любви. И она подталкивает мне в руки кратеры, толкает туда лабиринты грудей, толкает взрывчатые страсти, которые моя жизнь отыграла у моего сна.

Но в каких же трансах, в каких судорогах, в каких последовательных скольжениях приходит он к идее наслаждения духа. Дело в том, что он, Абеляр, в этот миг наслаждается в духе. Он вовсю так наслаждается. Он не думает больше ни о правом, ни о левом. Он там. Все, что происходит в нем, — для него. И в нем в этот миг кое-что происходит. Кое-что, что избавляет его от поисков самого себя. Это очень важный пункт. Ему не надо больше стабилизировать свои атомы. Они веселятся сами по себе, они наслаиваются на одну точку. Весь его дух свелся к последовательности подъемов и спусков, но всегда с некоторым спуском в середине. Есть у него кое-что…

Уже в двадцать первом веке канадская поэтесса Энн Карсон написала стихотворение посвященное Абеляру и Элоизе (сборик «Decreation», 2005 г.), а итальянец Дарио Фо опубликовал роман «Элоиза» («Eloisa», 2007 г.).

Дарио Фо. Абеляр и Элоиза.

Дарио Фо. Абеляр и Элоиза.

Не менее обширна и сценическая история этого сюжета.

17 октября 1872 года в Париже состоялась премьера комической оперы в трех действиях «Элоиза и Абеляр» («Heloise et Abelard») написанной композитором Анри Шарлем Литольфом на либретто Луи-Франсуа Клервилля и Вильяма Бертрана Бюснаха.

аж2127В 1926 году американская танцовщица и хореограф Марта Грэм в нью-йоркском «Klaw Theatre» показала концертный номер «Элоиза Абеляру» («Heloise to Abelard»), музыкальной основой которого послужила средневековая французская музыка. Грэм заявлявшая, что она «не хочет быть ни деревом, ни цветком, ни волной», в своих танцах отказывалась от стандартного взгляда на женственность и стремилась к тому, чтобы сделать свои персонажи безличными, условно-формальными, сильными и даже маскулинными. В теле танцора, по мнению Грэм, зрители должны видеть человека вообще — дисциплинированного, способного к высокой концентрации, сильного. Своей трактовкой образа Элоизы Грэм ломала стереотип женщины как слабого существа.

аж2158В 1947 году в парижском театре «Mathurins» был поставлен спектакль по пьесе в трех действиях французского драматурга Роже Вайяна «Абеляр и Элоиза» («Héloise et Abélard»). Режиссер Жан Марша, художник — Пьер Сулаж, композитор Жан Винер. В ролях: Жана Холт (Элоиза), Жан Серве (Абеляр), Жан Марша (Фульберт).

Десять лет спустя в 1967 году в Оттаве издательство «Le Cercle du Livre de France» опубликовало трагедию в пяти действиях Эдмонда Робилларда «Единорог» (L’Unicorne) в которой автор трактует историю Абеляра и Элоизы с позиций современного католицизма.

А в 1969 году американский композитор Норман Делло Джойо написал балет «Abelard and Heloise, etc».

Постановка Рональдом Милларом по собственной пьесе спектакля «Абеляр и Элоиза» (Abelard and Heloise) в лондонском «Театре Виндхэма» (Wyndham’s Theatre) в 1970 году стала своего рода «сенсацией», поскольку в этом спектакле исполнительница роли Элоизы Диана Ригг появлялась на сцене обнаженной. Спектакль вызвал в Великобритании довольно жесткую критику, что не помешало Миллару в 1971 году повторить спектакль в США в бродвейском театре «Brooks Atkinson» в том же актерском составе. Американцы встретили голую Элоизу с восторгом и наградили Диану Ригг премией «Tony» за лучшую женскую роль.

Диана Ригг в роли Элоизы.

Диана Ригг в роли Элоизы.

