АВИАН, ФЛАВИЙ

Флавий Авиан (Flavius Avianus) — латинский баснописец IV- V в. н. э.

Биографические данные о нем отсутствую, неизвестны даже годы его рождения и смерти.

Рукопись басен Авиана X века.

Рукопись басен Авиана X века.

Флавий Авиан известен лишь как автор сборника сорока двух басен, написанных элегическим дистихом, с прозаическим предисловием, обращенным к искушенному ценителю риторики и поэзии некоему Феодосию (возможно, к Макробию Амвросию Феодосию).

Флавий Авиан.

Собака, не желавшая лаять.

Перевод М. Л. Гаспарова

Те, чья душа от рожденья дурна, не могут поверить,

Что заслужили они кары, постигшие их.

Некий пес не страшил прохожих заранее лаем

Или оскалом зубов между раздвинутых губ –

Он, подгибая свой хвост, трепещущий робкою дрожью,

Тайно бросался на них, дерзким впиваясь клыком.

Чтоб не вводило в обман напускное смиренье, хозяин

Этому псу привязать к шее решил бубенец.

Дикую глотку ему он украсил звенящею медью,

Чье колебанье могло знаком людей остеречь.

Пес, возомнив, что ноша такая дается в награду,

Стал на подобных себе чванно смотреть свысока.

Тут подошел к гордецу старейший из низкого рода,

Свой обращая к нему увещевающий глас:

«О, какое тебя ослепило безумье, несчастный,

Сей почитающий дар данью заслугам своим?

Нет, то не доблесть твоя, красуется в медном уборе –

Это свидетель звучит, злой обличающий нрав!»

Басни представляют собой стихотворную переработку прозаического латинского перевода сделанного в III в. Юлием Тицианом басен Валерия Бабрия (Valerius Babrius) — древнегреческого поэта-баснописеца италийского происхождения, жившего во II веке нашей эры на востоке Римской империи предположительно на территории Сирии.

Флавий Авиан.

Ворона и ваза.

Перевод М. Л. Гаспарова

Кто не сладил силою — хитростью получит

Все, чего захочется: так нас басня учит,

Где ворона умная, если жажда мучит,

Набросавши камешков, в вазе воду вспучит.

В средние века басни Авиана пользовались популярностью в Европе и были предметом многочисленных переделок и подражаний вплоть до XV века. Ему не только подражали, но и пересказывали в прозе, комментировали, добавляя к сборнику новые произведения. Отдельное хождение независимое от самих басен имели сборники моралистических вступлений и заключений к басням Авиана.

Флавий Авиан.

Два сосуда.

Перевод М. Л. Гаспарова

Берег речной подточив, два сосуда похитила влага

И по теченью реки быстрым потоком несла.

Не одинаковы были они естеством и искусством:

 Отлит из меди один, леплен из глины другой.

Крепкий сосуд и хрупкий сосуд в несогласном движенье

Зыбкий мерили путь вольно мятущихся струй.

Медная чаша отнюдь скудельной разбить не желала

 И от нее поклялась на расстоянии плыть.

Та, однако, боясь, что тяжкое легкому вредно

И что не может, кто мал, верить тому, кто сильней,

«Хоть и несут, — говорит, — твои мне слова ободренье,

Но не могу я стряхнуть страха с тревожной души

- Ибо меня ли к тебе прилелеют, тебя ли ко мне ли Струи,

- равно мне страшна та и другая беда».

Print Friendly

Коментарии (0)

› Комментов пока нет.

Добавить комментарий

Pingbacks (0)

› No pingbacks yet.