В 1972 году канадский композитор Уилсон Чарльз Миллс по заказу «Canadian Opera Company» написал оперу в трех действиях «Элоиза и Абеляр» («Heloise and Abelard»). Опера была поставлена в 1973 году к двадцатипятилетнему юбилею коллектива.

Стратфордский шекспировский театральный фестиваль (Канада)  1974 год.  Сцена из спектакля  «Элоиза и Абеляр».

Стратфордский шекспировский театральный фестиваль (Канада)
1974 год.
Сцена из спектакля «Элоиза и Абеляр».

В 1978 году в «Театре Ганса Отто» (Hans-Otto-Theater) в Потсдаме состоялась премьера трагедии Стефана Шютца «Элоиза и Абеляр» («Heloisa und Abaelard»). Пьеса весьма далека от историзма – это скорее пьеса-метафора, пьеса-модель в традициях Брехта и Хайнера Мюллера.

 Cтефан Шютц

  Элоиза и Абеляр

КАРТИНА ТРЕТЬЯ

перевод Э. В. Венгеровой

(Фрагмент)

Гостиная в доме каноника Фульбера

АБЕЛЯР Сядь, Элоиза. Я буду твоим учителем.

ЭЛОИЗА Я готова, наставляйте меня и спрашивайте.

АБЕЛЯР Горшечник, который с большим трудом обрабатывает мягкую глину, делает разные сосуды для наших нужд. Из одной и той же глины он лепит сосуды для вещей чистых и нечистых. Но для чего именно должен быть использован тот или иной сосуд, решает горшечник.

ЭЛОИЗА И если он из той же глины сотворит себе кумира, значит, жалкое у него ремесло. Ведь сам он лишь недавно был сотворен из глины, из земли. И в землю ляжет, когда душа его покинет.

АБЕЛЯР Но все-таки: каким мерилом пользуется горшечник, когда выбирает чистоту и когда идет против Бога.

ЭЛОИЗА Слово Божье вечно и неизменно.

АБЕЛЯР Но Библия написана человеческой рукой.

ЭЛОИЗА Если молишься, не усомнись.

АБЕЛЯР На юге Франции жил один горшечник, знаменитый своей мудростью и мастерством. Жил он праведно, почти отшельником, слово Божье захватило его целиком. Чтобы не участвовать в злодеяниях этого мира, он делал кувшины для чистой воды. По форме и весу были они священными, и каждый в стране пожелал владеть таким кувшином. Горшечник чувствовал, что благословен свыше, и продавал свои изделия всем жаждущим: королям и нищим, купцам и калекам, крестьянам и умирающим. Пришел день, когда горшечник понял, что осталось ему жить не больше года. И захотелось ему посмотреть, как Франция утоляет жажду из божественных кувшинов его работы. Он оставляет свою мастерскую и отправляется в долгое путешествие. А когда возвращается, разбивает все, что осталось у него в мастерской, и умирает, не дожив до конца года.

ЭЛОИЗА Смерть приходит, если человек теряет надежду, не зная, откуда ждать помощи.

АБЕЛЯР Король сцеживал в его кувшин кровь своих врагов, Монахи хлестали из него вино, хоть и проповедовали воздержание. Горожане превратили священный кувшин в копилку для своих обожаемых денег. Нищие собирали в него милостыню. Крестьяне закапывали его в землю, чтобы спасти свое добро во время очередной войны. Никто не использовал кувшин для того, для чего создавал его горшечник. Как тут не впасть в отчаяние.

ЭЛОИЗА «Я развею твои злодеяния, народ, как тучу, и грехи твои как туман. Обратись ко Мне, ибо я твой Избавитель».

АБЕЛЯР Каждый кому не лень, толкует Библию в свою пользу.

ЭЛОИЗА Это слабость моего отца? Или вы меня испытываете?

АБЕЛЯР подходит к двери и выглядывает наружу Я не испытываю тебя. И не имею в виду слабость твоего отца, который понимает меня по-своему. Дайте мне сказать, Элоиза. Я не случайно оказался в вашем доме. Мне хотелось быть рядом с вами, и потому я как бы нечаянно встретил вашего отца в одном питейном заведении. Друзья расхваливали меня до небес как самого набожного ученого церкви. Ваш отец попался на эту удочку, подсел к нашему столу и без лишних разговоров попросил меня быть вашим наставником. И вот я здесь.

ЭЛОИЗА Вы притворились, господин Абеляр. Эта ложь смущает меня.

В 1983 году в ЮАР балетмейстер Вероника Паупер поставила в театре «Cape Town City Ballet» одноактный балет Дэвида Эрла «Абеляр и Элоиза» («Abelard and Heloise»).

Cape Town City Ballet. Сцена из балета «Абеляр и Элоиза».

Cape Town City Ballet. Сцена из балета «Абеляр и Элоиза».

В 1986 году на Авиньонском фестивале был представлен спектакль по пьесе Дидье Безака «Элоиза и Абеляр, тихие дни в Шампани» (Héloïse et Abélard, Jours tranquilles en Champagne) в постановке автора и режиссера Жана-Луи Бенуа.

В 1997 году театр «The Australian Opera» осуществил постановку музыкальной драмы в двух действиях «Абеляр и Элоиза» («Abelard and Heloise» композитора Росса Фиддеса  на либретто Пола Кавана. Роль Абеляра исполнил Стивен Уэллер, а Элоизы — Сью Карсон.

Сцена из спектакля «Абеляр и Элоиза» театра «The Australian Opera».  Абеляр - Стивен Уэллер,  Элоиза - Сью Карсон.

Сцена из спектакля «Абеляр и Элоиза» театра «The Australian Opera».
Абеляр — Стивен Уэллер, Элоиза — Сью Карсон.

В том же году состоялась премьера мюзикла Энрико Гарцилли «Ярость Сердца» («Rage of the Heart») также основанного на истории Абеляра и Элоизы.

аж2215

Энрико Гарцилли.

Из мюзикла «Ярость Сердца».

Teach Me To Sing

Heloise:

Teach me

Teach me to sing

Show me the key

To play my truth

Teach me to dance

From earth to sky

Teach me to fly

As high as you


Choir
:

Teach me

 

Heloise:
Teach me

 

Choir :

Teach me to sing

 

Heloise:

Teach me to sing

 

Choir:

Show me the key

 

Heloise:

The key to play my truth

 

Choir & Heloise:

Teach me to fly

As high as you

Teach me to sing

 

Heloise:
My whole life through

Choir:
Abelard, Abelard, Abelard!

В октябре того же года в Марселе состоялась премьера спектакля «Элоиза и Абеляр» (Héloïse et Abélard) театральной компании «D.I.T.» в постановке  драматурга и режиссера Алена Комба.

В 2001 году во Франции драматург и режиссер Жан-Пьер Мюллер поставил в театре «Черный тополь» (Peuplier noir) спектакль по своей пьесе «Кубок любви Элоизы и Абеляра» («La coupt d’amour d’HÉLOÏSE et d’ABÉLARD»). Главные роли исполнили: Абеляр — Жан-Пьер Мюллер, Элоиза — Фредерика Мюллер.

Сцена из спектакля парижского «Théàtre musical du Châtelet» «Элоиза и Абеляр». Май 2001 г.

Сцена из спектакля парижского «Théàtre musical du Châtelet» «Элоиза и Абеляр». Май 2001 г.

В 2002 году в монреальском театре «Saint-Denis» прошла премьера мюзикла «Элоиза и Абеляр» («Héloïse et Abélard») Пьера Дюшена и Клэр Скиннер на стихи Марка Шабо.

В 2004 году на Авиньонском фестивал была показана инсценировка романа Кристиана Зингера «Любовь между небом и плотью». В этом моноспектакле актриса Микеле Мартин рассказывала легендарную историю от имени Элоизы. Спектакль пользовался большой популярностью и возможно, поэтому в том же ключе, позднее появилось еще несколько постановок по этому роману, в частности в парижских театрах «Petit Gymnase» (2006-2007 гг.), «L’Aire Falguière» (2010 г.) и «Théâtre du Lucernaire» (2011 г.), а также в бельгийском театре «Clarencière».

Сцена из спектакля театра «Clarencière» «Любовь между небом и плотью».

Сцена из спектакля театра «Clarencière» «Любовь между небом и плотью».

27 августа 2006 года в лондонском театре «Глобус» прошла премьера спектакля в двух действиях по пьесе английского драматурга Говарда Джона Брентона «В крайнем случае: История Абеляра и Элоизы» («In Extremis: The Story of Abelard & Heloise») в постановке режиссера Джона Даву (художник-постановщик Майкл Тейлор, композитор Уильям Лайонс, хореография Сиан Уильямс). В главных ролях Абеляр — Оливер Бут, Элоиза — Салли Бреттон. В своей пьесе Говард Брентон напоминает, что его герои были не только трагическими любовниками —  они были философами обогнавшими свое время.

Сцена из спектакля «В крайнем случае: История Абеляра и Элоизы» в лондонском театре «Глобус».

Сцена из спектакля «В крайнем случае: История Абеляра и Элоизы» в лондонском театре «Глобус».

Сцена из спектакля «В крайнем случае: История Абеляра и Элоизы» в лондонском театре «Глобус».

Сцена из спектакля «В крайнем случае: История Абеляра и Элоизы» в лондонском театре «Глобус».

Сцена из спектакля «В крайнем случае: История Абеляра и Элоизы» в лондонском театре «Глобус».

Сцена из спектакля «В крайнем случае: История Абеляра и Элоизы» в лондонском театре «Глобус».

В том же году в парижском театре» «l’Espal au Mans» режиссер и балетмейстер Доминик Буаве осуществил постановку пластического спектакля «Божественная благость» («Bonté divine») в основе которого история любви Абеляра и Элоизы. В одном из интервью режиссер так характеризовал свой спектакль: «Мы подходим к истории Абеляра и Элоизы, как к средневековому символу, архетипу захватывающей и страстной любви, соединяющей светский мир духовности и плотскую любовь с божественной преданностью, верностью, жертвой, верой, самоотречением».

Оперы на сюжет истории Элоизы и Абеляра написали английской композитор Томас Хью Иствуд — «Элоиза и Абеляр» («Héloise and Abelard», 1962 г.),  американский композитор — Роберт Уорд «Абеляр и Элоиза» («Abelard and Heloise», либретто Яна Хартмана, 1982 г.), американский композитор Антон Вольф – «Элоиза и Абеляр» («Héloise and Abelard», либретто Пауля В. Хейла, 1984 г.), американский композитор Стивен Паулюс – «Элоиза и Абеляр» («Heloise and Abelard», либретто Франка Корсаро, 2002 г.).

Мари Лаберже в роли Элоизы

Мари Лаберже в роли Элоизы.

В 2009 году в России прозвучала драматическая картина для сопрано, скрипки и фортепиано «Письмо Элоизы Абеляру» Валерии Свешниковой.

Пьер Беттенкорт. Элоиза и Абеляр.

Пьер Беттенкорт. Элоиза и Абеляр.

Следует отметить, что многие современные исполнители обращаются к стихам и музыке Абеляра. Например «Ансамбль старинной музыки» Аугсбурга («Musik Frühe Аугсбург») исполняет собственную версию «O quanta qualia». Другой немецкий коллектив – «Студия старинной музыки» («Studio der frühen Musik») под руководством американского лютниста Томаса Бинкли в 1974 году записал альбом произведений Абеляра. А в 1996 году такой же альбом записал ансамбль старинной музыки «Sequentia» из Кельна под руководством Барбары Торнтон. Год спустя в 1997 году опять-таки  в Германии дирижёр Конрад Руланд записал альбом произведений Абеляра с хором из Мюнхена «Капелла Антиква» («Capella Antiqua»). Обращались к творчеству Абеляра и, французский вокальный ансамбль «Венанций Фортунат» («Venance Fortunat») под руководством Анн-Мари Дешам (1986 г.), английский коллектив «Григорианская школа Кэмбриджа» («Schola gregoriana of Cambridge») под руководством Марии Берри (1994 г.), американский вокальный ансамбль «Театр голоса» («Theatre of voices») из Лос-Анджелеса под руководством Пола Хиллера (1998 г.).

аж2241

аж2240Абеляр и Элоиза ввесьма часто упоминаются и в популярной музыке.

Уже в сборнике французских популярных песен, опубликованном в 1867 году, целый ряд песен был посвящен истории Элоизы и Абеляра. А в иллюстрированном сборнике французских популярных песен опубликованом в 1890 году таких песен тринадцать.

В репертуаре французской певицы и актрисы кабаре Прекрасной эпохи Иветты Гильбер была песня ««Héloïse et Abélard» («Абеляр и Элоиза») Леона  Ксанрофа.

Эта тема получила продолжение в песнях Жоржа Брассенса — «Très sage Héloïse» (1953 г.), дуэта «Фландерс и Сванн» — «At the Drop of Another Hat», 1963 г.), британской фолк-группы «Third Ear Band» — «Abelard and Heloise», Джани Эспозито — «Le corps est Abélard» (1972 г.), Mannick — «Héloïse et Abélard» (1983 г.), Френсиса Блэка — «Heloise», Ричарда Шинделла — «Nora», A Fine Frenzy (Элисон Судол) — «The World Without», Клэр Пеллетье — «Mon Abélard mon Pierre» (2002 г.), Алексис HK — «Abélard» (2010 г.).

Слова и музыка Клэр Пеллетье.

Mon Abélard mon Pierre.

 

Nous vivons deux du même amour

Des mots des livres et de la vie

Et nous parlions le même discours

Des yeux des mains du cœur aussi


De ma chambre on voyait la terre

Les hommes le monde on étudiait

Ma chambre était notre univers

Et nos pensées elles s’enlaçaient


Mais qu’ont-ils fait de nous

Mon Abélard mon Pierre

Mais qu’ont-ils fait de nous

Un amour triste et des prières


T’était mon clerc et mon espoir

J’étais ton âme femme de savoir

T’aimais ma plume dans ta bouche

J’aimais tes mains sur ma couche


Les gloires de la philosophie

Sont lettres mortes et déchirures

L’oncle Fulbert nous a surpris

De nous ne restent que des blessures


Mais qu’ont-ils fait de nous

Mon Abélard mon Pierre

Mais qu’ont-ils fait de nous

Un amour triste en monastère


J’ai eu beau fuir jusqu’en Bretagne

Pour mettre au monde notre garçon

Partout le malheur et la hargne

De notre amour ont eu raison


De toi me restent quelques chansons

L’écho lointain de tes leçons

Et si l’amour n’a pas d’âge

Ce n’est pas au Moyen Âge

 

Mais qu’ont-ils fait de nous

Mon Abélard mon Pierre

Mais qu’ont-ils fait de nous

Un amour triste seul sur la terre

Канадо-американская певица иранского происхождения Азам Али исполняет песню «O Quanta Qualia» на слова Пьер Абеляр. В альбоме британской группы «Seventh Angel» «The Dust of Years» целый ряд песен («Exordium», «Weep Not for Us», «Abeland and Heloise», «Lamentations») основан на переписке Абеляра и Элоизы.

аж2242Героев песни испанского певца Хоакина Сабина «Pájaros de Portugal» зовут Абеляр и Элоиза.

Благополучие всегда делает глупцов надменными, а беззаботное мирное житье ослабляет силу духа и легко направляет его к плотским соблазнам.Пьер Абеляр.

На киноэкране история Абеляра и Элоизы впервые получила свое отражение в фильме «Женщина» («Woman») снятом на студии «Paramount Pictures» французским режиссером Морисом Турнёром в 1918 году. Картина представляла собой серию сюжетов повествующих об изменениях в положении женщин в мире, на примерах Адама и Евы, Мессалины и Клавдия, Абеляра и Элоизы… В роли Абеляра снялся Эскамильо Фернандес, а Элоизы — Диана Аллен.

аж2331После длительного перерыва в 1965 году Баварская радиовещательная компания «Bayerischer Rundfunk-ORF-SRG» представила телезрителям телефильм «Абеляр и Элоиза» («Abelard und Heloïse») в котором главные роли исполнили Петер Люр и Агнес Финд.

По всей видимости, сюжет пришелся баварцам по вкусу, потому что в 1970 году здесь же вышел телефильм «Абеляр» («Abaelard») снятый на студии «Barbara Moorse Workshop». Главные роли в этой экспериментальной картине снятой в современных декорациях исполнили актеры Луи Уолдон и Филиппа Стьернсвард.

В 1973 году режиссер Жак Требута снял для «Управления Французского радио и телевидения» (ORTF) телефильм «Элоиза и Абеляр» («Héloïse et Abélard») по роману Режин Перну (в роли Элоизы — Людмила Микаэль, Абеляра — Пьер Ванек).

Кадр из телефильма «Элоиза и Абеляр» режиссера Жака Требута. 1973 г.

Кадр из телефильма «Элоиза и Абеляр» режиссера Жака Требута. 1973 г.

Но наибольшую известность получила картина режиссера Клайва Доннера «Похищенный рай» («Stealing Heaven») снятая им в Югославии в 1988 году по роману Марион Мид. Главные роли в этом фильме сыграли Дерек де Линт (Абеляр) и Ким Томсон (Элоиза).

Кадр из фильма «Похищенный рай». Ким Томсон в роли Элоизы.

Кадр из фильма «Похищенный рай». Ким Томсон в роли Элоизы.

Кадр из фильма «Похищенный рай». Дерек де Линт в роли Абеляра.

Кадр из фильма «Похищенный рай». Дерек де Линт в роли Абеляра.

В 1990 году в СССР на Литовском телевидении режиссером Юозасом Явайтисом был снят телеспектакль «Элоиза и Абеляр» («Eloiza Ir Abelardas») по пьесе Костаса Остраускаса. Сюжетная линия спектакля переплетается в разных временах, иногда действие происходит здесь и сейчас, иногда события показаны словно со стороны, через призму прошедшего времени.

Кадр из фильма «Элоиза и Абеляр» режиссера Юозаса Явайтиса. 1990 г.

Кадр из фильма «Элоиза и Абеляр» режиссера Юозаса Явайтиса. 1990 г.

В 1995 году во Франции режиссер Франсуа Годушо снял короткометражный фильм «Абеляр» («Abélard»).

А в 2013 году режиссер Александр Столяров – документальный фильм «Больше, чем любовь. Пьер Абеляр и Элоиза Фульбер».

Мы также находим в целом ряде кинофильмов упоминания об Абеляре и Элоизе как, например, в фильме «Милые кости» (2009 г.) героиня которого Сьюзи Салмон ссылается на историю Абеляра и Элоизы, называя ее самой трагической историей любви всех времен. А в американском телесериале «Клан Сопрано» Абеляр и Элоиза упоминаются несколько раз.

Ведь благо заключается в том даже, чтобы никто не действовал во благо, если то, что он делает, не соответствует ни одному Божьему завету. Пьер Абеляр.

Пожалуй, в европейском средневековье больше нет ни одной фигуры, которая бы так прочно вошла в современную культуру как Пьер Абеляр, ставший научной и литературной легендой. А история любви Абеляра и Элоизы, по сей день вызывающая споры и зачастую диаметрально противоположные оценки, на протяжении веков не оставляя равнодушными любителей романтических историй.

 

При перепечатке данной статьи или ее цитировании ссылка на первоисточник обязательна: Копирайт © 2016 Вячеслав Карп — Зеркало сцены.

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.